RefMag.ru - работы по оценке: аттестационная, вкр, диплом, курсовая, тест, контрольная, практикум

Помощь в решении тестов, практикумов, курсовых, аттестационных

Заказ курсовых, контрольных, дипломных работ

Сроки выполнения работ

Цены и оплата

Новости сайта

Полезные статьи

Популярные разделы:

Готовые работы:

- Антикризисное управление

- Аудит

- Бизнес планирование

- Бухгалтерский учет

- Деньги, кредит, банки

- Инвестиции

- Логистика

- Макроэкономика

- Маркетинг и реклама

- Математика

- Менеджмент

- Микроэкономика

- Налоги и налогообложение

- Рынок ценных бумаг

- Статистика

- Страхование

- Управление рисками

- Финансовый анализ

- Внутрифирменное планирование

- Финансы и кредит

- Экономика предприятия

- Экономическая теория

- Финансовый менеджмент

- Лизинг

- Краткосрочная финансовая политика

- Долгосрочная финансовая политика

- Финансовое планирование

- Бюджетирование

- Экономический анализ

- Экономическое прогнозирование

- Банковское дело

- Финансовая среда и предпринимательские риски

- Финансы предприятий (организаций)

- Ценообразование

- Управление качеством

- Калькулирование себестоимости

- Эконометрика

- Стратегический менеджмент

- Бухгалтерская отчетность

- Экономическая оценка инвестиций

- Инвестиционная стратегия

- Теория организации

- Библиотека








Поиск на сайте:

Заказать аналогичную работу автору? Краткое резюме: Сергей, 36 лет, Образование Высшее, профессиональный опыт выполнения студенческих работ на заказ - 10 лет, за это время было выполнено: 355 дипломных работ, 582 курсовые, 276 рефератов, 1030 контрольных. Помощь в решении тестов on-line на www.e-education.ru. тел. +7(495)795-74-78, admin@refmag.ru, .
группа Вконтакте: http://vk.com/refmag_ru

Здесь можно заказать подготовку теста, практикума, контрольной, реферата, курсовой, дипломной аттестационной работы:

Готовая работа.

История финансовой мысли в России

2003 г.

Похожие работы на тему "Курсовая История финансовой мысли в России":

Другие работы:

Год написания: 2003 г.

Содержание


Введение 3

1. Генезис финансовой науки с от истоков и до эпохи экономических преобразований 5

2. Этапы развития финансовой системы 33

3. Финансовая мысль в эпоху рыночных преобразований 42

Заключение 48

Список литературы 50

Введение

Нестабильность финансовой системы Российской Федерации и ее негативные последствия красноречиво свидетельствуют о значимости финансовых проблем в жизни государства и каждого его гражданина. В этой ситуации наглядно проступает неадекватный рыночному образу мышления уровень финансового образования и культуры.

Важность этого вопроса отмечалась финансовой наукой еще на рубеже ХIХ-ХХ вв. Немецкий экономист К. Эеберг писал: «Финансовая наука есть область знания, заслуживающая внимательного изучения частью вследствие теоретической важности этого учения для общего образования, частью вследствие широкого применения его к практике. Особенно важное значение имеет она для всех тех, кто прямо — как чиновник или член совещательных и законодательных учреждений — или косвенно — посредством своего права голосования, посредством права собрания или петиций или посредством прессы - может приобрести влияние на общественную жизнь».

Развивая мысль К. Эеберга, скажем, что знание основ финансовой науки поможет рядовому гражданину формировать давно забытое, но столь необходимое в современной России налогопослушание, понимание того, что налоги — основа благосостояния государства.

Изучение русской финансовой литературы позволяет сделать вывод, что в дореволюционной России финансовая наука развивалась на уровне мировой, и на ее рекомендациях строилась финансовая политика СССР вплоть до финансовой реформы 30-х гг. В России хорошо понимали необходимость финансового образования. В университетах читался курс финансовой науки, библиотеки располагали необходимой отечественной и зарубежной литературой. Профессор И. И. Янжул считал финансовые знания важнейшей компонентой образования. Он писал:

«...большее или меньшее знакомство с финансовой наукой составляет повсюду безусловную необходимость для каждого образованного чело-

Сложности финансового образования современных россиян обусловлены тем, что традиции финансовой культуры были полностью уничтожены практикой общественного хозяйства вместе с финансовой наукой, получившей ярлык «буржуазной». Финансовая реформа 1930-32 гг. отрезала на длительное время советскую науку от мировой и дореволюционной отечественной. Восполнить проблемы финансового образования в Российской Федерации невозможно без знания исторических аспектов развития мировой и отечественной финансовой науки и практики.

В современной России трудности финансовой стабилизации во многом связаны с отсутствием фундаментальных исследований этих проблем: «предложений о принципиально иной налоговой системе, соответствующей нынешней фазе, практически нет, так как нет серьезной теоретической основы. Фактически 30 лет этой проблемой всерьез никто не занимался. Не было потребности: общество законодательно провозгласило построение первого в мире государства без налогов».

Задачи реформирования российской финансовой системы возвращают нас к необходимости теоретических построений. Профессор Колумбийского университета Э. Селигман писал в 1908 г.: «Главная задача экономики — объяснить нам то, что есть. Если все общество, однако результат эволюции, то мы можем понять то, что есть, только зная, что было. Исследование социальных тенденций вводит вопрос о том, что должно быть».

Это методологический ключ к исследованию современных финансовых проблем, что и определяет актуальность исторического аспекта изучения финансовых проблем.

1. Генезис финансовой науки с от истоков и до эпохи экономических преобразований

Источники по отечественной финансовой науке стали библиографической редкостью. В советское время финансовой науке России не уделяли должного внимания. Первым русским автором сочинения в области финансов был Иван Семенович Пересветов, живший при Иване Грозном. Он выступал за увеличение доходов казны с целью усиления военной мощи государства, за централизацию ресурсов государства и сокращение расходов на систему наместничества, за отмену института монастырей.

С XVII века до нас дошли работы Юрия Крижанича и Григория Котошихина.

Юрий Крижанич свои взгляды на совершенствование финансовой системы России изложил в ряде работ, главной из которых является „Разговоры об владетельству" (более известное название этой работы „Политика"). Крижанич в своей работе широко пользуется рассуждениями и высказываниями европейских авторов по экономическим и финансовым вопросам и привязывает их к потребностям России. Основное внимание он обращает на различные способы обогащения государства, которые делит на две группы — правильные и неправильные способы обогащения. При этом он подчеркивает, что все эти способы давно известны в мире и новых придумать нельзя.

Уже в самом этом делении просматривается прогрессивность взглядов Крижанича — к нечестным, несправедливым способам обогащения государства он относит доходы от кабаков, от порчи монеты, от репрессии при взимании недоимок („выдирание нещадно"), от государственных монополий. Он разъясняет вред каждой из перечисленных мер, критикует основы доходной системы современной ему России. Крижанич предлагает для обогащения государства развивать земледелие, ремесла, государственное хозяйство. Если народ будет беден, государство не может быть богатым. Увеличение доходов казны за счет обеднения населения приводит, по Крижаничу, в конечном итоге к обеднению государства. Прогрессивны и идеи Крижанича о необходимости сокращения числа государственных служащих (при одновременном увеличении им зарплаты).

Сочинение Григория Котошихина (он же Иван Карпович Кошихин) „О России в царствование Алексея Михайловича", написанное в 1664 году, стало известно почти двести лет спустя. В нем содержится большой фактический материал о России середины XVII века. Практически это единственная работа такого рода, многократно использованная более поздними авторами.

Наиболее крупным теоретиком финансов начала XVIII века был Иван Тихонович Посошков. Основная его работа „Книга о скудости и богатстве" написана им в 72-летнем возрасте. В ней обобщены идеи, высказанные в более ранних сочинениях. Девятая глава работы называется „О царском интересе" — посвящена она финансовым проблемам. В предисловии к „Книге..." Посошков пишет, что „верный его величества раб" должен печься не только о собранных богатствах казны, но и о несобранных, „и о всенародном обогащении подобает пещися без уятия усердия, дабы и они даром и напрасно ничего не тратили". Посошков считает, что если „великий наш монарх Петр Алексеевич... вся нижеписанная моего мнения предложения в бытие произвести велят, то, я чаю, и без прибавочных поборов преизлишне царская сокровища наполнится" при одновременном сокращении „со крестьян поборов".

Предложения Посошкова в области финансов сводятся к следующему.

1. При взимании недоимок надо не разорять неплательщика (главным образом речь идет о купечестве), а взять с него письменное обязательство о сроках платежа. Если при этом недоимщик попросит отсрочку, то надо ее дать, взимая с него дополнительный процент.

2. Расходы по содержанию судебных органов надо исключить из расходов казны.

Идея Посошкова заключается в установлении твердых тарифов за ведение дел и в запрещении всяких других поборов и принятия гостинцев. Он предусматривает штраф с того, кто берет сверх тарифа, и с того, кто дает. Штрафы эти должны поступать в казну государства.

3. Установить льготные взимания пошлин для русских купцов и, наоборот, высокие пошлины и низкие цены на привозные товары, чтобы поощрять развитие промышленности и производство товаров на Руси. Посошков приводит перечень товаров, которые надо запретить покупать населению (парча, шелк и т.д.). Для поддержания купечества надо развивать взаимный кредит, а при нехватке средств „из царские бы зборные казны из ратуши давали им по проценту на промысл, смотря по промыслу ево, дабы никто промышленный человек во убожество великое от какова своего упадку не входил".

4. Царские поборы с крестьян подлежит брать с количества обрабатываемой земли в удобное для крестьян время **. „По здравому разсуждению надлежит крестьянскому двору положить рассмотрение не по воротам, не по дымам избным, но по владению земли и по засеву на том ево владенье".

5. Крестьяне должны платить налоги по единому тарифу. Объектом обложения должна быть десятина, в которой 80 сажен в длину и 40 — в поперечнике. С такой десятины пахотной земли налог должен взиматься в размере 8 копеек в год, с сенокосов — 6, с леса — 4, с болот — 2 копейки *. Это даст казне тысяч по сто с каждой губернии.

