RefMag.ru - работы по оценке: аттестационная, вкр, диплом, курсовая, тест, контрольная, практикум

Помощь в решении задач, тестов, практикумов и др. учебных работ


Заказать:
- заказать решение тестов и задач
- заказать помощь по курсовой
- заказать помощь по диплому
- заказать помощь по реферату

Новости сайта

Полезные статьи

Популярные разделы:

- Антикризисное управление

- Аудит

- Бизнес планирование

- Бухгалтерский учет

- Деньги, кредит, банки

- Инвестиции

- Логистика

- Макроэкономика

- Маркетинг и реклама

- Математика

- Менеджмент

- Микроэкономика

- Налоги и налогообложение

- Рынок ценных бумаг

- Статистика

- Страхование

- Управление рисками

- Финансовый анализ

- Внутрифирменное планирование

- Финансы и кредит

- Экономика предприятия

- Экономическая теория

- Финансовый менеджмент

- Лизинг

- Краткосрочная финансовая политика

- Долгосрочная финансовая политика

- Финансовое планирование

- Бюджетирование

- Экономический анализ

- Экономическое прогнозирование

- Банковское дело

- Финансовая среда и предпринимательские риски

- Финансы предприятий (организаций)

- Ценообразование

- Управление качеством

- Калькулирование себестоимости

- Эконометрика

- Стратегический менеджмент

- Бухгалтерская отчетность

- Экономическая оценка инвестиций

- Инвестиционная стратегия

- Теория организации

- Экономика

- Библиотека






Поиск на сайте:

Экспертная и репетиторская помощь в решении тестов, задач и по другим видам работ. Сергей.
тел. +7(903)795-74-78, +7(495)795-74-78, [email protected], ,
Вконтакте: vk.com/refmag.

Примеры выполненных работ: | контрольные | курсовые | дипломные | отзывы | заказать | контакты |


,

Пример работы

Предпринимательская деятельность по гражданскому законодательству

2005 г.

Содержание

Введение

1. Предприниматели и гражданское законодательство

1.1 Предпринимательская деятельность гражданина

1.2 Юридические лица и их виды по ГК

1.3 Понятие и виды хозяйственных товариществ и обществ

1.4 Понятие производственного кооператива

2. Гражданский кодекс в хозяйственной практике

2.1 Статус отдельных юридических лиц

2.2 Проблемы обязательственного (договорного) права

Заключение

Библиография

Введение

21 октября 1994 года принят Гражданский кодекс Российской Федерации. Этот Кодекс - третий по счету после 1917 года.

Первый Гражданский кодекс РСФСР, принятый 31 октября 1922 года, был призван стать правовой базой новой экономической политики (нэпа). Неудивительно поэтому, что он отразил то внутреннее противоречие, которое было присуще данному периоду в развитии советского государства. Имеется в виду, что переход к новой экономической политике осуществлялся во имя двуединой цели: с одной стороны, развить сельское хозяйство и промышленность "на основе свободы торговли, свободы оборота", а с другой - сохранить командные высоты экономики за государством, ориентируясь на временный характер "отступления в сторону капитализма".

Гражданский кодекс 1922 года закрепил рыночные начала в правовом регулировании экономики. Кодекс провозгласил существование в стране частной собственности наряду с государственной и кооперативной собственностью, признал за каждым гражданином РСФСР право "организовывать промышленные предприятия с соблюдением всех постановлений, регулирующих промышленную и торговую деятельность и охраняющих применение труда". Было признано, что в собственности частных предпринимателей могут находиться орудия и средства производства, а также любое иное имущество, не изъятое из оборота. Таким образом, в числе возможных объектов права частной собственности оказались торговые и промышленные предприятия, имеющие наемных рабочих в количестве, не превышающем норм, предусмотренных особыми законами.

Кодекс урегулировал значительное число гражданско-правовых договоров и наиболее подробно те, которые были в большей степени характерны для предпринимательских отношений: купли-продажи, займа, подряда и др. При подготовке статей, посвященных указанным отношениям, а также ряда других статей Кодекса составители учитывали практику континентальных стран Европы. Весьма широко использовался опыт дореволюционного российского законотворчества. Имеется в виду главным образом проект Гражданского уложения России, разработка которого началась в конце XIX века и была прервана Октябрьской революцией.

Наряду с нормами, направленными на развитие свободного рынка товаров, работ и услуг, Кодекс вместил немалое число правил, имевших прямо противоположную направленность. Практически за пределы гражданского оборота были выведены земля, недра, леса, воды и многие другие виды имущества. Следует особо упомянуть о командной первой статье Кодекса. Она провозглашала, что "гражданские права охраняются законом за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их социальнохозяйственным назначением". Тем самым открывалась возможность отказа частным предпринимателям, которые прежде всего имелись в виду, в защите от нарушений любого принадлежащего им права. Для этого достаточно было сослаться на то, что закрепленный соответствующим правом интерес частного лица противоречит государственному интересу. В указанном смысле заслуживала внимания также ст. 4 Гражданского кодекса. Она устанавливала, что гражданская правоспособность предоставляется "в целях развития производительных сил страны РСФСР".

Уже через несколько месяцев после принятия Кодекса права частных предпринимателей стали сужаться. Одно из первых ограничений такого рода состояло в запрете гражданам выступать в роли частных посредников в отношениях между государственными организациями. Постепенно число таких ограничений росло. Параллельно происходило расширение оснований для властного вторжения государства в сферу гражданских отношений. В результате уже в начале 30-х годов в роли предпринимателей фактически выступали лишь государственные и кооперативные организации. Отношения между ними регулировались почти исключительно правительственными и ведомственными актами. Соответственно сфера применения Гражданского кодекса все более ограничивалась. Это нашло выражение в том, что начиная с 30-х и по 60-е годы из решений специально созданного для рассмотрения споров между государственными, а также кооперативными организациями государственного арбитража практически исчезли ссылки на Гражданский кодекс. Практически он становился исключительно кодексом для граждан.

В указанных условиях восстановить традиционную роль Кодекса можно было лишь путем включения в него основных положений, содержащихся в такого рода основополагающих для гражданского права актах. Так и произошло со вторым Гражданским кодексом, принятым 11 июня 1964 года. И хотя проект, а затем и сам официальный текст ГК был составлен в основном противниками так называемого хозяйственного права, в нем оказалось немало статей, закреплявших особую роль государства как организатора гражданского оборота, а также обеспечивавших примат плана по отношению к договору, специальные льготы и преимущества для государственной собственности, в частности в вопросах ее защиты, и др. Хотя соответствующие принципы определенным образом были смягчены по сравнению с ранее изданными актами, все же и в окончательной редакции Кодекса их было немало.

Неудивительно поэтому, что многие положения Кодекса 1964 года вступили впоследствии в противоречие с нарождающимися рыночными отношениями и в ряде случаев тормозили их развитие. В результате все более заметно ощущалась необходимость разработки нового кодификационного акта.

Одним из первых вопросов, которые возникли при подготовке проекта Кодекса, был выбор схемы его построения. Новый ГК подобно двум своим предшественникам, а также большинству принятых в разных странах в ХХ веке кодексов (среди изданных в последнее время соответствующих актов едва ли не единственное исключение - Гражданский кодекс Канадской провинции Квебек) выделил в специальный раздел общие для всего Кодекса положения. Тем самым было обеспечено единство Кодекса как комплекса основополагающих для гражданского права норм.

В отечественном законодательстве отсутствуют такие кодексы, как предпринимательский или хозяйственных, т.е. отношения субъектов данных отраслей права регулируются, главным образом, гражданским законодательством, а следовательно основным документом выступает гражданских кодекс РФ, из чего следует актуальность и значимость данной темы для исследования проблем предпринимательского права.

При написании работы, помимо нормативно-правовых актов, были использованы труды таких авторов, как В.В.Залесского, М.И. Брагинского., В.В.Витрянского, О.Н.Садикова и других научных деятелей в области гражданского, хозяйственного и предпринимательского права.

1. Предприниматели и гражданское законодательство

Статья 2 ГК указывает на то, что участниками регулируемых гражданским законодательством отношений выступают граждане и юридические лица. В этих отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации (в соответствии с Конституцией РФ в это число входят республики в составе РФ, края, области, города федерального значения - Москва и Санкт-Петербург, автономная область, автономные округа) и муниципальные образования.

В ГК выделено то обстоятельство, что гражданское законодательство регулирует также отношения между лицами, которые осуществляют предпринимательскую деятельность или участвуют в ней. Предпринимательской признается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.1 Соответствующей деятельностью могут заниматься не только юридические лица, но и отдельные граждане. Для тех и других является обязательным закрепленный ГК формальный признак: они должны быть в установленном законом порядке зарегистрированы в качестве лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Включение в ГК нормы, посвященной предпринимательской деятельности, имеет двоякий смысл. Прежде всего это связано с тем, что ряд гражданско-правовых норм (некоторые из них содержатся в самом ГК) создает в рамках гражданского права особый режим именно для предпринимателей. Примером может служить статья 401. Из пункта 1 данной статьи следует, что, если иное не предусмотрено законом или договором, должник освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства в случаях, когда будет признано, что это произошло не по его вине (при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения, но обязательство осталось нарушенным). Исключение из приведенного правила содержится в п. 3 той же статьи: должник, который не исполнил или ненадлежащим образом исполнил обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет за это ответственность независимо от своей вины. Разумеется, при установлении того, какой из этих двух пунктов ст. 401 следует в конкретном случае применить, суд будет руководствоваться приведенным выше определением предпринимательской деятельности.

Немало такого же рода норм со специальным режимом для предпринимателей содержится и в некоторых других статьях ГК, особенно в разделе, посвященном общим положениям обязательственного права (ст. 316, 322, 428 и др.).

При этом суд должен учитывать существование двух видов специальных норм. Имеется в виду, что для применения одних из них достаточно участия в правоотношении предпринимателя только на одной стороне (пример - указанная выше ст. 401), в то время как другие предполагают выступление в правоотношении предпринимателей с обеих сторон (пример - ст. 310).

Существует и второй аспект в этом вопросе. Признав, что предпринимательская деятельность регулируется именно гражданским законодательством, ГК таким образом безоговорочно отверг возможность параллельного существования гражданского и, независимо от него, предпринимательского (вариант - торгового или хозяйственного) кодекса.

1.1 Предпринимательская деятельность гражданина

В ГК включены специальные нормы, посвященные предпринимательству граждан. Предусмотрено, что гражданин может заниматься хозяйственной деятельностью без образования юридического лица, то есть как индивидуальный предприниматель, с момента регистрации в этом качестве. В силу п. 3 ст. 23 к предпринимательской деятельности гражданина применяются правила Кодекса, регулирующие деятельность коммерческих организаций, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов и существа правоотношения. Это означает помимо прочего, что государственная регистрация граждан-предпринимателей, как и юридических лиц, будет производиться органами юстиции (ст. 51). Вместе с тем в соответствии со ст. 8 Вводного закона до введения в действие закона о регистрации юридических лиц применяется действующий порядок. Он установлен Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Президента РФ от 8 июля 1994 года.

Для регистрации гражданин-предприниматель должен подать заявление, составленное по установленной форме, и документ об оплате регистрационного сбора. Органам государственной регистрации запрещено требовать представления каких-либо иных документов. Личная явка для регистрации необязательна, документы могут быть высланы и по почте. Регистрационные органы обязаны произвести регистрацию в день поступления документов либо в трехдневный срок с момента получения их по почте. В те же сроки должно быть выдано (выслано по почте) свидетельство о регистрации, которое является бессрочным. Государственная регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, а также регистрационное свидетельство утрачивают силу, если сам предприниматель подает заявление об аннулировании регистрации и выданного ему свидетельства либо если судом вынесено решение о признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом).

В таком же порядке регистрируются крестьянские (фермерские) хозяйства.

Отказ соответствующего органа в регистрации, а также несвоевременное ее осуществление могут быть обжалованы в суд.

Отдельными видами деятельности гражданин-предприниматель вправе заниматься лишь на основании лицензии - специального разрешения органов, уполномоченных на ведение лицензирования. Порядок ведения лицензионной деятельности утвержден постановлением Правительства РФ от 24 декабря 1994 года.

Индивидуальные предприниматели не всегда соблюдают правила о государственной регистрации. С учетом этого обстоятельства в ст. 23 предусмотрено, что такой предприниматель не вправе ссылаться в отношении совершенных им хозяйственных сделок на то, что он не является предпринимателем, и суд, в свою очередь, может в отношении таких сделок применить нормы, регулирующие предпринимательскую деятельность. Например, в виде общего правила установлено, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство, отвечает при наличии своей вины. Если же такое нарушение связано с предпринимательской деятельностью, то ответственность наступает независимо от вины. Исходя из ст. 23, если гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью без соответствующей регистрации, нарушит обязательство, к нему будет применено правило, регулирующее ответственность предпринимателя.

Статья 25 посвящена несостоятельности (банкротству) индивидуального предпринимателя. В ней предусмотрены условия, порядок и последствия признания индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом).

Индивидуальный предприниматель признается банкротом, если по своему имущественному положению он не в состоянии удовлетворить требования кредиторов. Имеются в виду требования, которые связаны с его предпринимательской деятельностью. При осуществлении процедуры признания банкротом к гражданину должны быть предъявлены все требования по обязательствам, связанным с его предпринимательской деятельностью, одновременно могут быть заявлены и требования по другим обязательствам (о взыскании алиментов, возмещении причиненного вреда, по оплате коммунальных услуг и т. п.).1 Заявленные требования кредиторов удовлетворяются за счет принадлежащего индивидуальному предпринимателю имущества, на которое может быть обращено взыскание, в порядке очередности. Установлено пять очередей: в первую очередь удовлетворяются требования граждан, связанные с возмещением вреда, причиненного жизни и здоровью. Поскольку, как правило, такие выплаты носят повременный характер, соответствующие суммы должны быть капитализированы в страховой компании. В первую очередь удовлетворяются также требования о взыскании алиментов; во вторую очередь должны быть произведены расчеты с лицами, работающими у индивидуального предпринимателя по трудовому договору (контракту), а также выплачено вознаграждение по авторским договорам; в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов, обеспеченные залогом принадлежащего индивидуальному предпринимателю имущества; в четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды и, наконец, в пятую очередь производятся расчеты со всеми остальными кредиторами. Приведенная очередность совпадает с той, которая установлена для погашения долгов при банкротстве юридического лица.

После завершения расчетов по заявленным требованиям гражданин освобождается от исполнения всех оставшихся обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью, независимо от того, были заявлены такие обязательства или нет. Что касается обязательств, не связанных с его предпринимательской деятельностью, то погашаются лишь заявленные и учтенные требования. Особенность последствий признания банкротом индивидуального предпринимателя в отличие от банкротства юридического лица состоит в том, что кредиторы по обязательствам, не связанным с предпринимательской деятельностью, которые не предъявили свои требования до признания его банкротом, сохраняют право на их предъявление и после завершения процедуры банкротства. Кроме того, не погашаются требования граждан о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, а также иные требования личного характера, независимо от того, были они заявлены при процедуре банкротства или нет.

Индивидуальный предприниматель признается несостоятельным (банкротом) по решению суда. Он может также по согласованию с кредиторами добровольно (без решения суда) объявить себя банкротом.

Основания и порядок признания индивидуального предпринимателя банкротом устанавливаются законом о несостоятельности (банкротстве). В настоящее время действует Закон РФ от 2002 года "О несостоятельности (банкротстве) предприятий". Положения, содержащиеся в этом Законе, с учетом существа правоотношений применяются и к признанию банкротом гражданина-предпринимателя. Вместе с тем следует отметить, что специфика признания банкротом предпринимателя-гражданина пока не нашла в нем отражения.