6. Своя система тарифов предложена и для городской местности (кроме церковных дворов) — полушка (четверть копейки) или полполушки с каждой сажени дворовых земель и копейка с десятины сажен огородов и садов.

Общая сумма „земляного сбора", по подсчетам Посошкова, даст казне „миллионный" сбор.

Посошков указывает, что сбор средств в казну не должен разорять царства, никто не должен быть обижен. Собранное надо хранить от порчи и хищения. Это касается и хлеба, собираемого для армии, и корабельного леса, который гибнет и в Петербурге, и на Ладоге, и в других местах.

На сокращение государственных расходов направлено предложение об установлении заданий на работу, т.е. платить не просто жалованье, а требовать за него выполнение определенного объема работ. Этот порядок надо установить „не только во одних черных работах..., но и в художных делах, как в русских, так и в иноземных".

Посошков предлагает заменить соляную монополию установлением пошлины в местах добычи соли в размере гривны с пуда, считая, что это снизит цену на соль и она станет доступной бедным слоям, а доход казны от этого не уменьшится, поскольку сократятся расходы на сбор соляного дохода.

Вывозные пошлины для иноземных купцов должны быть установлены по каждому товару — 10 рублей с дерева, 3 рубля с берковца пеньки и льна, 4 рубля с берковца смолы и сала и т.д.

Для увеличения питейных сборов Посошков предлагает поручать их не случайным людям, а проворным и исправным, за которых поручится население. Цена на питье должна быть одна повсеместно, и питье должно быть одного качества. Кроме годового оклада сборщикам должна быть установлена премия за дополнительные доходы (гривна с рубля). Запрещение помещикам производить и продавать вина принесет казне около 400 тысяч рублей в год.

Государству принесет большую прибыль, говорит Посошков, организация краткосрочного кредита („А буде кто похочет на перехватку для покупки товара на месяц иль два или на три") из расчета 1 рубль со 100 рублей в месяц (т.е. около 12% годовых). Прибыль от таких операций должна направляться на расширение краткосрочного кредита.

О практическом внедрении тех или иных идей Посошкова нет подтвержденных данных, однако много мероприятий Петра I и его помощников буквально соответствует идеям Посошкова. Так, Посошков обосновывает необходимость ограничить численность армии 60 тысячами, исчисляя стоимость ее содержания в 3 миллиона рублей с лишним. Эти расчеты Посошкова приведены в сочинении „О ратном подвиге" в 1700 году, а в 1704 году численность действующей армии достигла 60 тысяч, военные расходы — 2,7 миллиона рублей.

Интересны и другие совпадения. В „Доношении о Книге о скудости и богатстве" Посошков обещал, что внедрение его предложений обеспечит казне 3 миллиона рублей в год, когда эти предложения устоятся, то 6, а позднее и 9 миллионов рублей. Действительно, доходы казны соответственно составили: 1680 — 1,5 миллиона рублей; 1701 — 4,4; 1720 — 6,9; 1724 — 9,3 миллиона рублей.

Не занимаясь специально финансовыми исследованиями, интересные сведения сообщает в своих трудах Василий Никитич Татищев. В его „Краткой российской географии" глава XI посвящена государственным доходам.

Ко второй половине XVIII века относится появление ряда работ в области теории финансов. Наиболее яркой работой, носящей выраженный антикрепостнический характер, было премированное Вольным экономическим обществом в 1766 году сочинение А.Я. Поленова „О крепостном состоянии крестьян в России".

В этой работе впервые в России применяется термин „налог", доказывается необходимость имущественного страхования, дается критический анализ действующей в Росси налоговой системы. Бедственное, рабское состояние крестьян приводит не только к их обнищанию, но наносит ущерб государству, ибо они не в состоянии платить налоги. По мысли Поленова, крестьян надо наделить землей в таком размере, чтобы они в достатке содержали свои семьи и размножались. Это принесет большую пользу и городам, ибо они будут продавать лен, пеньку, шерсть, кожи и проч., „которые, будучи переделаны на фабриках, служат к истреблению в народе праздной жизни и к прокормлению многих тысяч". Увеличение численности населения городов полезными обществу жителями приведет к несравненному росту государственных доходов.

А.Я. Поленов считал, что если крестьяне получат землю в достаточном количестве, то в ответ они должны охотно и ревностно платить установленные налоги и сборы. Он предлагает перейти от личных к более прогрессивным реальным налогам: „В рассуждении налогов с великим благоразумением поступать надлежит. Наибольшая состоит в сем трудность, что их не можно точно определить, так чтобы они равны были, глядя на различное положение стран и происходящее от того неравное в имении содержание, чего ради самое наилучшее, по моему мнению, в учреждении податей средство нахожу я в установлении десятой или какой другой части со всех от земледелия происходящих плодов. В рассуждении денежного сбора вообще можно сказать, что, чем сильнее богатеет народ, тем больше можно сбирать подати, и если мы сыщем настоящее содержание между налогом и народным богатством, тогда праведны, и никто не может жаловаться".

К XVIII веку относится появление термина „финансы". В русском языке этот термин, позаимствованный из французского языка, полтора века соседствовал с термином „казна". Впервые в российской печатной литературе финансы как научное понятие было использовано в предисловии к изданной в 1767 году Московским университетом книге „Переводы из энциклопедии". Финансы здесь трактуются как „дела, принадлежащие к государственным „доходам". Другими словами, впервые термин „финансы" употреблен в идентичном понятию „казна" смысле.

В научный обиход термин „финансы" ввел первый русский профессор права Московского университета Семен Ефимович Десницкий. В его работе „О Узаконении финанском" (полное название работы „Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи") дается первое в отечественной науке определение финансов: „Финансы заключают в себе смысл пространный: они имеют предлогом доставление государству надельных и довольных по его надобностям доходов" . Речь идет не только о доходах. Десницкий это четко оговаривает, деля финансы на две части: „I) на издержки государства, 2) на доходы оного".

Десницкий впервые предлагает установить специальный орган управления финансами — „комиссию о финансах или о доходах государственных".

С образованием в 1802 году министерства финансов термин „финансы" прочно входит в научный оборот. Однако до 1835 года, когда в русских университетах стал читаться курс финансового права, финансы рассматривались только как составная часть политэкономии, и как самостоятельная наука финансы не выделялись. В практике чаще использовался термин „казна". В лучшем случае через один из этих терминов пояснялся другой.

В разных вариациях толкование финансов как совокупности доходов и расходов государства превалирует в специальной науке, не говоря о прочих публикациях дореволюционной России.

XVIII век завершается работами крупнейшего ученого, первого идеолога и теоретика народной революции в России Александра Николаевича Радищева. К наиболее интересным экономическим работам Радищева относятся „Письмо о Китайском торге", „Описание моего владения", „Записка о податях Петербургской губернии" и неоконченная рукопись „Торговля", одна часть которой — „Записка о податях..."— полностью посвящена налоговой политике государства. Первоначально это были две самостоятельные работы — „О подушном сборе" и „О податях". К работам в области финансов можно отнести и работы Радищева в области тарифов.

Радищев впервые в русской науке исследовал сущность налогов, их природу, описал все виды налогов, отделив прямые от косвенных. При этом Радищев исследует отдельно налоги с городского и сельского населения.

Радищев выступает против всех форм личных налогов и повинностей, считая, что налоговое обложение должно осуществляться по подоходно-поимущественному принципу.

Завершая свою концепцию налоговой политики, Радищев предлагает устанавливать величину налога исходя из реальных экономических условий отдельных регионов страны. В налогах важным принципом является определенность — плательщикам необходимо знать, сколько кто платить должен с тем, чтобы защищаться от незаконных налогов и поборов.

Медленное развитие финансовой науки в России можно объяснить застойным характером экономики, неизменностью производственных отношений. Не случайно с развитием экономики России последней четверти XIX — начала XX века совпадает и бурное развитие финансовой науки, сопровождаемое огромным количеством публикаций по различным аспектам финансовой науки. Зависимость между практикой и теорией была подмечена еще в первой русской монографии о финансах, написанной в 1810—1811 годах декабристом Н. Тургеневым (мы не упоминаем монографию Ф.Г. Вирста „Рассуждения о некоторых предметах законодательства и управления финансами и коммерциею Российской империи", вышедшую в переводе с немецкого в 1807 году, по двум причинам: 1) это работа о деньгах, кредите, торговом балансе и т.п., но не о финансах; 2) работа написана на немецком языке, немцем, хотя и имевшем русский чин статского советника): „...теория финансов... основана на наблюдениях, замечаниях, сделанных на опыте в течение нескольких веков, ...теория состоит не из чего более, как из сих наблюдений, соображенных между собою в причинах и действиях, и изложенных в логическом порядке; ...из расположенных таким образом наблюдений выводятся правила. Аксиомы, как одне только могут служить верным путеводителем в суждении и заключении о вещах. Не отвлеченные идеи, но опыт веков сотворил науку финансов".

Николай Иванович Тургенев был видным экономистом, работал совместно с адмиралом Мордвиновым в Государственном Совете, а позднее в министерстве финансов. Он был организатором первых тайных обществ декабристов, за что заочно был приговорен к смертной казни.

Кроме главного вывода о связи науки с практикой, для нас представляет огромный интерес факт, что Тургенев ставит вопрос о наличии финансовой науки. Если же принять во внимание его замечания в предисловии к этой книге, что учение о налогах — часть политической экономии, то отрадно отметить, что уже в первой научной работе по теории финансов указывается на неразрывную связь политэкономии и финансов.

Тургенев выдвигает не просто правильные, но именно революционные идеи в области налогообложения (учитывая то засилье в налоговой системе, которое существовало в эту пору).

Другая важная заслуга Тургенева — он впервые в русской финансовой науке дает теоретическое обоснование деления налогов на прямые и косвенные. Не применяя известную нам терминологию при делении прямых налогов на реальные и личные, он точно так же выделяет налоги „налагаемые на лица" и „на недвижный капитал".

В последующие полвека русская научная мысль не породила равного Тургеневу теоретика в области финансов, хотя в этот период и издаются первый русский учебник по теории финансов Ивана Горлова, первые исследования по истории развития финансов Ю.А. Гагемайстера, В. Кури, Д.П. Толстого, первая работа о государственном кредите М.Ф. Орлова.

Одним из крупнейших экономистов начала XIX века был Н.С. Мордвинов, известный государственный деятель. Оценивая вклад Мордвинова в развитие отечественной экономической науки, Ф.М. Морозов пишет: „Экономическая программа Мордвинова в основном совпадала с национальными интересами страны, с интересами развития народного хозяйства России.

Мордвинов поднялся выше всех тех дворян прошлого, которые во имя своего сегодняшнего дня пренебрегали судьбами науки".

Работы Мордвинова получили довольно высокую оценку в советской экономической науке, они широко известны специалистам.

Идеи Мордвинова в области финансов были прогрессивны для своего времени, поскольку он в конечном итоге был за внедрение буржуазных принципов налогообложения.

Нарышкин, Десницкий, Тургенев учитывали в своих работах достижения европейской науки, однако их сочинения носят оригинальный характер и их выводы не совпадают с выводами западных ученых. Эти авторы учитывали различия экономических условий России и европейских стран, большинство из которых уже вступили в стадию капитализма.

Первым в отечественной науке разграничил финансы и финансовую науку профессор Московского университета Мильгаузен. Он же первым отошел от денежной природы финансов: „Финансами называются те вещественные ценности, которые выделяются из народного имущества и передаются в руки правительства для достижения общих государственных целей. ...Совокупность ценностей, поступающих в распоряжение государства, мы называем его финансами... предмет науки о финансах... излагает те экономические законы, которыми государство руководствуется в при-обретении и употреблении вещественных ценностей, необходимых для достижения общих государственных целей".

К доходам государства (без выделения денежной природы) сводит финансы и М. Капустин: „... государство заботится об охранении народной производительности... видит в ней источник своего дохода или своих финансов".

От своих предшественников в понимании сущности финансов значительно отошел Д. Львов, понимавший под финансами не ресурсы и ценности, а определенные общественные науки с применением их к России.

Наиболее значимы для теории финансов исследования таких авторов конца XIX века, как Веселовский, Милюков, Лебедев, Янжул, Ходский, Витте, Озеров.

Финансовая наука России периода раннего капитализма наиболее полное отражение нашла в трудах академика Янжула. Он считал, что финансовая наука имеет „своим предметом исследование способов наилучшего удовлетворения материальных потребностей государства".

Янжул дает следующее определение финансовой науки:

Финансовая наука есть учение об общественном хозяйстве, имеющее своею задачею изложение тех правил, которые должны быть соблюдены при добывании материальных средств, потребных для выполнения общественных целей". Другими словами, Янжул исключает из предмета науки финансов учение о государственных расходах, считая, что эти вопросы настолько связаны с самим понятием „государство", что должны изучаться науками о государственном и политическом праве.

Большой вклад в становление финансовой науки России периода империализма внес профессор И.Х. Озеров, сформулировавший новый подход к финансам: финансы не средства и ресурсы, а отношения. „Финансовая наука изучает финансовое хозяйство, т.е. совокупность отношений, которые возникают на почве добывания союзами публичного характера материальных средств: она изучает те способы, посредством которых эти союзы добывают себе нужныя средства, и как эти способы отражаются на других сторонах жизни, почему в одну эпоху преобладают одни способы, а в другую другие". Отмеченная необходимость изучения экономических явления в их взаимосвязи, к сожалению, не была „взята на вооружение" многими последующими теоретиками финансов.

Профессор Ходский значительно расширяет границы финансовой науки, включая в нее и вопросы денежного обращения (точнее, бумажные деньги), считая, что бумажные деньги представляют собой вид займовой операции: „Разница между выпущенными в обращение банкнотами и суммою разменного фонда, т.е. сумма фактически не покрытых звонкою наличностью банковых билетов, представляет орудие кредита".

Не считая денежное обращение объектом финансовой науки, мы полагаем, что Ходский правильно подошел к анализу бумажно-денежной эмиссии. Бумажные деньги могут быть использованы государством как активный финансовый источник при значительных бюджетных дефицитах. Этот процесс стал обычным явлением в капиталистических государствах с началом первой мировой войны. Однако использование денег как доходного источника бюджета не дает основания считать деньги финансовой категорией. Деньги — самостоятельная экономическая категория, имеющая специфическое общественное назначение, самостоятельные функции, и их количественный рост вследствие политики государства в конечном итоге влияет лишь на покупательную способность, т.е. приводит к их обесцениванию. Регулятором количества денег в обращении является прежде всего наличие товарных масс. (Впрочем, в современных условиях, количество денег в обращении зависит от ряда других факторов, вызванных деятельностью транснациональных компаний, экономической интеграцией и т.п., не имевших влияние в начале XX века).

Оправдывая в целом налоговую политику („право государства взимать налоги и обязанность населения их платить вытекают из необходимости существования государства и его учреждений в интересах всего общества и отдельных лиц"), Л.Ф. Ходский правильно указывает на некоторые отрицательные стороны косвенных налогов. В частности, Ходский обращает внимание на неравномерность обложения косвенными налогами отдельных классов: „Во всех случаях, когда ими (косвенными налогами) обложены предметы первой необходимости, эти налоги падают относительно сильнее на бедных, чем на богатых".

Л. Ходский первым подметил неравномерность обложения косвенными налогами и внутри класса капиталистов: мелкие и средние капиталисты платят больше налогов, чем крупные. Он правильно отметил еще одну негативную сторону косвенных налогов: „по дороговизне взимания косвенные налоги стоят значительно впереди прямых".

В оценке косвенных налогов Ходский стоит на прогрессивных позициях. Однако его альтернативное предложение о привлечении к обложению „конъюнктурных ценностей и входов" им не разработано, осталось на уровне благого пожелания.

Автором наиболее фундаментального труда по теории финансов в отечественной финансовой науке был профессор Санкт-Петербургского университета В.А. Лебедев, опубликовавший свою работу „Финансовое право" в 1882— .885 годах. Лебедев намеревался издать четыре тома, но успел издать лишь первый том. Второй и третий тома предполагалось посвятить изложению теории и составу государственных доходов, а четвертый — государственному кредиту. Работа осталась незавершенной. Второе издание первого тома было опубликовано в 1889—1893 годах. Кроме трех выпусков этот том содержит приложение с обзором бюджетов России (с 1862 года), Англии, Франции, Германии, Голландии, Австрии, Венгрии, Италии, Испании, Португалии, Швейцарии, Бельгии, Дании, Швеции, Норвегии, Румынии, тербии, Греции и США. По ряду показателей произведен сравнительный анализ бюджетов отдельных стран.

Ценность труда Лебедева заключается прежде всего в анализе развития финансовой системы и финансовой науки практически за весь обозримый период истории человеческого общества. Такой объем работы, естественно, должен был привести к описательности, что и имеет место, в частности, в отношении истории отечественной финансовой науки л финансов.

Кроме понятия финансы, Лебедев выделяет еще и финансовую науку (наука, занимающаяся изучением состава финансов, способов образования их и управления ими) и финансовую систему, подразумевая под последней „всю совокупность финансового строя государства и мер, применяемых им в своем финансовом хозяйстве". Он применяет, кроме финансов, финансовой системы, финансового строя, финансовой науки, и другие термины: финансовая организация, финансовый быт, финансовые отношения, финансовое управление, финансовое дело, финансовые средства, финансовое хозяйство, финансовое благосостояние, финансовое право, финансовые порядки и т.п., в большинстве случаев не раскрывая содержания этих терминов и разницы между ними.

Важное значение для изучения финансов России периода капитализма имеет работа двенадцатого министра финансов России С.Ю. Витте „Конспект лекций о Народном и Государственном хозяйстве". Если Витте даже не причислять к крупным теоретикам финансов, ему нельзя отказать в знании теории и практики финансов. В бытность его министром финансовая система России была реорганизована в соответствии с потребностями монополистического капитализма. В указанной работе дан достаточно полный анализ развития финансов России по каждому виду дохода бюджета, приведены исторические сведения с момента их возникновения.

В отличие от многих признанных ученых Витте наиболее близко подошел к современному пониманию системы финансов, включив сюда не только доходы и государственный кредит, но и расходы. Он дает следующее определение финансов: „... с конца XVII века... под словом финансы... стали понимать всю совокупность государственного имущества и вообще состояние всего государственного хозяйства. В смысле всей совокупности материальных средств, имеющихся в распоряжении государства — его доходов, расходов и долгов — понимается это слово и теперь. Таким образом, точнее науку о финансах можно определить как науку о способах наилучшего добывания материальных средств государством и целесообразной организации расходования их для осуществления высших задач государственного союза или, короче, как науку о способах наилучшего удовлетворения материальных потребностей государства".

Если из этого определения отбросить противоречия (в одном случае финансы — это наука о способах удовлетворения потребностей государства, в другом — совокупность государственного имущества и т.п.), то главным здесь является, во-первых, признание за финансами не ресурсов, а отношений (у Витте — способов) по их формированию, во-вторых, Витте значительно продвинул теорию финансов, включив в это понятие и государственные расходы.

Оппозиционным течением в русской экономической мысли второй половины XIX — начала XX в. был марксизм. Становление марксистской школы связано с переводом на русский язык произведений основоположников марксизма — Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Первым переводчиком на русский язык «Капитала» был Герман Александрович Лопатин (1845—1918). По своим взглядам революционный народник, он объективно способствовал распространению в России марксистских идей. Большую роль в деле ознакомления российской публики с учением Маркса сыграл также Николай Иванович Зибер (1844—1888), автор цикла статей «Экономическая теория Маркса» и труда «Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях». Впрочем, ни Лопатин, ни Зибер не считали себя марксистами, хотя и относились к этой теории с явным интересом и симпатией.

Первым российским марксистом, действительно оказавшим сильное влияние на становление марксистского течения в России, был Георгий Валентинович Плеханов (1856—1918). Плеханов, организатор первого российского марксистского кружка и один из основателей российской социал-демократической рабочей партии, был профессиональным революционером, а не профессиональным экономистом. Экономическая теория интересовала его постольку, поскольку она позволяла обосновать необходимость борьбы с существующим строем и переход к строю будущему, более совершенному. В молодости Плеханов был народником, о чем свидетельствуют работы «Закон экономического развития общества и задачи социализма в России» (1879) и «Поземельная община и ее вероятное будущее» (1880). В них Г.В. Плеханов говорил о значительной специфике хозяйственного развития России, противопоставляя ее как страну общинную и коллективистскую по своему духу индивидуалистическому и прагматическому Западу. Степень развития в России промышленности, как и капитализма в целом, он оценивал как минимальную, считал крестьянство ведущим и самым прогрессивным классом в обществе, способным через общину привести страну к социализму, и видел в рабочем классе лишь полезного союзника крестьянства.