1.2 Юридические лица и их виды по ГК

Статья 48 ГК воспроизводит ст. 11 Основ. В приведенном в ней определении юридического лица закреплены признаки соответствующей конструкции. Решающий из них - имущественная обособленность. Именно ее выражает содержащееся в ст. 48 указание на то, что юридическое лицо "имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество". При этом под "обособленным имуществом" подразумевается имущество в его широком значении, включающем вещи, права на вещи и обязанности по поводу вещей. Данная норма предполагает, что имущество юридического лица обособляется от имущества его учредителей, а если речь идет об организации, построенной на началах членства, то есть корпорации, от имущества ее членов. Свое конкретное выражение имущественная обособленность находит в том, что юридическое лицо в зависимости от его вида должно иметь либо самостоятельный баланс (коммерческая организация), либо самостоятельную смету (некоммерческая организация).

Второй конституирующий признак юридического лица, включенный в его определение, - самостоятельная имущественная ответственность. Юридическое лицо "отвечает по своим обязательствам этим имуществом"1. Если иное не предусмотрено в законе или в учредительных документах, ни учредители, ни участники юридического лица не отвечают по его долгам и точно так же юридическое лицо не отвечает по долгам учредителей (участников).

Третий признак юридического лица - самостоятельное выступление в гражданском обороте от своего имени. Он означает, что "юридическое лицо может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде".

Наконец, четвертый признак, не включенный в комментируемую статью, но предполагаемый ею, именуется обычно "организационным единством". Из него следует, что юридическое лицо обладает соответствующей устойчивой структурой. Выступление юридического лица как единого целого обеспечивается тем, что во главе соответствующего образования стоят наделенные весьма определенной компетенцией органы, которые осуществляют внутреннее управление юридическим лицом и действуют от его имени вовне. Те, кто находятся внутри юридического лица - руководители, работники, должны знать, что представляет собой соответствующее образование, чем оно будет заниматься, кто и как управляет им, что представляет собой его имущество и др. Это же важно и для тех, кто вступает или только намеревается вступить с данным образованием в правовые отношения.

Перечисленные и многие другие связанные с ними вопросы закрепляются в учредительных документах юридического лица (ст. 52 ГК). Из приведенного признака вытекает еще одно требование: каждое юридическое лицо должно создаваться и действовать на основе определенных, составленных в соответствии с законом учредительных документов.

Юридическим лицом является только такое образование, которое удовлетворяет всем указанным выше признакам. Для того, чтобы облегчить положение участников гражданского оборота, и прежде всего тех из них, кто решает для себя вопрос о заключении договора с соответствующим образованием, установлена обязательная государственная регистрация юридических лиц. Включение того или иного образования в единый реестр юридических лиц (см. ст. 51 ГК) служит необходимым, достаточным и вместе с тем бесспорным доказательством того, что данное образование признано в установленном порядке юридическим лицом.

Коллективные образования, которые не являются юридическими лицами, не вправе выступать в гражданском обороте ни от своего, ни от чужого имени.

Статьи 48 и 50 ГК последовательно исходят из того, что юридическими лицами могут признаваться только такие образования, которые построены по одной из указанных в самом законе моделей. Таким образом, принцип конструирования юридических лиц прямо противоположен тому, который используется для создания договоров. Участники гражданского оборота могут заключать договоры, как названные в законе ("поименованные"), так и прямо в законе не указанные ("непоименованные"). В отличие от этого любое юридическое лицо должно непременно строиться по модели, которая известна законодателю и им урегулирована.

Наиболее общим образом принцип "замкнутого" перечня юридических лиц выражен в п. 2 ст. 50 ГК, из которого следует, что гражданской правоспособностью могут обладать только такие коммерческие организации, которые прямо названы в этом пункте. И только некоммерческие организации в силу п. 3 той же статьи могут создаваться как в форме поименованных в ГК, так и "в других формах, предусмотренных законом". При этом следует указать на то, что содержащийся в п. 3 ст. 50 ГК перечень некоммерческих организаций не охватывает всех названных в ГК видов таких организаций. Речь идет об упомянутом в ст. 291 товариществе собственников жилья, представляющем собой некоммерческую организацию, создаваемую и действующую в соответствии со специально посвященным этому виду товариществ законом.

Принцип "замкнутости" проведен и применительно к отдельным группировкам коммерческих юридических лиц (так, пп. 2 и 3 ст. 66 ГК ограничивают круг возможных видов хозяйственных обществ и товариществ, ст. 113 - унитарных предприятий).1 Кроме того, особо выделены дочерние и зависимые общества, которые, однако, не признаются самостоятельными видами юридических лиц, поскольку предполагается, что они строятся по модели какого-либо хозяйственного общества (ст. 105, 106 ГК).

Замкнутость круга допускаемых законом видов юридических лиц, но также лишь по отношению к коммерческим организациям, подтверждает и Вводный закон.

В нем предусмотрено (ст. 6), что со дня опубликования части первой ГК "коммерческие организации могут создаваться исключительно в тех организационно-правовых формах, которые предусмотрены для них главой 4 Кодекса". В этой связи Вводный закон определяет, в какие именно виды юридических лиц, указанные в Кодексе, должны трансформироваться не имеющие в нем аналогов коммерческие организации, существовавшие к моменту вступления Кодекса в силу.

Классификация юридических лиц проводится в ГК дважды: в п. 2 ст. 48 и в ст. 50. И та и другая классификация имеют важное значение, поскольку в обоих случаях отнесение соответствующего вида юридических лиц к той или иной группе предопределяет его особый правовой режим. В п. 2 ст. 48 в качестве основания классификации используется соотношение в правах учредителей (участников) и самого юридического лица. Это дало возможность Кодексу (аналогичное деление было проведено и в п. 2 ст. 11 Основ) указать три модели юридических лиц.

Сущность первой модели состоит в том, что учредители (участники) с передачей юридическому лицу соответствующего имущества полностью утрачивают свои вещные права на него. Не имеют они таких прав и по отношению к приобретенному имуществу. Соответственно и переданное учредителями (участниками) и приобретенное самим юридическим лицом имущество признается принадлежащим ему на праве собственности. Утрачивая вещные права, учредитель (участник) взамен приобретает права обязательственные - права требования к юридическому лицу. Подразумеваются, в частности, права, принадлежащие члену организации: участвовать в управлении ею, получать дивиденды и др.

По этой первой модели строятся хозяйственные товарищества и хозяйственные общества, а также производственные и потребительские кооперативы, то есть юридические лица - корпорации.

Вторая модель отличается тем, что учредитель, передавая юридическому лицу во владение, пользование и распоряжение соответствующее имущество, продолжает оставаться его собственником. Учредитель признается собственником и всего того, что юридическое лицо приобретает в дальнейшем в процессе своей деятельности. Тем самым вещными правами на одно и то же имущество обладают учредитель-собственник и само юридическое лицо, которому имущество принадлежит на производном от собственности праве хозяйственного ведения (ст. 294, 295 ГК) или оперативного управления (ст. 296). Комментируемая статья относит к юридическим лицам, использующим указанную модель, государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также финансируемые собственниками учреждения, в частности, в случаях, когда в роли собственника выступает Российская Федерация, субъект Федерации или муниципальное образование (имеются в виду министерства, ведомства, школы, институты, больницы и т.п.).

Наконец, третья модель предполагает, что юридическое лицо становится собственником всего принадлежащего ему имущества. При этом в отличие от первой и второй модели в указанном случае учредители (участники) никакими имущественными правами по отношению к юридическому лицу - ни обязательственными, ни вещными - не обладают. К числу таких юридических лиц относятся общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы).

Различие между тремя указанными моделями наглядно проявляется, в частности, в момент ликвидации юридического лица. Участники юридического лица, построенного по первой модели, вправе претендовать на часть оставшегося имущества, которая соответствует их доле (половину, четверть и т.п.). Учредитель юридического лица, построенного по второй модели, получает все, что осталось после расчетов с кредиторами. При третьей модели учредители (участники) никаких прав на оставшееся имущество вообще не приобретают.

Вторая классификация, также известная Основам (ст. 18), носит двучленный характер. Статья 50 разделила все юридические лица на "коммерческие" и "некоммерческие" организации. Основанием послужила цель осуществляемой организацией деятельности. Коммерческими признают организации, которые имеют основной целью извлечение прибыли, а некоммерческими - те, которые такой цели не преследуют и полученную прибыль не распределяют.