В 1880 г. Г.В. Плеханов покинул Россию и жил в эмиграции в Западной Европе. В его воззрениях обозначился коренной переворот: он отошел от народнической идеологии и встал на позиции марксизма. Основные его работы этого периода — «Социализм и политическая борьба» (1883), «Наши разногласия» (1885), «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» (1895), «Обоснование народничества в трудах г. Воронцова (В.В.)» (1896).

Г.В. Плеханов признал факт развития в России капитализма, разрушения общины, расслоения крестьянства. Он видел стремление крепких крестьян выйти из общины и хозяйничать самостоятельно и считал, что главной причиной ослабления общины является превращение натурального хозяйства в товарное. Г.В. Плеханов, проанализировав процесс возникновения в России классов буржуазного общества — капиталистов и наемных рабочих — и сравнив наемных рабочих и крестьян, пришел к выводу о большей революционности и, следовательно, прогрессивности пролетариата.

Российский марксист был хорошо знаком с западной экономической мыслью, вершиной которой он считал сочинения Д. Рикардо. Он разделял положения трудовой теории стоимости в трактовке Рикардо, а прибавочную стоимость понимал как разность между вновь созданной стоимостью и заработной платой рабочего, доказывая, что она не может возникнуть в процессе обмена, а создается только в сфере производства.

Анализируя сферу производства, Г.В. Плеханов пришел к выводу, что неизбежно сопутствующая капитализму анархия производства является основной причиной экономических кризисов перепроизводства. Кризисы также означают, что производительные силы общества переросли существующие производственные отношения.

На рубеже XIX—XX вв. в российской экономической мысли возникает еще одно направление, марксизм которое быстро становится довольно влиятельным.

Это — легальный марксизм, к которому, в частности, относились Петр Бернгардович Струве (1870—1944), автор работ «Критические заметки об экономическом развитии России» (1894) и «К вопросу о рынках при капиталистическом производстве» (1899), а также Сергей Николаевич Булгаков (1871—1944), перу которого принадлежали труды «О рынках при капиталистическом производстве» (1897) и «К вопросу о капиталистической эволюции земледелия» (1899).

Легальные марксисты не видели особой уникальности в экономическом развитии России и не считали российский капитализм искусственным или навязанным сверху государством, как это были склонны делать народники. Они также не видели достаточных оснований считать его нежизнеспособным. Легальные марксисты утверждали, что у капитализма как общественно-экономической системы есть ряд очень важных преимуществ по сравнению с другими способами производства. Особенно важной характеристикой им представлялась отличная способность капитализма к развитию производительных сил. На этой основе возможно обеспечение быстрого роста производительности труда во всех отраслях хозяйства, в том числе и в промышленности, подчеркивали они.

Легальные марксисты отнюдь не идеализировали капитализм. В качестве одного из его существенных недостатков они указывали на диспропорции в капиталистическом производстве. Однако они не считали данные противоречия непреодолимыми, а, напротив, исходили из принципиальной возможности гармоничного развития капитализма при определенных условиях.

По многим важным вопросам взгляды легальных марксистов существенно отличались от взглядов марксистов революционных. Так, легальные марксисты не соглашались с трудовой теорией стоимости, утверждая, что стоимость — категория абстрактная, существующая только в воображении человека. В действительности же, говорили они, существует просто цена, которая может быть двух видов — свободная рыночная, формирующаяся под влиянием спроса и предложения, и фиксированная, уставная. Они также критиковали излишнюю, с их точки зрения, революционную направленность марксизма, в частности тезис о неизбежности совершения социалистической революции и установлении диктатуры пролетариата, выступая не за революционный, а за эволюционный путь развития.

Расхождение с ортодоксальными марксистами стало еще более очевидным в начале XX в., когда сформировалось марксистское большевистское направление, возглавляемое В. И. Лениным.

Наиболее полно теоретико-экономические В.И.Ленин взгляды Владимира Ильича Ленина изложены в работах «Империализм, как маркой м высшая стадия капитализма» (1916), «Развитие капитализма в России» (1899), «Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?» (1894). В.И. Ленин доказал факт развития в России капиталистических отношений. Он также сделал вывод о наступлении новой стадии в развитии капиталистической формации — империализма. Основными ее чертами, по мнению В.И. Ленина, являлись монополизация экономики, установление высоких монопольных цен при искусственном ограничении объемов производства, затруднение свободной конкуренции, быстрый рост банковского капитала, появление банков-гигантов, сращивание банковского капитала с промышленным, появление финансовой олигархии — группы богатейших монополистов, контролирующих ключевые сферы экономики и политики.

В.И. Ленин также отметил особенности вывоза капитала, когда капитал стремится в те регионы мира, где имеются дешевое сырье, дешевая рабочая сила и низкая цена на землю, что гарантирует высокие прибыли. Важной особенностью империализма он считал и «прямой раздел мира» между монополистическими союзами капиталистов, образование международных монополистических групп и их борьбу за сферы влияния.

В.И. Ленин признавал быстрый рост капиталистической экономики на стадии империализма, однако утверждал, что это не исключает «тенденцию к загниванию» капитализма в целом как общественно-экономического строя. Главный вывод, сделанный Лениным, заключался в том, что империализм — это высшая и последняя стадия развития капитализма, на которой создаются все необходимые предпосылки для перехода к социализму.

К началу XX века относится появление первых крупных работ М. Боголепова, В. Твердохлебова, А. Буковецкого, П. Гензеля и ряда других ученых. К сожалению, работы в области финансовой науки России советского периода в настоящее время не могут быть востребованы. Но труды таких ученых, как Дьяченко, Александров, Бирман, Э. Вознесенский, Чантладзе, Болдырев, еще будут предметом интереса исследователей более позднего времени.

"Утром 27 декабря 1917 в банки Петрограда были направлены отряды красногрвардейцев и была объявлена национализация всех частных акционерных банков и банкирских контор путем их объединения с Государственным банком в единый Народный банк Республики"13. Банковское дело становится монополией государства. С января 1918 г. запрещается осуществление сделок с ценными бумагами, приостанавливаются платежи по дивидендам и купонам. "Затем (декрет Совнаркома от 26 января) последовала конфискация всех акционерных капиталов бывших частных банков с передачей их Народному банку, аннулирование всех банковских акций и полное прекращение выплаты дивидендов по ним".

В этот период не было создано единой глубокой концепции теории финансов, поскольку финансам отводилась второстепенная роль. "Финансовая наука первых лет советской власти отличается пестротой и многообразием идей, методологических подходов, исследуемых проблем. "В целом, примерно до середины тридцатых годов отечественная финансовая наука базировалась не на практике революционного строительства, а, скорее, отражала и развивала дореволюционные теории в области финансов и финансовой науки". В условиях хозяйственной разрухи, расстроенной государственной финансовой системы и т.п. использовались средневековые принципы мобилизации и перераспределения государственных ресурсов — распространение натуральных способов выплаты заработной платы и натурального обложения. "Систематически повышался удельный вес натуральной заработной платы с 28% в 1918 г. до 70% во втором полугодии 1919 г., 82—87% в 1920 г. и 93% — в январе — марте 1921 г. ... Вследствие хозяйственной разрухи государство не могло полностью удовлетворить даже минимальные потребности рабочих и служащих"'8.

Учреждение в октябре 1921 г. Государственного банка положило начало организации новой кредитной системы. К 1925 году в стране "был создан разветвленный финансово-кредитный аппарат, налажена его деятельность. При этом учитывался опыт дореволюционной практики в России и зарубежных странах". Основными методами организации сбережений домашних хозяйств стали государственные займы, размещение которых в большинстве случаев осуществлялось в принудительном порядке. К 1930 г. в стране создается система специальных кредитных учреждений — государственных трудовых сберегательных касс, основной задачей которых являлось страхование заработной платы от обесценения денег.

Начало 40-х годов XX века—начало 90-х гг. — этап развития централизованных (советских) финансов. Этап, характеризующийся появлением многочисленных фундаментальных трудов в области теории финансов. Именно в этот период появляется проработанная концепция государственных финансов.

Натурализация хозяйственных отношений и снижение роли и значения денег в этот период сузили сферу функционирования финансов, ослабили их значение в экономике. "Это побуждало к сокращению финансово-кредитного аппарата и привело, в конечном счете, к его почти полному упраздне-нию"15. В течение 1919 г. было проведено объединение банковских и финансовых органов.

Определение финансов как экономического процесса "движения ресурсов в денежной форме" содержится в работах Точильникова Г.М. Таким образом, он включил в сферу финансов не только денежные, но и товарно-денежные отношения. Указанная позиция получила в настоящее время развитие в работах Закревской Г.С. и др.

Интерес представляет позиция Точильникова Г.М. о существовании "элементов" финансов. Он обосновывал их наличие различием функций, выполняемых ими "в зависимости от того, кто является непосредственным субъектом этих экономических отношений — ...государство или отдельные, относительно автономные, хозяйственные единицы, действующие на началах хозяйственного рас-чета"30. Точильников Г.М. указывал на двухзвенную систему финансов: государственные финансы и финансы социалистических предприятий. Мнение о двухзвенной структуре финансов (финансы предприятий, объединений, отраслей народного хозяйства и финансы государства) получило развитие в работах Бочарова В.В., Злобина И.Т., Константиновой Ю.Н., Песселя М.А., Романовского М.В., Соловьева К.А., Юсифова Ф.Г. и др. Предложенный ими критерий декомпозиции финансов (по субъекту хозяйствования) востребован в современных условиях.