К числу коммерческих юридических лиц относят хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные предприятия, а некоммерческих потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), финансируемые собственником учреждения, благотворительные и иные фонды, а также некоторые другие обладающие указанными признаками юридические лица, предусмотренные законом.

Некоммерческим организациям предоставляется право заниматься предпринимательской деятельностью, но лишь при одновременном наличии двух условий: эта деятельность должна, во-первых, служить достижению целей, поставленных перед организацией, и, во-вторых, по своему характеру соответствовать этим целям.


1.3 Понятие и виды хозяйственных товариществ и обществ

Хозяйственные товарищества и общества - обычная и наиболее распространенная в нормальном имущественном обороте форма коллективной предпринимательской деятельности. Они открывают в ГК перечень отдельных видов коммерческих организаций, будучи к тому же универсальной формой, в рамках которой может осуществляться любая профессиональная предпринимательская деятельность производственная, торговая, посредническая, кредитно-финансовая и страховая и т. д.

Такого рода объединения, создаваемые предпринимателями, в европейском праве обычно называются компаниями, а в американском - корпорациями. В России они традиционно именовались торговыми товариществами, поскольку торговля обычно ассоциировалась с коммерческой деятельностью. Отсутствие частной коммерции в прежней экономике вынуждало к использованию более "нейтрального" понятия "хозяйственная деятельность". С учетом этих традиций ГК также использует термин "хозяйственные" применительно к обществам и товариществам.

Впервые общества и товарищества были возрождены в нашем современном законодательстве союзным, а затем российским законами о собственности, а более подробная регламентация их правового положения последовала в Основах гражданского законодательства 1991 года и в российском Законе о предприятиях и предпринимательской деятельности, а также в некоторых подзаконных актах1 (Положение об акционерных обществах, утвержденное постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года N 601). К сожалению, некоторые из названных актов не отличались высоким уровнем разработки, содержали противоречивые, а нередко и просто ошибочные положения и потому не могли служить базой для соответствующих правил нового ГК.

С введением в действие правил гл. 4 ГК, вступившей в силу с 8 декабря 1994 года (то есть с момента официального опубликования в "Российской газете"), прежнее законодательство об обществах и товариществах, по сути, утратило силу. Теперь к этим коммерческим организациям применяются соответствующие правила нового ГК (п. 2 ст. 6 Вводного закона), а их учредительные документы действуют в части, не противоречащей нормам Кодекса.

Приведение учредительных документов обществ и товариществ, созданных до 8 декабря 1994 года, в соответствие с правилами ГК "растянуто" во времени. Товарищества (полные и "смешанные", или коммандитные) должны привести свои учредительные документы в соответствие с нормами ГК до 1 июля 1995 года. Кодекс содержит исчерпывающие правила о статусе товариществ, не требующие дальнейшей конкретизации специальными законами.

Сложнее обстоит дело с обществами - акционерными и с ограниченной ответственностью (а также с товариществами с ограниченной ответственностью, приравнивавшимися ст. 11 ранее действовавшего Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности к обществам). Применительно к этим юридическим лицам ГК ограничивается установлением лишь наиболее общих правил, рассчитанных на последующее принятие двух специальных законов - об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью. Эти законы (или акты о порядке введения их в действие) должны решить и вопросы о порядке и сроках приведения учредительных документов ранее созданных обществ в соответствие с ГК и этими специальными по отношению к ГК законами. Поэтому учредительные документы таких обществ будут действовать до момента, определенного указанными законами (п. 4 ст. 6 Вводного закона), разумеется, в части, не противоречащей правилам нового ГК.

Следовательно, законодатель не требует скорого, "одномоментного" приведения учредительных документов ранее созданных обществ и товариществ в соответствие с правилами нового ГК путем их перерегистрации. Напротив, он намеренно предоставил значительное время для изучения нового законодательства.

Товарищества и общества имеют много общих черт. Все они являются коммерческими организациями, ставящими основной задачей получение прибыли и распределение ее между участниками. Они обладают теперь общей правоспособностью, позволяющей им осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК), в том числе и не предусмотренные прямо их уставами. Если устав или иной учредительный документ ограничивает сферу деятельности общества или товарищества, а его исполнительные органы в нарушение данного запрета заключили соответствующую сделку от имени общества, оспорить ее путем признания недействительной будет возможно лишь при доказанности того, что контрагент знал о таких ограничениях по сделке (ст. 173 ГК). В противном случае сделку следует исполнить, а совершившие ее должностные лица общества или товарищества будут нести перед обществом ответственность на основании п. 3 ст. 53 ГК. Таким образом, закон охраняет прежде всего интересы других участников коммерческого оборота, которые не обязаны знать о подобных ограничениях и имеют дело с коммерческой организацией как с субъектом, обладающим общей правоспособностью.

Общества и товарищества являются едиными и единственными собственниками своего имущества (п. 3 ст. 213 ГК). Несмотря на то, что их уставный (в обществах) или складочный (в товариществах) капитал разделяется на доли (вклады) участников, это не превращает их имущество в объект долевой собственности участников, как ошибочно полагал ранее действовавший Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности. Ведь такой капитал представляет собой условную величину, складывающуюся из стоимости (то есть денежной оценки) вкладов участников. Поэтому и "доля" в таком капитале является условной величиной, определяющей объем требований участника к обществу или товариществу. В противном случае становится непонятным, какое же право на обособленное имущество участников (учредителей) имеет само общество или товарищество и для чего вообще создается такое юридическое лицо: ведь участники отношений долевой собственности всегда несут ответственность по общим обязательствам всем своим имуществом, хотя и пропорционально своим долям. Само юридическое лицо, следовательно, ответственности не несет (ибо у него в этом случае не образуется собственного имущества) и потому теряет смысл для его учредителей. Ясно, что этот вывод есть прямое следствие неправильности исходных посылок.

В силу правила абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК участники обществ и товариществ утрачивают право собственности на передаваемое в виде вкладов обществу или товариществу имущество. Взамен они получают обязательственные права требования: на часть дохода (дивиденд) и на ликвидационную квоту (часть имущества, оставшуюся при ликвидации данного юридического лица после удовлетворения требований всех его кредиторов), а также на участие в управлении делами общества, являющегося по своей природе корпоративным, основанным на отношениях членства.

Общества и товарищества образуются по договору их учредителей (первых участников), то есть на добровольной основе. Участники этих коммерческих организаций в соответствии с законом сами определяют структуру управления и формируют органы созданных ими юридических лиц, осуществляя в установленном законом порядке контроль за их деятельностью.

Различия обществ и товариществ проистекают из того обстоятельства, что товарищества рассматриваются законом как объединения лиц, тогда как общества - в качестве объединения капиталов.1 Объединения лиц, помимо имущественных вкладов, предполагают непосредственное, личное участие в делах товарищества. А так как речь идет об участии в предпринимательской деятельности, ее участник должен иметь статус либо коммерческой организации, либо индивидуального предпринимателя. Следовательно, предприниматель может быть участником только одного товарищества, а само товарищество может состоять только из предпринимателей (то есть не вправе иметь в своем составе некоммерческие организации или граждан, не занимающихся предпринимательской деятельностью).

В отличие от этого общества как объединения капиталов не предполагают (хотя и не исключают) личного участия учредителей (участников) в своих делах, а потому допускают, во-первых, одновременное участие в нескольких обществах, в том числе однородных по характеру деятельности (что понижает риск имущественных потерь), во-вторых, участие в них в принципе любых лиц, а не только профессиональных предпринимателей.

Кроме того, участники товариществ несут неограниченную ответственность по их долгам всем своим имуществом (за исключением вкладчиков коммандитного товарищества), тогда как в обществах участники вообще не отвечают по их долгам, а несут только риск убытков (утраты внесенных вкладов), если не считать участников обществ с дополнительной ответственностью. Поскольку нельзя дважды поручиться одним и тем же имуществом по долгам нескольких самостоятельных организаций, такая ответственность свидетельствует также в пользу невозможности одновременного участия предпринимателя более чем в одном товариществе.

ГК относит к товариществам полные и коммандитные (или товарищества на вере), а к обществам - общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью и акционерные. Этот перечень является исчерпывающим и, кстати, наиболее широким из известных другим правопорядкам. Создание иных форм товариществ и обществ исключено законом. Вместе с тем одни общества или товарищества могут участвовать в деятельности других обществ или товариществ (в качестве участников, учредителей). Это приводит к появлению различных "смешанных" форм, а также "материнских" (контролирующих) и дочерних компаний (обществ), которые не составляют, однако, самостоятельных организационно-правовых форм.

Следует отметить, что прежнее законодательство не признавало полное товарищество юридическим лицом, неосновательно отождествляя его с простым товариществом (договором о совместной деятельности). Между тем речь идет о двух различных формах предпринимательства. В первом случае создается самостоятельное юридическое лицо собственник имущества, что было традиционным для российского права. Во втором случае по договору участников объединяются их имущественные вклады и координируется деятельность без создания особого юридического лица, что влечет появление отношений общей долевой собственности.


1.4 Понятие производственного кооператива

Кодекс возрождает кооператив как форму коллективного предпринимательства, незаслуженно отвергнутую Законом о предприятиях и предпринимательской деятельности и законодательством о приватизации. При этом он исходит из различного правового положения производственного кооператива как коммерческой организации и потребительского кооператива как некоммерческой организации.

Производственный кооператив - объединение не являющихся предпринимателями граждан, которое создано ими для совместной хозяйственной деятельности на базе личного трудового участия и объединения некоторых имущественных взносов (паев), причем члены кооператива несут дополнительную ответственность по его долгам своим личным имуществом в пределах, установленных законом и уставом кооператива.1

Из этого проистекают и отличия кооператива от обществ и товариществ. Прежде всего, кооператив - объединение граждан, не являющихся предпринимателями, но участвующих в его деятельности личным трудом. Речь при этом не идет об участии в предпринимательской деятельности, как это имеет место в хозяйственных товариществах. Паевые взносы членов кооператива и их размер сами по себе не влияют ни на количество голосов, имеющихся у его членов, ни на размер получаемого ими дохода. В соответствии с п. 4 ст. 110 ГК каждый член кооператива имеет один и только один голос при принятии решений независимо от размера пая, а чистый доход распределяется между его членами в соответствии с их трудовым участием, а не пропорционально паям (вкладам), что никак не свойственно обществам и товариществам. Это и характеризует кооператив как артель - особую форму организации трудовой и предпринимательской деятельности граждан, основанную на началах равенства всех ее участников.

В отличие от хозяйственного общества кооператив не может функционировать в качестве "компании одного лица", в связи с чем п. 3 ст. 108 предусматривает обязательный минимум членов кооператива, не ограничивая вместе с тем их количество какой-либо предельной величиной. Если в производственном кооперативе остается менее пяти участников, он подлежит ликвидации. С этой точки зрения можно отметить, что именно такой кооператив представляет собой оптимальную правовую форму коллективного предпринимательства граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями и не желающих допустить участие в их совместной деятельности посторонних лиц, например, на приватизированных предприятиях. К сожалению, законодательство о приватизации вынуждало трудовые коллективы бывших госпредприятий прибегать к форме закрытых акционерных обществ, не предназначенных для указанных целей.

В п. 1 ст. 107 ГК предусмотрена возможность участия в производственных кооперативах юридических и физических лиц, вносящих лишь имущественный вклад, но не привлекающихся к личному трудовому участию в его деятельности. Такие "финансовые участники" должны своими взносами содействовать укреплению материального положения кооператива, но не превращать его в разновидность хозяйственных обществ. Поэтому специальными законами о производственной кооперации, а также уставами отдельных кооперативов должно быть установлено ограничение на такое участие по количеству паев и голосов, имеющихся у "финансовых участников".


2. Гражданский кодекс в хозяйственной практике

2.1 Статус отдельных юридических лиц

Следует отметить, что вызывает некоторые вопросы статус "товариществ с ограниченной ответственностью" (ТОО), созданных на основе ранее действовавшего Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности. Этот Закон (ст.11) отождествлял товарищества с ограниченной ответственностью и акционерные общества закрытого типа. В связи с этим у участников многих сохранившихся ТОО возникает вопрос: каким же законодательством ныне регламентируется статус этого юридического лица - об акционерных обществах или об обществах с ограниченной ответственностью?

Прежде всего необходимо вновь отметить, что речь идет о двух различных организационно-правовых формах: акционерном обществе (разновидностями которого в соответствии со ст.97 ГК и ст.7 Закона об акционерных обществах являются открытое и закрытое общества) и обществе с ограниченной ответственностью (которое является именно обществом, а не товариществом - ср. пп.2 и 3 ст.66 ГК). На созданные ранее, в период действия Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности, ТОО формально действительно распространялось действие Положения об акционерных обществах от 25 декабря 1990 года N 601, что порождало ряд сложных, а иногда и неразрешимых с позиций здравого смысла коллизий. Однако с вступлением в силу части первой ГК РФ (правила главы 4, посвященные юридическим лицам, в соответствии с п.1 ст.6 Федерального закона о введении в действие части первой ГК РФ (далее - Вводного закона) вступили в действие ранее остальных разделов Кодекса - с 8 декабря 1994 года) и практически полной отменой действия Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности (ст.2 Вводного закона) все встало на свои места.

Согласно указанию п.2 ст.6 Вводного закона к созданным до 8 декабря 1994 года товариществам с ограниченной ответственностью применяются нормы главы 4 Кодекса об обществе с ограниченной ответственностью (ст.87-94), а к акционерным обществам закрытого типа нормы об акционерном обществе (ст.96-104). В связи с этим никакие правила акционерного законодательства, в том числе о порядке проведения общего собрания участников общества, на деятельность обществ с ограниченной ответственностью не распространяются.

Это же относится и к возможности исключения участника из общества. Акционера невозможно исключить из акционерного общества, ибо он является собственником имеющихся у него акций (или управомоченным лицом при выпуске "акций" в "безналичной", или в "безбумажной", форме) и лишить его права собственности на акции (или прав требования, удостоверенных в "безбумажной" форме) нельзя. Акционер не несет никаких обязанностей по отношению к своему обществу, кроме обязанности полной оплаты приобретенных им акций, поэтому основания (причины) его исключения из общества даже теоретически отсутствуют (а при неполной оплате акций он не становится полноправным акционером).

Иное положение занимает участник общества с ограниченной ответственностью. Он может нести по отношению к обществу различные обязанности (помимо обязанности полной оплаты своей доли или пая), предусмотренные законом или уставом конкретного общества. В отсутствие специального закона об обществах с ограниченной ответственностью (его проект в начале 1997 года внесен для рассмотрения в Государственную Думу РФ) следует руководствоваться соответствующими правилами главы 4 Гражданского кодекса и уставом конкретного общества.

При этом необходимо иметь в виду, что уставы обществ с ограниченной ответственностью, созданных до 8 декабря 1994 года (в форме товариществ с ограниченной ответственностью), действуют в части, не противоречащей правилам ГК (абз.2 п.2 ст.6 Вводного закона). Они должны быть приведены в полное соответствие с правилами Гражданского кодекса в сроки, которые установит новый Закон об обществах с ограниченной ответственностью (п.4 ст.6 Вводного закона). Нельзя, к сожалению, считать действующим и Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 года N 590 (в части правил, касающихся обществ с ограниченной ответственностью), содержавшее четкие правила, в том числе и в отношении исключения участника из такого общества. Дело в том, что его действие было полностью парализовано новыми актами российского законодательства (Законом о предприятиях и предпринимательской деятельности и Положением об акционерных обществах), а после их отмены специально не восстанавливалось.

Несмотря на то, что в правилах главы 4 ГК об обществах с ограниченной ответственностью правила об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью отсутствуют, это не означает, что такой возможности в принципе не имеется. Она предусматривалась как ранее действовавшим законодательством (в частности, союзным Положением N 590), так и уставами многих конкретных обществ ("товариществ") с ограниченной ответственностью и вполне соответствует природе этих коммерческих организаций (а Кодекс вовсе не имел перед собой задачи исчерпывающим образом урегулировать статус обществ с ограниченной ответственностью, оставив ее специальному закону).