На денежный характер финансовых отношений также указывал Аллахвердян Д.А. "финансы как экономическая категория существуют там, где функционируют деньги". Огромный вклад в формирование концепции государственных финансов внес Вознесенский Э.А. Финансы — система "императивных денежных отношений, представленных в формах планомерного движения чистого дохода, образования и использования государственных денежных фондов, в целях удовлетворения потребностей социалистического общества". "Финансы—единственная стоимостная категория, которая выражает совокупность форм движения стоимости в процессах формирования и использования денежных фондов государства". "Лишь те денежные отношения финансовые, которые образуют их систему, регламентированную государством". Указанное определение финансов приводит также В.К. Сенчагов в работе "Финансовый механизм и его роль в повышении эффективности производства".

Вознесенский Э.А. один из первых сформулировал признаки финансов: 1) "Финансы выражают денежные отношения"; 2) "Финансовые отношения, будучи объективными экономическими отношениями, носят императивный, государственно-властный характер прежде всего потому, что они непосредственно затрагивают главнейшую сферу производственных отношений — отношения собственности"; 3) "Денежные отношения, выражаемые финансами, сводятся государством в целостную систему форм движения главным образом национального дохода общества, образования и использования централизованных и децентрализованных денежных фондов государства в соответствии с объективными потребностями общества"40. Указанное мнение получило развитие в работах Бочарова В.В., Иванова В.В.,А.Ю. Казака, Романовского М.В., Сабанти Б.М., Соловьева К.А. и др.

Особо необходимо отметить выявленные Э.А. Вознесенским закономерности развития финансовых отношений в различных общественно-экономи-4еских формациях (рабовладельческой и феодальной, на начальных стадиях развития капиталистического общества, в условиях государственно-монополистического капитализма). Указанные закономерности позволяют сделать следующий вывод: с переходом общества на качественно более высокие уровни экономических отношений количество звеньев финансов увеличивается. Последнее обусловлено усложнением хозяйственных связей между субъектами, делегированием государством отдельных своих функций хозяйствующим субъектам, изменением роли государства в экономике и т.д.

Вознесенский Э.А. выделял три звена финансов:

1) финансов предприятий и организаций и отраслей народного хозяйства; 2)общегосударственных финансов; 3) кредита в различных его формах.

Выделение кредита в качестве звена финансов — это один из наиболее дискуссионных вопросов теории финансов. Здесь можно выделить два основных подхода:

признание относительной самостоятельности кредита — Аллахвердян Д.А., Архипов И.А, Вознесенский Э.А., Закревская Г.С., Колесников В.И., Михайлова Е.В., Миляков Н.В., Рожков Ю.В. и др.;

отрицание самостоятельной роли кредита—Александров А. М.,Дъяченко В.П., Константинова Ю.Н.

Кредит не является звеном финансов, поскольку кредит характеризуется возвратностью и платностью, тогда как финансы — это категория, имеющая относительно "безвозвратный характер". Как справедливо заметил Бочаров В.В.: "...возвратность финансовых ресурсов в отличие от кредитных ресурсов относительна: она обусловлена образованием доходов, используемых государством в законодательном порядке. Для финансовых отношений характерен не возврат авансированной стоимости (как при кредитных отношениях), а возврат средств субъектом финансовых отношений за счет вновь созданной стоимости (чистого дохода)".

Наиболее активная дискуссия в области теории советских финансов развернулась вокруг функций финансов.

Дьяченко В.П. указывал, что применительно к отраслевым финансам нельзя ограничиваться контрольной и распределительной функциями. Финансы предприятий, по его мнению, обслуживают распределение денежных доходов и накоплений, а также кругооборот средств в хозяйственном обороте предприятий, тогда как образование ресурсов государства обеспечивается распределительной функцией. "Контрольную функцию финансы выполняют лишь при условии, если они включены в народное хозяйство как система распределительных отношений".

Александров А.М. утверждал, что если сводить финансы только к распределительным отношениям, то "финансы предприятий исчезают. Когда предприятия возмещают из выручки от продажи товаров износ основных фондов и восстанавливают в денежной форме собственные оборотные средства, затраченные в процессе производства, то здесь нельзя найти никаких отношений распределения. Встает вопрос, между кем в данном случае возникают эти отношения. Отношения распределения всегда пре/ полагают наличие не менее двух обособленны субъектов. Как вообще может осуществлять предприятие распределение по отношению к самом себе?». Первой функцией финансов он считал функцию опосредования кругооборота производственных фондов в народном хозяйстве на расширенно основе". Контрольную функцию финансов Алексадров А.М. характеризовал как контрольную деятельность финансовых органов. При характеристике рас пределительной функции им выделяется образование и использование дифференцированной ренты Схожую с Дьяченко В.П. трактовку контрольной функции финансов приводит Точильне ков Г.М., но в отличие от Дьяченко В.Г он отделял соответствующую функции общегосударственных финансов от контрольной функции финансов предприятий: применительно к общегосударственным финансам контрольная функция воплощается в распределительных отношениях; финансы предприятий осуществляют контроль в процессе кругооборота средств. Точильников Г.М. указывал, что "формулировка "распределительная" или перераспределительная функция финансов есть только собирательное понятие, требующее конкретизации, т.е показа тех функций, которые обобщаются этим по нятием"48. Он выделял 5 функций финансов (обеспечение расширенного воспроизводства, образование общественных фондов потребления, обеспечение расходов на управление, оборону, создание общегосударственного страхового фонда), объясняя свою позицию тем, что "когда речь идет о функциях категории финансов, то никак нельзя отделить саму функцию, как таковую от результатов достигаемых ее функционированием". Но, как справедливо заметил Д.А.Аллахвердян нельзя ставить между функциями и результатами "... знак равенства и отождествлять достигнутые результаты с функциями финансов".

А.М. Бирман выделял следующие функции финансов: обеспечение предприятий и организаций денежными средствами; контрольная функция "...контролем рублем как функцией финансов называется такая форма общественного (государственного) контроля, которая осуществляется посредством реального оборота денег: оплаты счета или отказа от оплаты, предоставления денежных средств или отказа в их предоставлении, применения денежных поощрений и санкций"56; распределительная функция "...распределительная функция финансов состоит в том, что посредством финансов осуществляется распределение и перераспределение денежных средств предприятий и организаций с целью обеспечения ресурсами потребностей расширенного производства... лишь финансы обслуживают процесс распределения и перераспределения стоимости общественного про-дукта". Такие же функции выделял Н.Г.Сычев.

Вознесенский Э.А. в работе "Методологические аспекты анализа сущности финансов" указывал, что "...формы проявления общественного назначения финансов различны. Они выражаются в трех функциях этой категории: 1) формировании денежных фондов (доходов), 2) использовании денежных фондов (доходов), 3) контрольной функции". Позиция Э.А. Вознесенского в отношении функций финансов нашла поддержку в работах В.В. Бочарова, В.К. Сенчагова и др.

Таким образом, особенности существовавшей централизованной системы хозяйствования наложили свой отпечаток на представления ученых о месте и роли финансов в экономике. Несмотря на различие подходов к категории финансов, ученые, исследовавшие указанную категорию, в основном признавали, что финансы —денежные отношения по формированию и использованию денежных фондов государства, необходимых ему для выполнения своих функций.

Смена общественно-экономической формации, произошедшая в России в конце 80-х—начале 90-х, привела к изменению финансового устройства и, как следствие, к изменению сущности категории финансов. Несмотря на революционность преобразований, происходящих в экономике в этот период, разрушений хозяйственного механизма, аналогичных имевшим место на 3-м этапе развития финансов, не произошло. Современная система финансов выросла на базе существовавшей централизованной системы финансов.

Указанный этап характеризуется разнообразием воззрений на категорию финансов. Именно на этапе формирования системы "расширенных" финансов в качестве звена финансов выделяются финансы домашних хозяйств.

Сабанти Б.М. определяет финансы как систему "денежных отношений по поводу формирования и использования фондов, необходимых государству для выполнения своих функций". Позднее указанное определение было сформулировано им как государственные (публичные) финансы.

Он справедливо указывает, что финансам присущи две функции: "формирование фондов государства и использование этих фондов государством для выполнения своих функций". Финансы предприятий — система денежных потоков в связи с осуществлением процесса производства

М.В. Романовский, К.А. Соловьев и Ф.Г. Юсифов выделяют 2 звена финансов: государственные и муниципальные финансы (бюджетная система, государственный кредит); финансы хозяйствующих субъектов (коммерческих предприятий и организаций; финансовых посредников; некоммерческих организаций), исключая из сферы финансов финансы домашних хозяйств.

Глухов В.В., Бахрамов Ю.М. указывают, что финансовая система состоит из двух подсистем: основных подсистем — финансы государства, предприятий, населения; обеспечивающих подсистем — банки, биржи, внебиржевой рынок, технические коммуникации. Таким образом они выделяют 3 звена финансов:

В случае перехода на централизованные принципы хозяйствования население утрачивает возможность реального воздействия на экономические и политические процессы в стране.

Казак А.Ю. определяет финансы как обусловленную фактом существования государства и необходимостью обеспечения выполнения последним своих функций систему "денежных отношений, имеющих государственно-властную форму проявления, выражающих перераспределение стоимости совокупного общественного продукта и целенаправленное формирование на этой основе централизованных и децентрализованных денежных фондов (доходов) в соответствии с общественными потребностями". Мнение о том, что финансы — государственные финансы, также содержится в работах Архипова А.И., Берлина С.И., Ковалевой А.М., Милякова Н.В.

Представляет интерес классификация звеньев финансов, предложенная Ковалевым В.В. и Ковалевым Вит.В.: централизованные финансы (государственные финансы, финансы субъектов государства и местных органов власти); децентрализованные финансы (финансы домашних хозяйств; финансы организаций — некоммерческих, коммерческих, финансовых посредников, в системе страхования и др.).

Впервые термин финансы граждан был использован И.Т. Балабановым в работе "Финансы граждан (как россиянам создать и сохранить богатство)". Однако развернутый анализ сущности указанной категории у него отсутствует. Впоследствии многие ученые экономисты (Белозеров С.А., Иванов В.В., Ковалев В.В., Ковалев Вит.В., Космачев А.Н., Чернов А.Ю, Глухов В.В., Бахрамов, Ю.М. и др.) в своих работах рассматривают финансы домашних хозяйств как одно из звеньев финансов.