Поэтому исключение участника из общества с ограниченной ответственностью возможно при нарушении им конкретных обязанностей, прямо предусмотренных учредительными документами такого общества ("товарищества"), и в установленном ими же порядке. При отсутствии в уставе общества каких-либо дополнительных гражданско-правовых (а не трудовых или иных) обязанностей участника по отношению к обществу не может возникнуть и оснований для его исключения.

Применительно к акционерным обществам нередко возникает вопрос об оплате акций, дополнительно выпускаемых в связи с переоценкой основных фондов. Как известно, инфляционные процессы сделали необходимой периодически и повсеместно проводимую в учетных целях переоценку стоимости недвижимого и наиболее ценного движимого имущества (по бухгалтерской терминологии - "основных фондов"), числящегося на балансах юридических лиц. В связи с этим подлежит соответствующему увеличению размер уставного капитала, если в его составе числится такого рода имущество. 1Для акционерного общества, уставный капитал которого составляется из номинальной стоимости акций (п.1 ст.99 ГК, п.1 ст.25 Закона об акционерных обществах), это означает необходимость либо пропорционального увеличения номинальной стоимости выпущенных (размещенных) им акций, либо выпуска новых акций (для второго случая устав общества может предусматривать преимущественное право акционеров владельцев голосующих акций на их приобретение пропорционально количеству уже имеющихся у них голосующих акций общества, что предусмотрено п.3 ст.100 ГК и ст.40, 41 Закона об акционерных обществах). Какую из двух указанных возможностей избрать - дело самого общества (его общего собрания).

Одно из акционерных обществ в связи с переоценкой основных фондов решило произвести увеличение своего уставного капитала путем выпуска дополнительных акций "с размещением их среди акционеров пропорционально их доле в уставном капитале" (точнее, пропорционально количеству имеющихся у них акций, причем такая возможность, очевидно, предусмотрена уставом общества и речь идет о голосующих акциях). При этом возник вопрос: следует ли акционерам оплачивать данные акции или эти дополнительные акции могут быть размещены среди них без оплаты?

Нужно иметь в виду, что такой случай, как необходимость увеличения уставного капитала акционерного общества в связи с произведенной в обязательном (публично-правовом) порядке переоценкой его "основных фондов", прямо не урегулирован акционерным законодательством. Ведь оно рассчитано на нормальную ситуацию увеличения капитала в связи с привлечением обществом дополнительного имущества (инвестиций), ростом его доходов (прибыли) и т.п., а не на его искусственный прирост (путем "приписки" к определенной стоимости имущества соответствующего количества нулей). Поэтому данный процесс регламентируется актами публичной власти*, которые в этом отношении не могут считаться противоречащими действующему акционерному законодательству.

Указанное письмо Минфина РФ допускает безвозмездное "распределение суммы переоценки уставного капитала" (то есть дополнительно выпускаемых акций) между акционерами, поскольку речь, по сути, идет об автоматическом (формальном) увеличении стоимости имущества общества. Общество в лице своих органов может также принять решение и об оплате вновь выпускаемых в такой ситуации акций, что повлечет соответствующее дополнительное увеличение стоимости его имущества. Номинал выпускаемых акций в любом случае должен соответствовать номиналу ранее выпущенных акций. В противном случае придется погашать ранее выпущенные акции и проводить их новую эмиссию на всю (увеличенную) сумму уставного капитала (пропорционально количеству ранее имевшихся у акционеров акций).

Некоторые практические вопросы возникают при применении норм ГК о субсидиарной ответственности. Такую ответственность, например, несут собственники имущества учреждений, в том числе государственных и муниципальных, в соответствии с правилом п.2 ст.120 ГК (при недостатке у учреждения - субъекта ограниченного вещного права оперативного управления - находящихся в его распоряжении денежных средств). Такими учреждениями являются, в частности, государственные и муниципальные учебные заведения, учреждения здравоохранения (больницы, райздравотделы и т.д.), культуры (например, музеи) и т.д. Они в обязательном порядке снабжаются топливом, электроэнергией и некоторыми другими видами сырья, оплатить которые из-за недостатка бюджетного финансирования нередко не в состоянии.

Именно для такого рода случаев и предусмотрена субсидиарная ответственность собственников-учредителей. Однако некоторые арбитражные суды, например в Нижегородской области, отказывают в удовлетворении исков поставщиков энергии к учреждениям-потребителям (из-за отсутствия у последних денежных средств на счетах) и к их вышестоящим органам (в частности, к районным администрациям), иногда даже ссылаясь при этом на "позицию Высшего Арбитражного Суда РФ". Следует сразу же отметить, что такой "позиции", расходящейся с действующим законодательством, у ВАС РФ нет и никогда не было. Более того, в целом ряде российских регионов именно арбитражные суды в соответствии с законом возлагают субсидиарную ответственность на публично-правовые образования.

Однако при этом важно иметь в виду два момента. Во-первых, субсидиарная ответственность согласно абз.2 п.1 ст.399 ГК наступает в тех случаях, когда основной должник (в данной ситуации - государственное или муниципальное учреждение) либо отказался удовлетворить требование кредитора (поставщика), либо не ответил на это требование в разумный срок. Применительно к субсидиарной ответственности собственников учреждений закон выдвигает дополнительное условие - недостаточность находящихся в их распоряжении денежных средств (а не только их полное отсутствие). При подтверждении данного условия учреждение перестает быть ответчиком, ибо возложить на него имущественную ответственность действительно невозможно из-за недостатка имущества, на которое по закону можно обратить взыскание. Поэтому ответчиком становится учредитель-собственник (который и должен привлечь основного должника учреждение - к участию в деле в соответствии с п.3 ст.399 ГК). Иск же предъявляется к такому собственнику, а не к учреждению.

Во-вторых, следует ясно представлять, что в роли собственника-учредителя здесь выступают не органы государственной власти (ибо в гражданско-правовых отношениях они сами являются учреждениями-несобственниками), а соответствующие публично-правовые образования в целом - Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования (п.1 ст.214 и п.1 ст.215 ГК). Следовательно, именно об их ответственности идет речь. От имени публично-правовых образований в гражданском обороте выступают их органы в рамках имеющейся у них компетенции (пп.1 и 2 ст.125, п.3 ст.214, п.2 ст.215 ГК). Имуществом, предназначенным для удовлетворения претензий кредиторов публично-правовых образований, является нераспределенное между государственными и муниципальными юридическими лицами имущество, составляющее казну соответствующего публично-правового образования (абз.1 п.1 ст.126, абз.2 п.4 ст.214, абз.2 п.3 ст.215 ГК).

Как известно, казна состоит прежде всего из средств соответствующего бюджета, а потому и ответчиком по иску со стороны государства или иного публично-правового образования должен выступать орган, распоряжающийся бюджетом, то есть министерства финансов или территориальные финансовые отделы (управления, департаменты и т.п.). Вместе с тем предъявление иска непосредственно к высшему органу исполнительной власти соответствующего публично-правового образования не должно влечь отказа в принятии искового заявления или возвращение его без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика соответствующий финансовый или иной управомоченный орган. Именно такую позицию занимают и высшие судебные органы (см. п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"). Более того, они вполне обоснованно разъяснили, что при отсутствии денежных средств в соответствующем бюджете удовлетворение иска производится за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну. Это разъяснение сделано применительно к требованиям о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий или бездействия государственных или муниципальных органов (ст.16 ГК), поскольку и здесь ответчиками выступают не сами эти органы, а соответствующие публично-правовые образования, а потому имеет общее значение для случаев имущественной ответственности последних.

Что касается традиционного принципа раздельной ответственности государства (публично-правового образования) и созданных им самостоятельных юридических лиц, то он действует, за исключением "случаев, предусмотренных законом" (п.3 ст.126 ГК). Такое исключение как раз и составляет предусмотренная законом (п.2 ст.120 ГК) субсидиарная ответственность собственника (в том числе публичного) по долгам созданного им учреждения.

Известные сомнения вызывает и статус таких некоммерческих организаций, как объединения юридических лиц (ассоциации и союзы). В соответствии со ст.121 ГК такие объединения могут создавать либо коммерческие организации (п.1), либо некоммерческие (п.2), что чаще всего и бывает на практике. Возникает вопрос, возможно ли одновременное участие в ассоциации (союзе) коммерческих и некоммерческих юридических лиц. Согласно правилу п.4 ст.50 ГК, имеющему общий характер, такое объединение в форме ассоциации или союза в принципе возможно. К сожалению, следует признать известную несогласованность формулировок, содержащихся в ст.121 и в п.4 ст.50 ГК, послужившую причиной неточностей, допущенных при комментировании правил ст.121 ГК, которое опиралось лишь на буквальный текст данной статьи.1

Однако следует учитывать, что коммерческие организации создают ассоциации и союзы именно "в целях координации их предпринимательской деятельности, а также представления и защиты общих имущественных интересов" (абз.1 п.1 ст.121 ГК). Такие цели не присущи некоммерческим организациям (ср.п.2 ст.121 ГК), поэтому законодатель в известной мере различает такие объединения в зависимости от круга участников. А некоммерческие юридические лица, к числу которых закон прямо относит ассоциации и союзы, имеют целевую правоспособность (абз.1 п.1 ст.49 ГК) и даже в качестве собственников ограничены в использовании принадлежащего им имущества (ср. п.4 ст.213 ГК). Следовательно, при создании ассоциации или союза, объединяющего коммерческие и некоммерческие организации, непросто, видимо, будет обосновать и закрепить в учредительных документах такого объединения общую для всех его участников цель, определяющую и содержание правоспособности такого объединения. Поэтому можно признать, что создание ассоциаций и союзов коммерческих и некоммерческих организаций хотя и не исключается общими правилами ГК, но не должно иметь большого практического значения.


2.2 Проблемы обязательственного (договорного) права

Одним из важных институтов гражданского права, основательно забытым у нас ранее, является ипотека - залог недвижимости. В настоящее время она широко используется для обеспечения возврата банковских кредитов. Но некоторые участники данных отношений до сих пор полагают, что при невыполнении обеспеченного ипотекой обязательства, например по кредитному договору, соответствующая недвижимость передается кредитору-банку. Именно так рассуждал один из райпотребсоюзов Ставропольского края, а кроме того, видимо, и третейский суд, обязавший райпотребсоюз передать банку для погашения имеющегося долга заложенное здание. В связи с этим у сторон возник вопрос о том, по какой стоимости (оценке) передается заложенное имущество, как платить налог на добавленную стоимость по этой операции и может ли банк для погашения своих требований изъять у собственника иное имущество (не являвшееся предметом залога).

Все эти вопросы свидетельствуют о полном непонимании природы и содержания залоговых, в том числе ипотечных, правоотношений. Прежде всего, любой залог предоставляет кредитору право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами (п.1 ст.334 ГК). Ни ранее действовавшее, ни новое гражданское законодательство никогда и нигде не предусматривали возможность "передачи" предмета залога кредитору.1 Ведь смысл залога (включая ипотеку) состоит не только в том, чтобы обеспечить интересы кредитора-залогодержателя, но и в том, чтобы учесть интересы должника-залогодателя. Это достигается путем реализации (продажи) предмета залога с публичных торгов для того, чтобы выручить за него максимально возможную сумму (ст.350 ГК). Если эта сумма превышает сумму долга, остаток (за вычетом соответствующих расходов по реализации) возвращается должнику (п.6 ст.350 ГК), а если ее недостаточно, кредитор сохраняет право обратить взыскание на иное имущество должника (п.5 ст.350 ГК). При этом принудительное изъятие у собственника (должника) иного имущества, не являющегося предметом залога, по общему правилу возможно лишь на основании судебного решения, если иной порядок прямо не установлен либо законом, либо договором (соглашением) сторон (п.2 ст.235, п.1 ст.237 ГК).

Таким образом, и в данном случае должны быть проведены публичные торги по правилам, предусмотренным ст.350, 447, 448 Кодекса. Лишь при признании таких торгов несостоявшимися возможно приобретение предмета залога залогодержателем (кредитором) либо по специальному соглашению (договору купли-продажи вещи) с залогодателем (должником), либо путем оставления его у залогодержателя с оценкой в сумме не более чем на 10 процентов ниже начальной продажной цены на повторных торгах (п.4 ст.350 ГК). Начальную продажную цену заложенного имущества на торгах в данном случае должен определить суд (п.3 ст.350 ГК).

Поскольку залог (ипотека) служит обеспечению надлежащего исполнения основного (в данном случае кредитного) обязательства, а вырученные при реализации заложенного имущества суммы идут в погашение долга по основному (кредитному) договору, налогообложению для должника-залогодателя подлежит эта основная сделка, а не сделка по продаже заложенного имущества.

Важнейшим условием функционирования рыночного хозяйства является свободное определение сторонами договора его условий, в том числе и о цене исполнения. Однако и здесь возможно применение цен (тарифов, расценок, ставок и т.п.), устанавливаемых или регулируемых уполномоченными на то государственными органами (п.4 ст.421, п.1 ст.424 ГК). Это, в частности, имеет место в договорах энергоснабжения, где тарифы на отпускаемую потребителям тепловую и иную энергию в соответствии с действующим законодательством не согласовываются сторонами, а определяются региональными энергетическими комиссиями. Такие тарифы, не будучи предметом взаимного соглашения сторон договора, при их изменении принимаются сторонами к исполнению как обязательные (императивные) правила (п.1 ст.422 ГК). Никакого последующего их согласования контрагентами, разумеется, производиться не должно, а в самом тексте договора целесообразно делать отсылку к таким тарифам, порядку их определения и оповещения сторон об их изменении.

Новый Гражданский кодекс РФ урегулировал отношения имущественного оборота в соответствии с потребностями развивающегося рыночного хозяйства, отказавшись от использования правовых институтов, свойственных прежней экономике. К числу таких новаций относится отмена обязательного государственного страхования, в том числе и личного имущества граждан, в его прежнем виде, когда оно фактически представляло собой форму дополнительного налогообложения граждан (п.2 ст.106 Основ гражданского законодательства 1991 года и ст.387 ГК РСФСР 1964 года).

В настоящее время обязательное страхование представляет собой возложенную законом на указанных в нем лиц обязанность страховать в качестве страхователей жизнь, здоровье или имущество других лиц либо свою гражданскую ответственность перед другими лицами (п.2 ст.927, п.1 ст.935 ГК), в частности обязанность ряда федеральных органов исполнительной власти страховать за счет выделяемых им бюджетных средств жизнь, здоровье и имущество государственных служащих определенных категорий (п.1 ст.969 ГК). При этом лицо, в пользу которого по закону должно быть осуществлено обязательное страхование, вправе потребовать в судебном порядке его осуществления лицом, на которое законом возложена обязанность страхования (п.1 ст.937 ГК). Очевидно, что такой подход к обязательному страхованию не имеет ничего общего с ранее действовавшими в данной сфере правилами. Теперь обязательное страхование, по сути, стало разновидностью страхования в пользу третьего лица.

Тем не менее в отдельных регионах до сих пор считают действующими правила об обязательном государственном страховании имущества граждан за их счет, содержавшиеся еще в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1981 года "О государственном обязательном страховании имущества, принадлежащего гражданам". Ясно, что такое мнение имеет своей основой вполне определенный имущественный интерес - пополнение за счет "страховых" платежей соответствующих бюджетов. Например, в Ставропольском крае государственные страховые организации предъявляют судебные иски к гражданам о взыскании недоимок по такому виду "страхования", ссылаясь, кроме того, на постановление главы администрации края (от 17 ноября 1995 года N 639), обязывающее их "своевременно и полностью собрать страховые платежи, исчисленные за 1996 год, с дополнительным поправочным коэффициентом в размере 5,0", а некоторые районные прокуроры дают разъяснения о законности подобных действий.