Появление финансов домашних хозяйств обусловлено развитием рыночных принципов хозяйствования. финансы домашнего хозяйства — совокупность легальных денежных отношений по формированию и использованию денежных фондов домашнего хозяйства, необходимых ему для осуществления своих функций. Совокупность денежных отношений, организуемая домашним хозяйством нелегально, не является финансами, поскольку здесь отсутствует главное условие существования финансов — государство.

Дальнейшее развитие финансов домашних хозяйств зависит от направления развития института государства. По мере перехода на рыночные принципы хозяйствования повышается роль домашнего хозяйства как субъекта экономических отношений. Более того, усиливается роль общественного регулирования. В случае перехода на централизованные принципы хозяйствования население утрачивает возможность реального воздействия на экономические и политические процессы в стране. Учитывая, что в настоящее время российская экономика переходит на рыночные принципы хозяйствования, можно говорить об увеличении значимости финансов домашних хозяйств в перспективе.


2. Этапы развития финансовой системы

В зависимости от конкретных экономических и политических условий, природы и роли государства финансы, обладая практически одинаковыми институтами, часто имеют качественно различное содержание. Например, до недавнего времени в мире существовали две политические и экономические системы. Все финансовые отношения капиталистических стран были направлены на воспроизводство рыночных экономических отношений, а социалистических стран - на воспроизводство авторитарного режима и соответственно централизованного управления экономикой.

Рассмотрим подробнее этапы развития финансов в СССР и России. Ранее было отмечено, что финансовые отношения организует государство исходя из задач, стоящих перед ним на том или ином этапе развития общества с учетом реально сложившихся условий.

Строительство социалистических финансов началось только после окончания гражданской войны. Экономические условия в это время были тяжелейшие: разоренная страна, полный упадок хозяйства. Крупные предприятия промышленности и торговли национализированы, но все еще велика доля частника, особенно в оптовой и розничной торговле. Так, удельный вес частного сектора в 1923-1924 гг. в розничном товарообороте достигал 57,7%. Эти годы характеризовались неупорядоченным снабжением, стихийными ценами, непредсказуемыми результатами хозяйственной деятельности, отсутствием условий для планирования таких показателей, как доход, прибыль, себестоимость.

Основными задачами в это время были, с одной стороны, оживление экономики, восстановление промышленности и сельского хозяйства даже с помощью частника и кулачества, с другой стороны, поддержка государственного сектора и подавление частника.

Экономические и политические условия диктовали необходимость максимальной концентрации финансовых ресурсов в руках государства, а задачи подъема экономики требовали заинтересованности товаропроизводителей. Следовательно, система конкретных финансовых отношений должна была соответствовать этим требованиям.

В связи с этим государство создает три основных общегосударственных фонда денежных средств и, следовательно, три группы денежных отношений, связанных с их формированием и использованием.

Первым общегосударственным фондом стал государственный бюджет, главными источниками поступлений - налоги.

К первой группе налогов следует отнести прямые налоги. Это налог на доход, промысловый налог, рента с городских земель, налог на строения, подоходный налог с населения, сельскохозяйственный налог и т.д. Значительную долю приносил налог на доход (прибыль) государственных предприятий, так как почти весь он перечислялся в бюджет. Небольшая доля оставалась на предприятии для расширения производства, создания фонда улучшения быта рабочих и служащих. Средства фонда прежде всего направлялись на строительство жилья. На эти же цели предприятиям выделялись значительные суммы из бюджета.

В тот период жилищная проблема стояла чрезвычайно остро, поэтому такой подход решал и политическую задачу: происходил мощный отток рабочей силы из частного сектора в государственный. Несмотря на преимущества налога на доход (прибыль), он имел серьезный недостаток - не обеспечивал устойчивость доходной базы государственного бюджета. Условия хозяйствования были таковы, что результат деятельности мог быть определен только по окончании квартала, года; соответственно и взносы в бюджет могли поступать с такой же периодичностью.

Чтобы обеспечить регулярные поступления в бюджет, необходимо было найти объект налогообложения, который в хозяйственной деятельности любого предприятия имел постоянный характер. Такими объектами стали отдельные акты производственной и торговой деятельности. Например, взимался государственный гербовый сбор со сделок, счетов, векселей, железнодорожных накладных и т.д.

Особое место в налоговой системе занимал промысловый налог, которым облагались промышленные и торговые предприятия, единоличные ремесла и промысловые занятия. Налог состоял из двух самостоятельных платежей - патентного и уравнительного сборов. Патентный сбор взимался при выдаче патентов на право промышленной и торговой деятельности. Уравнительным сбором облагались обороты предприятий. Характерной чертой данного налога была многократность обложения, т.е. один и тот же товар облагался налогом на всем пути движения от производителя к потребителю.

Регулярность поступлений в бюджет обеспечивали и такие прямые налоги, как подоходный налог с населения и сельскохозяйственный налог. Первый уплачивали трудящиеся предприятий, организаций всех форм собственности, второй - крестьянство.

Широко использовалась система доходов от государственного имущества. Сюда относились арендная плата за земельные угодья, лесной доход, плата за добычу угля и т.д.

Вся налоговая система была направлена на подавление частника в промышленности и торговле и кулачества в сельском хозяйстве. Эту задачу превосходно решали дифференцированные налоговые ставки. Для укрепления позиций социалистического сектора применялись пониженные ставки с доходов государственных и кооперативных предприятий и организаций, система льгот. Для частного сектора ставки платежей устанавливались, как правило, в два раза выше. Аналогичное положение было и при исчислении подоходного налога с физических лиц. По Положению о подоходном налоге 1924г. высшая прогрессивная ставка составляла 37,5% и распространялась на всех плательщиков. Но уже в 1926 г. ставки дифференцировали по группам плательщиков.

Максимальная ставка для капиталистических элементов была повышена до 67,5%, а с 1927 г. - до 81%. Кроме того, в 1931 г. был введен специальный сбор на нужды культурного и жилищного строительства. С рабочих, служащих и кооперативных кустарей он взимался в виде небольшой надбавки к окладу подоходного налога;

Для частников эта надбавка достигла 200%, т.е. фактически изымался не только доход частника, но и значительная часть его капитала.

Вторым по значению общегосударственным фондом денежных средств был фонд государственного имущественного и личного страхования. Этот фонд формировался за счет обязательных и добровольных взносов страхователей. Обязательному страхованию подлежало имущество предприятий и организаций всех форм собственности, так как даже для государственных предприятий в бюджете не были предусмотрены средства на возмещение ущерба, и обеспечение непрерывности процесса производства являлось функцией самого предприятия. Добровольному страхованию подлежало имущество, здоровье и жизнь граждан.

Третьим общегосударственным фондом был фонд государственного социального страхования, обеспечивающий сохранение, воспроизводство трудовых ресурсов. Он формировался за счет взносов предприятий, организаций и отдельных лиц, использующих наемную рабочую силу.

Вышеуказанная система финансовых отношений обеспечила выполнение поставленных государством задач. Уже к 1930 г. в промышленности государственный сектор становится господствующим, здесь производилось 94,4% валовой продукции. Главными производителями сельхозпродукции становятся колхозы и совхозы. Оптовая и розничная торговля почти полностью сосредоточилась в руках государства и потребительской кооперации.

Основным производственным звеном стали предприятия, действующие на началах хозяйственного расчета в условиях централизованного планового управления народным хозяйством. Все показатели деятельности предприятий планировались и носили директивный характер. На этом этапе у государства уже другие задачи: реконструкция всех отраслей народного хозяйства на базе социалистической индустриализации. Но ограниченность финансовых ресурсов и отсутствие какой-либо помощи извне обусловили продолжение политики жесткой централизации средств, предназначенных как для накопления, так и потребления. Новые условия и новые задачи требовали коренного изменения системы финансовых отношений. Основной же группой финансовых отношений выступают денежные отношения между юридическими лицами и бюджетом, поэтому изменения коснулись прежде всего их.

Налоговая реформа 1930-1931 гг. обеспечила значительное сокращение количества налогов и платежей, упростила методики их расчета и порядок перечисления в бюджет. Например, налог с оборота объединил 53 ранее действующих платежа. Данный налог просуществовал до 1992 г., не меняя основополагающих признаков. Налог с оборота фиксировался в цене высокорентабельных товаров в твердых нормах и полностью поступал в государственный бюджет по мере реализации товара. Поэтому он обеспечивал регулярную и устойчивую мобилизацию денежных ресурсов в народном хозяйстве для бесперебойного финансирования плановых заданий предприятий.

Доля налога с оборота в общем объеме доходов государственного бюджета всегда была очень высока. Например, в 1940 г. она составляла 58,7%, в 1950 г. - 55,8, 1960 г. - 40,7, 1970 г. - 31,5, 1975 г.-30,4, в 1980 г.-31,1%.

Вторым по величине источником доходов бюджетов всех уров-ней становятся отчисления от прибыли: в 1940 г.-12,1%, 1960 г. -24,2, 1970 г. - 34,6, в 1975 г. - 31,9%. Этот доход, наоборот, претерпел существенные изменения.

Итак, в результате налоговой реформы 1930-1931 гг. подоходный налог с государственных предприятий и некоторые другие платежи были заменены отчислениями от прибыли. На этом же этапе был принят следующий порядок распределения прибыли. Прежде всего отчисления шли в поощрительные фонды предприятия (фонд улучшения быта рабочих и служащих, фонд премирования рационализаторов производства), на плановые капитальные вложения, прирост норматива собственных оборотных средств и другие плановые потребности. Естественно, все отчисления осуществлялись по нормативам, устанавливаемым вышестоящими организациями (специализированными наркоматами). Свободный остаток прибыли перечислялся в соответствующий бюджет (в зависимости от подчиненности предприятия). В результате такого распределения предприятие получало около 28% прибыли, из них 12% направлялось на капитальные вложения, 8% - на прирост норматива собственных оборотных средств, 5% - в поощрительные фонды. В бюджет вносилось 72% прибыли.

В сельском хозяйстве сохранился сельскохозяйственный налог, но его ставки еще жестче воздействовали на необобществленный сектор сельскохозяйственного производства.

Данная организация финансов позволила государству даже в условиях Отечественной войны 1941-1945 гг. выполнить поставленные задачи, и к 60-м годам по уровню развития промышленности страна становится одним из крупнейших индустриальных государств мира. Были построены и введены в действие десятки тысяч новых крупных промышленных предприятий. Число отраслей и производств в промышленности возросло с 81-87 в 1925-1927 гг. более чем до 300 в 1966 г. Особенно значителен был рост отраслей в машиностроении, химической промышленности. Почти вдвое увеличилось количество отраслей в легкой и пищевой промышленности.

Масштабы производства обусловили процесс децентрализации в управлении экономикой, так как стало невозможным из центра решать конкретные задачи отдельного предприятия. Но, передавая часть своих функций предприятиям, социалистическое государство должно было обеспечить их соответствующими денежными ресурсами. Возникла необходимость формирования фондов денежных средств не только на уровне государства, но и на уровне отрасли и предприятия. Следовательно, условия этого этапа вызвали к жизни совершенно новые группы финансовых отношений: денежные отношения между предприятием и государством по поводу формирования и использования отраслевых фондов и фондов предприятия. В связи с этим значительно возросла роль прибыли как основного их источника.

Экономическая реформа 1965 г. утвердила новую систему распределения и использования прибыли, в основу которой были положены следующие принципы:

повышение заинтересованности работников предприятий в общих результатах работы, в связи с чем размеры материального поощрения работников были поставлены в зависимость от роста реализации, прибыли и уровня рентабельности;

создание на предприятиях более широких возможностей для осуществления за счет прибыли и части амортизационных отчислений мероприятий по обновлению оборудования, совершенствованию производства и других мер по внедрению новой техники, расширению производства;

введение платности за пользование производственными фондами, предоставляемыми государством предприятию в целях создания их заинтересованности в лучшем использовании фондов;

повышение материальной ответственности предприятий за выполнение плана прибыли и сохранность собственных оборотных средств.

Финансовые отношения по поводу распределения прибыли представляют сложную систему взаимоувязанных нормативов, методик расчета налогооблагаемых баз, очередности отчислений, льгот и санкций. В первую очередь осуществлялись платежи в бюджет в виде платы за основные производственные фонды и нормируемые оборотные средства и платежи банку процентов за кредит. Плата за фонды исчислялась по устанавливаемым на ряд лет нормативам (в основном 6%) от среднегодовой стоимости основных производственных фондов и нормируемых оборотных средств. Таким образом, сумма платы за фонды представляла собой величину, зависящую не от результатов деятельности предприятия, а. от фактического наличия у предприятия производственных фондов. Такой порядок заставлял предприятия либо эффективно использовать все имеющиеся мощности, либо избавляться от них.

После первоочередных отчислений оставалась расчетная прибыль, которая направлялась в основном на формирование отраслевых и децентрализованных фондов. Сумма отчислений рассчитывалась по установленным нормативам и была связана с рядом показателей деятельности предприятия. Оставшаяся часть прибыли шла на покрытие таких плановых затрат, как финансирование капиталовложений и погашение долгосрочного кредита, предоставленного на эту цель, покрытие убытков жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) и др.

Так как затраты второго (использование фонда материального поощрения - ФМП, фонда социально-культурных мероприятий и жилищного строительства - ФСКМ И ЖС, фонда развития производства - ФРП) и третьего (финансирование капитальных вложений, погашение долгосрочного кредита, погашение среднесрочного кредита, выданного на восполнение собственных оборотных средств, финансирование прироста собственных оборотных средств и т.д.) уровней планировались и утверждались министерствами, то, безусловно, их объемы устанавливались ниже планируемой и утверждаемой прибыли, т.е. в централизованном порядке обеспечивались условия возникновения свободного остатка прибыли, который целиком направлялся в бюджет.

Анализ данных финансовых отношений показывает, что социалистическое государство очень неохотно выпускало из своих рук финансовые ресурсы, хотя условия этого настоятельно требовали. В самый жесткий период государство забирало у предприятий 72% прибыли, а провозгласив политику децентрализации системы управления экономикой - в среднем 60%. В итоге произошло несовпадение организованных государством конкретных групп финансовых отношений с задачами производства. Жесткое централизованное нормирование затрат сковывало инициативу предприятий, снижало заинтересованность в повышении эффективности производства, что не только не привело к улучшению положения в экономике, но способствовало появлению убыточных предприятий и целых отраслей.

Стремясь изменить положение, государство в 80-е годы осуществляет ряд мероприятий, связанных с некоторым совершенствованием методов распределения прибыли, сохраняя в неизменном виде налоговую систему в целом. Такими мерами были: внедрение нормативного метода распределения прибыли, первой и второй моделей хозяйственного расчета. Однако эти усилия не увенчались успехом. Задачи перевода экономики на интенсивные методы развития оказались нерешенными. Экономика по инерции продолжала развиваться в значительной мере на экстенсивной основе, ориентируясь на вовлечение в производство дополнительных трудовых и материальных ресурсов. Как следствие, серьезно снизились темпы роста производительности труда и другие показатели эффективности. Треть предприятий оказалась убыточной. Народное хозяйство, располагающее огромными ресурсами, натолкнулось на их нехватку. Образовался разрыв между общественными потребностями и достигнутым уровнем производства, между платежеспособным спросом и его материальным покрытием. Впервые в 1989 г. государственный бюджет оказался дефицитным. Уже нельзя было не признать серьезную деформацию всех звеньев финансов - государственных, отраслевых, региональных.

3. Финансовая мысль в эпоху рыночных преобразований

Обострение в 1980-е годы экономической и политической ситуации в стране требовало радикальных изменений в руководстве экономикой, в поддержании темпов экономического роста. В середине 1980-х годов появляются первые статьи и книги с резкой критикой существующего положения (А. Анчишкин, Л. Абалкин, О. Лацис, Н. Шмелев, Г. Попов, А. Аганбегян, С. Шаталин и др.). С приходом к власти М. Горбачева провозглашается политика на ускорение социально-экономического развития страны. Первоначально в 1985—1987 гг., в так называемый розовый период реформ, была разработана стратегия ускорения. Ее авторы исходили из того, что исчерпанные возможности экстенсивного развития в условиях неблагоприятной для СССР конъюнктуры на внешнем рынке позволяют обеспечить оптимальные темпы экономического роста, дальнейшего развития национального хозяйства на основе не количественных, а преимущественно качественных параметров. В центре внимания государства должен находиться научно-технический прогресс, который является базой преобразования структуры народного хозяйства на основе изменения его инвестиционной и структурной политики. Одновременно авторами .стратегии ускорения предусматривалась существенная (в рамках существовавших отношений) активизация элементов товарно-денежных отношений, что должно было способствовать преодолению наиболее вопиющих недостатков, стимулировать развитие субъектов хозяйства. Однако развитие рыночного механизма рассматривалось высшим руководством в качестве второстепенного, вспомогательного направления в стратегии «ускорения». Об этом свидетельствует следующее высказывание М. Горбачева:

«Не рынок, не стихийные силы, а прежде всего план должен определять основные стороны развития народного хозяйства». В основу стратегии ускорения ее авторы заложили два императива:

1) догнать Запад и 2) сделать это, опираясь на преимущества обновленной социалистической системы. Данная стратегия не может не вызывать реминисценцию об известном в 1950—1960 гг. лозунге партии «догнать и перегнать» и уходит идейными корнями в политику ускоренной индустриализации 1930-х годов, в марксистско-ленинскую трактовку социально-экономического прогресса в государстве победившего пролетариата. Неудивительно, что уже к началу 1987 г. стало очевидным, что политика ускорения требовала непомерных средств, которыми не располагало государство. Помимо этого эффективное использование имеющихся средств было невозможно в условиях сохранявшейся системы хозяйственных отношений, а точнее, ее предельной бюрократизации.

Результатом проводимой политики ускорения стал рост дефицита бюджета, дальнейшая деформация на рынке потребительских товаров, снижение уровня управляемости хозяйством. Положение усугублялось ухудшением мировой конъюнктуры на сырьевых рынках (главным образом нефтяном), чрезвычайными расходами государства, связанными с ликвидацией последствий Чернобыльской катастрофы, параноидальной антиалкогольной кампанией и пр. В этих условиях обозначилось некоторое смещение акцентов в стратегии реформ. К лету 1987 г. на первый план выходит более объемное направление, сконцентрированное в понятии перестройка, в то время как ускорение рассматривается лишь в качестве его составляющей.

В середине 1987 г. предпринимаются активные попытки сделать упор на развитие элементов рыночных отношений путем преимущественного расширения самостоятельности хозяйственных субъектов. Предприятия получили возможность распоряжаться большей частью полученной прибыли. Однако и это не обеспечило притока инвестиций, столь необходимых для модернизации базовых отраслей хозяйства, структурной его перестройки. Значительную часть высвободившихся средств предприятия направляют в фонд заработной платы, что было вполне оправданно в условиях постоянного падения жизненного уровня граждан. Одним из результатов этого стало дальнейшее углубление диспропорций, что выразилось в тотальном дефиците на рынке потребительских товаров при одновременном росте «денежного навеса». В результате к 1988 г. в реформационном процессе усиливается политическая доминанта. 1989—1991 гг. характеризуются тенденцией к дальнейшей потере управляемости экономикой и попытками консервативной стабилизации (политика кабинета В. Павлова), что в свою очередь еще более усугубляет экономическое, внутреннее социально-политическое положение.

В условиях перестройки происходит трансформация взглядов отечественных ученых-экономистов. Если в начале реформ главный акцент приходился на проблему совершенствования социалистических отношений, то по мере развития процесса реформирования он смещается в сторону необходимости кардинального преобразования государственной модели социализма в рыночную.