При этом не учитывается даже то очевидное обстоятельство, что гражданские правоотношения в соответствии с подп."о" ст.71 Конституции РФ и п.1 ст.3 ГК относятся к сфере исключительной федеральной компетенции и акты субъектов Федерации здесь не могут применяться судами (п.3 упомянутого ранее постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года). И это не говоря о том, что подобные распоряжения органов исполнительной власти по отношению к самостоятельным участникам имущественного оборота (в данном случае страховым компаниям, обычно действующим в форме акционерных обществ) являются прямым нарушением установленного п.1 ст.1 ГК запрета "произвольного вмешательства кого-либо в частные дела" и в соответствии со ст.13 ГК могут быть признаны судом недействительными.

Но и по существу такой подход к "обязательному страхованию" противоречит действующему закону. В соответствии со ст.2 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" полностью утратил силу раздел III "Обязательственное право" ГК РСФСР 1964 года, а согласно ст.3 названного Закона с 1 марта 1996 года на территории РФ не применяется аналогичный раздел Основ гражданского законодательства 1991 года.

В связи с этим с данного момента утратили силу и содержавшиеся в этих разделах правила об обязательном государственном страховании имущества граждан (являвшиеся, в свою очередь, законодательной основой для актов, устанавливавших условия и порядок такого страхования, в том числе и для упомянутого Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1981 года). Более того, в силу правил ст.4 Закона о введении в действие части второй ГК РФ даже сохранившие действие на российской территории акты союзного законодательства могут применяться лишь постольку, поскольку они не противоречат части второй ГК. Наконец, согласно ч.2 ст.5 данного Закона нормы части второй Гражданского кодекса применяются к правам и обязанностям обязательственного характера, которые появились после 1 марта 1996 года, хотя бы и на основе обязательств, возникших до этого момента.

Таким образом, следует признать, что правила об обязательном страховании имущества граждан утратили силу с 1 марта 1996 года, то есть с момента вступления в силу части второй нового Гражданского кодекса РФ. С этого же времени с граждан-"страхователей" не могут быть взысканы ни страховые платежи, ни недоимки по данному виду "страхования". Однако такие суммы могут быть удержаны с них до этого момента (то есть за первые два месяца 1996 года).1 Вместе с тем изменение условий (ставок) такого "страхования" с 1 января 1995 года (с момента вступления в силу части первой Гражданского кодекса РФ) актами субъектов Федерации (или их органов) также нельзя считать соответствующим Конституции РФ и закону, ибо подобные акты могут приниматься лишь федеральными органами исполнительной власти (пп.3-7 ст.3 ГК) либо по их прямому указанию.

Заключение

Новый Гражданский кодекс РФ закрепил основы частно-правового регулирования имущественных отношений в соответствии с требованиями развивающегося рыночного хозяйства. С вступлением в действие всех его трех частей приобрели силу новые (или основательно забытые) понятия и институты. Одновременно полностью или частично утратили силу многие акты прежнего законодательства, закреплявшие хотя и ставшие привычными, но не соответствующие современным реалиям и требованиям юридические конструкции. Это же относится и к большинству актов переходного к рыночному хозяйству периода (начала 90-х годов), нередко составлявшихся и принимавшихся наспех, неквалифицированно, преследовавших в основном цели отмены или изменения правил прежнего правопорядка и провозглашения новых общих принципов, не содержавших продуманной, развернутой регламентации соответствующих отношений.

Названные обстоятельства до сих пор порождают различные недоразумения и вопросы практического порядка. В действительности же подавляющее их большинство четко решено новым гражданским законодательством либо может быть разрешено на его основе. Во второй главе настоящей работы рассмотрены лишь некоторые из них.

Гражданский кодекс как отраслевой кодифицированный законодательный акт призван обеспечить единообразное правовое урегулирование имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим ГК закрепляет наиболее важные положения гражданского законодательства, направленные на регулирование, в принципе, всех общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Характерной чертой части первой и части второй ГК является то, что они заложили основу нормативной базы для гражданского оборота в условиях рыночной экономики. В них дано определение предпринимательской деятельности и содержится немало правовых норм, направленных на регулирование отношений в области предпринимательства.

В Гражданском кодексе РФ предмет предпринимательского права вошел в предмет гражданского права. Авторы Гражданского кодекса часть предпринимательских отношений по горизонтали отнесли к сфере гражданского законодательства, а предпринимательские отношения по вертикали, не вошедшие в эту сферу и не регулируемые комплексно административным правом, оставили не урегулированными. Учитывая сложность и многоуровневость предпринимательских отношений, а также объективно оценивая социально-экономическую обстановку в России в настоящее время и необходимость скорейшего создания основ нормативно-правовой базы рыночной экономики, позиция авторов Кодекса вполне объяснима.

Представляется, что высказываемые предложения о проведении кодификации предпринимательского законодательства путем издания единого закона типа Хозяйственного или Предпринимательского кодекса РФ, который установит общие правила и основные положения регулирования предпринимательских отношений во всех отраслях экономики и по всем видам предпринимательской деятельности, приведет предпринимательское законодательство в единую систему.


Библиография

Нормативные акты

  1. Гражданский кодекс РФ. // М., Юристъ, 1999.

  2. Федеральный закон РФ "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ.

  3. Федеральный закон РФ "О производственных кооперативах" от 8 мая 1996 года N 41-ФЗ.

  4. Федеральный закон РФ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года N 7-ФЗ.

  5. Федеральный закон РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью" от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ

  6. Федеральный закон «О страховании». // Собрание законодательства Российской Федерации от 5 января 1998 г., N 1, ст. 4

Научная литература

  1. Гражданское право. Учебник / Под ред. Е.А.Суханова. В 2 т., М., 1999.

  2. Гражданское право. Часть 1. Учебник под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П.. - М., ТЕИС, 1998.

  3. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный).
    Под ред. О.Н.Садикова. // М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра - М, 1998.

  4. Комментарий к Закону Российской Федерации "Об акционеpных обществах". Крапивин О.М., Власов В.И. // М: Фонд "Правовая культуpа", 1998.

  5. Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.И. Брагинский., В.В.Витрянский. // М.: Фонд "Правовая культура", 1995.

  6. М.В. Телюкина. Реорганизация как способ прекращения деятельности юридических лиц. // Практический журнал для руководителей и менеджеров "Законодательство", 2000, N 1

  7. Постатейный комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". Под ред. В.В.Залесский. // М.: Издательский дом Инфра-М, 1998.

  8. Пробелы в Гражданском кодексе Российской Федерации - муки для обездоленных людей". Бондарев А.К., Троценко С.А.. // "Законодательство", 1998, N 3

1 Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный). Под ред. О.Н.Садикова. // М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра - М, 1998. С. 180.

1 Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный). Под ред. О.Н.Садикова. // М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра - М, 1998. С. 202.

1 Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.И. Брагинский., В.В.Витрянский. // М.: Фонд "Правовая культура", 1995. С. 304.

1 Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.И. Брагинский., В.В.Витрянский. // М.: Фонд "Правовая культура", 1995. С. 309.

1 Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.И. Брагинский., В.В.Витрянский. // М.: Фонд "Правовая культура", 1995. С. 317.

1 Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.И. Брагинский., В.В.Витрянский. // М.: Фонд "Правовая культура", 1995. С. 333.

1 Гражданское право. Часть 1. Учебник под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П.. - М., ТЕИС, 1998. С. 200.

1 Гражданское право. Часть 1. Учебник под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П.. - М., ТЕИС, 1998. С. 226.

1 Пробелы в Гражданском кодексе Российской Федерации - муки для обездоленных людей". Бондарев А.К., Троценко С.А.. // "Законодательство", 1998, N 3. С. 27.

1 Гражданское право. Учебник / Под ред. Е.А.Суханова. В Т. 1, М., 1999. С. 300.

1 Пробелы в Гражданском кодексе Российской Федерации - муки для обездоленных людей". Бондарев А.К., Троценко С.А.. // "Законодательство", 1998, N 3. С. 32.


Другие похожие работы

  1. Понятие и признаки предпринимательства
  2. Процедуры банкротства
  3. Арбитражные суды в Российской Федерации
  4. Правовая охрана промышленных образцов
  5. Компетенция арбитражных судов





© 2002 - 2021 RefMag.ru