В новой политической ситуации, после августа 1991 г. и распада СССР, в центре внимания оказалась проблема вариантов перехода к рыночной экономике. При этом, впрочем, как и в настоящее время, существовали разнообразные оттенки спектра — от радикальных рыночно-капиталистических до ортодоксальных социалистических. В действительности в начале 1990-х годов в основу преобразований были положены теоретические конструкции сторонников радикального, рыночно-капиталистического варианта. Избранная модель была подчинена императиву: «делать, как на Западе — жить, как на Западе». Ее чертами являются опора на частную собственность, максимально свободные от вмешательства государства рыночные отношения, развивающиеся под воздействием рационального поведения субъектов, стремящихся к максимизации прибыли. Естественно, что построение такой модели требовало кардинального изменения сложившихся десятилетиями реалий, способа мышления подавляющего большинства граждан. Неудачные попытки реформ прежних лет, развал государственной системы управления, колоссальный протестный потенциал общества, молниеносность «августовской революции» сделали возможным воплощение на практике незначительно русифицированного варианта реформ молниеносного перехода к новым отношениям. Монетарная политика, направленная на оздоровление денежной системы, финансов, бюджета приобрела форму шоковой терапии правительства Е. Гайдара, апробированную к тому времени в ряде стран Восточной Европы. Столь же стремительно происходило становление институтов рынка, параллельно шел процесс ускоренной приватизации.

Сегодня представляется еще сложным оценить результаты реформ 1990-х годов. Наряду с небывалым спадом производства, резко негативными социальными, политическими, нравственными последствиями преобразований можно наблюдать и немногочисленные положительные результаты или во всяком случае возникшие потенциальные возможности в движении к цивилизованным рыночным отношениям. Столь же неоднозначен и подход отечественных экономистов к оценке осуществленной модели перехода к рынку. Так, наряду с рыночно-капиталистической моделью предлагается вариант смешанной рыночной экономики, ориентированной на известные модели немецкого социального рыночного хозяйства, так называемого шведского социализма и др. В условиях продолжающегося кризиса определенную популярность приобретают модели обновленного социализма, как бы возвращающие в состояние до начала либерализации. В последнее время становятся все более популярными идеи, основанные на отторжении западных вариаций хозяйственных отношений и на признании необходимости построения национальной модели с учетом цивилизационной специфики.

К 1992 г. в стране произошла смена политических ориентиров, государство провозгласило курс на демократизацию и рыночную экономику, что потребовало коренной перестройки всей экономики в целом и финансов в частности. Огромное значение в данном процессе имело разгосударствление и появление хозяйствующих субъектов различных форм собственности. На месте государственных предприятий возникли кооперативы, товарищества, малые предприятия, арендные предприятия, акционерные общества, фирмы с иностранным капиталом и т.д.; институты рыночной экономики: коммерческие банки, биржи, фонды и т.д.

Рыночная экономика привела к усилению роли финансов. Во-первых, с возникновением новых хозяйствующих субъектов наряду с традиционными возникают новые группы финансовых отношений, взаимосвязи между ними усложняются. Во-вторых, финансы становятся самостоятельной сферой денежных отношений, приобретают некую обособленность. Это обусловлено тем, что в рыночных отношениях деньги (материальная основа финансов), выполняя функцию средства обращения, становятся капиталом, т.е. самовозрастающей стоимостью. В-третьих, происходит смена приоритетов: постепенное снижение роли финансов на макроуровне и увеличение значения финансов на микроуровне.

В результате финансовая политика приобретает революционные черты. Многие экономисты сравнивают современный этап с этапом становления социалистических финансов.

Переход страны на новые экономические отношения чреват большими трудностями. Структурные преобразования вызвали значительный спад производства, безработицу, социальную и политическую нестабильность, инфляцию и т.п. В этих условиях финансовая политика неустойчива, часто меняется. Вместе с тем четко вырисовываются следующие тенденции:

1. Бюджет хотя и сохраняет свою главенствующую роль, но уже не является таким всеобъемлющим, как прежде. Если при административно-командной системе более 70% финансовых ресурсов концентрировалось в государственном бюджете, то сейчас - не более 40%. Крупные средства перераспределяются через такие государственные фонды, как Пенсионный, Фонд занятости, Фонд обязательного медицинского страхования и другие, обладающие автономностью.

2. Значительное снижение государственных доходов из ранее действующих источников или их потеря компенсируется увеличением их количества. Основной упор сделан на налоги, поэтому с 1992 г. налоговая система представляет собой сложную, противоречивую, во многом не отвечающую даже интересам новых хозяйствующих субъектов систему. Были введены такие новые налоги, как налог на добавленную стоимость, акцизы, налог на имущество предприятий и физических лиц, налог на операции с ценными бумагами и др. Налоговый пресс привел к еще большему спаду производства, падению инвестиций, уходу от уплаты налогов, утечке капиталов, расцвету теневой экономики.

3. Невмешательство государства в экономику подтверждается следующими цифрами: в 80-е годы более 57% бюджета страны расходовалось на народное хозяйство, в последние годы - не более 12%. Если раньше 78% всех капитальных вложений финансировалось из бюджета, то в настоящее время бюджет развития вынесен в отдельный раздел и в основном не обеспечен финансированием.

Авторитетнейший отечественный ученый-экономист академик Л.И. Абалкин полагает, что «говорить о дальнейшей судьбе российской экономической науки можно с чувством оптимизма и пессимизма». Она находится в условиях «острейшего, жестокого противоборства сторонников Вашингтонского консенсуса с его стремлением навязать всем универсальные решения, с одной стороны, и борцами за восстановление самобытных традиций России, сторонниками многоцветного, многопрофильного понимания будущего современной цивилизации — с другой. В ходе этого противоборства решается и вопрос о возрождении российской школы экономической мысли как органической части мировой науки. И речь идет не о возврате к старому, а об умении осознать реалии наступающего века».

Заключение

Если современность не понятна без истории, то история без современности — не актуальна. Изучение исторической литературы убедило нас в том, что теоретическое и прикладное решение современных финансовых проблем явилось развитием выводов науки прошлого. Идея преемственности и определила логику изложения: от истории - к современности. Исторический аспект развития финансовой науки и практики избран не в последнюю очередь по причине ощутимого дефицита историко-экономической литературы. Отечественная историческая литература в основном затрагивает прикладные проблемы налогообложения и бюджета. Переводной научной зарубежной литературы по истории финансов и налогов мало. Если современные работы по истории экономической мысли недостаточно освещают вопросы истории финансовой науки и практики, то в специальной финансовой литературе мало внимания уделено фундаментальным проблемам истории финансовой науки — ее генезису, теоретическим проблемам налогообложения (общая теория налогов, принципы обложения, теория переложения и т. д.), теории бюджета.

Первым русским автором сочинения в области финансов был Иван Семенович Пересветов, живший при Иване Грозном. С XVII века до нас дошли работы Юрия Крижанича и Григория Котошихина.

Не занимаясь специально финансовыми исследованиями, интересные сведения сообщает в своих трудах Василий Никитич Татищев.

В научный обиход термин „финансы" ввел первый русский профессор права Московского университета Семен Ефимович Десницкий. В его работе „О Узаконении финанском" (полное название работы „Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи") дается первое в отечественной науке определение финансов: „Финансы заключают в себе смысл пространный: они имеют предлогом доставление государству надельных и довольных по его надобностям доходов" .

В последующие полвека русская научная мысль не породила равного Тургеневу теоретика в области финансов, хотя в этот период и издаются первый русский учебник по теории финансов Ивана Горлова, первые исследования по истории развития финансов Ю.А. Гагемайстера, В. Кури, Д.П. Толстого, первая работа о государственном кредите М.Ф. Орлова.

Наиболее значимы для теории финансов исследования таких авторов конца XIX века, как Веселовский, Милюков, Лебедев, Янжул, Ходский, Витте, Озеров.

К началу XX века относится появление первых крупных работ М. Боголепова, В. Твердохлебова, А. Буковецкого, П. Гензеля и ряда других ученых. К сожалению, работы в области финансовой науки России советского периода в настоящее время не могут быть востребованы. Но труды таких ученых, как Дьяченко, Александров, Бирман, Э. Вознесенский, Чантладзе, Болдырев, еще будут предметом интереса исследователей более позднего времени.

Обострение в 1980-е годы экономической и политической ситуации в стране требовало радикальных изменений в руководстве экономикой, в поддержании темпов экономического роста. В середине 1980-х годов появляются первые статьи и книги с резкой критикой существующего положения (А. Анчишкин, Л. Абалкин, О. Лацис, Н. Шмелев, Г. Попов, А. Аганбегян, С. Шаталин и др.).

В целом же современное состояние отечественной экономической мысли характеризуется наличием двух направлений: одно пытается перенести на российскую почву все достижения западной экономической мысли, другое ищет свой специфический путь развития экономики России. Вероятно, как всегда, истина должна лежать где-то между этими полярными подходами.

Список литературы

  1. Абалкин Л.И. История экономической мысли. – М., 2000

  2. Агапова Т.А. Макроэкономика: М.: ОАО «НПО «Экономика», 1999. – 437 с.

  3. Баликоев В.З. Общая экономическая теория: Учеб. пособ.. – М.: Юристъ, 2000. – 440 с.

  4. Бункина М.К., Семенов А.М. Семенов В.А. Макроэкономика: Учеб. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд-во «Дело и сервис», 2000.-512 с.

  5. Виноградов В.В. Экономика России: Учеб. пособ.. – М.: Юристъ, 2001. – 320 с.

  6. История экономических учений. /Яковлев В.И. – М., 2001

  7. Мишкин Ф. Экономическая теория: Учебное пособие для вузов / Пер. с англ. Д.В. Виноградова под ред. М.Е. Дорошенко. – М.: Аспект Пресс, 1999. – 820 с.

  8. Национальная экономика России: потенциалы, комплексы, экономическая безопасность./ В.И. Волков и др.; под общ. ред. В.И. Лисова; Федеральная служба налоговой полиции ,РФ; Академии налоговой полиции: - М.: ОАО «НПО «Экономика», 2000. – 477 с.

  9. Пушкарква В.М. История финансовой мысли. – М., 2002

  10. Сабанти Б.Н. Теория финансов . – М., 2000

  11. Экономика : Учебник. 3-е изд., перераб. доп. / Под ред. д-ра экон. наук проф. А.С. Булатова. – М.: Юристъ, 1999. – 896 с.

  12. Финансы. /Ковалева В.К. – М., 2001

  13. Финансы . – 2002. - №7 (с15-17)




В оценочную компанию обратился заказчик с просьбой определить стоимость земельного участка





© 2002 - 2017 RefMag.ru