RefMag.ru - работы по оценке: аттестационная, вкр, диплом, курсовая, тест, контрольная, практикум

Помощь в решении задач, тестов, практикумов и др. учебных работ


Заказать:
- заказать решение тестов и задач
- заказать помощь по курсовой
- заказать помощь по диплому
- заказать помощь по реферату

Новости сайта

Полезные статьи

Популярные разделы:

- Антикризисное управление

- Аудит

- Бизнес планирование

- Бухгалтерский учет

- Деньги, кредит, банки

- Инвестиции

- Логистика

- Макроэкономика

- Маркетинг и реклама

- Математика

- Менеджмент

- Микроэкономика

- Налоги и налогообложение

- Рынок ценных бумаг

- Статистика

- Страхование

- Управление рисками

- Финансовый анализ

- Внутрифирменное планирование

- Финансы и кредит

- Экономика предприятия

- Экономическая теория

- Финансовый менеджмент

- Лизинг

- Краткосрочная финансовая политика

- Долгосрочная финансовая политика

- Финансовое планирование

- Бюджетирование

- Экономический анализ

- Экономическое прогнозирование

- Банковское дело

- Финансовая среда и предпринимательские риски

- Финансы предприятий (организаций)

- Ценообразование

- Управление качеством

- Калькулирование себестоимости

- Эконометрика

- Стратегический менеджмент

- Бухгалтерская отчетность

- Экономическая оценка инвестиций

- Инвестиционная стратегия

- Теория организации

- Экономика

- Библиотека






Поиск на сайте:

Экспертная и репетиторская помощь в решении тестов, задач и по другим видам работ. Сергей.
тел. +7(903)795-74-78, +7(495)795-74-78, [email protected], ,
Вконтакте: vk.com/refmag.

Примеры выполненных работ: | контрольные | курсовые | дипломные | отзывы | заказать | контакты |


,

Пример дипломной работы

Теория разделения властей: прошлое и настоящее

2006 г.

Содержание

Введение

1. Теоретические аспекты разделения властей в государственном механизме

1.1. Сущность механизма государства

1.2. История, роль и значение теории разделения властей

1.3. Различие взглядов на теорию разделения властей

2. Принцип разделения властей в Конституции РФ 1993 года

2.1. Конституционно-правовой статус Президента

2.2. Законодательная власть

2.3. Исполнительная власть

2.4. Судебная власть

3. Проблемы реализации принципа разделения властей в современной России

Заключение

Библиография

Введение

Проблема разделения властей стояла перед человечеством на всех этапах его развития. Разделение труда, отделение земледелия от скотоводства - все это свидетельствует о поиске оптимального устройства общества. Проблема взаимоотношений государства и общества является одной из центральных, так как государство выполняет важнейшие функции в хозяйственной системе. Проблемы разделения властей в новое время встали в ряд первоочередных вопросов переустройства общества на демократических началах. Решение сложных внутренних и внешних задач, стоящих ныне перед Россией, напрямую связано с повышением роли государства, его усилением и развитием на основе демократии и права. В этих условиях особенно возрастает значение механизма государства, укрепления и слаженной работы всех его составных частей и структурных подразделений, создания и совершенствования необходимой для этого нормативно-правовой основы, именно поиск оптимального устройства общества приводит, на мой взгляд, к появлению теории о разделении власти, ставящий перед собой цель защитить права и свободы человека. Все выше сказанное позволяет сделать вывод об актуальности темы дипломной работы.

Цель работы, обусловлена необходимостью изучения теоретических и практических проблем разделения властей, которые будут прослеживаться на примере развития российской государственности, анализа реализации положений Конституции РФ, затрагивающих вопросы разграничения предметов ведения и полномочий государственной власти. В соответствие с поставленной целью решаются следующие задачи:

- исследовать теоретические аспекты разделения властей в государственном механизме;

- проанализировать различие взглядов на теорию разделения властей;

- исследовать реализацию принципа разделения властей в российской Конституции;

- проанализировать проблемы реализации принципа разделения властей в современной России.

При подготовке дипломной работы использовались: Конституция Российской Федерации, нормативно-правовые акты Российской Федерации, научно-учебные пособия и монографии по теории государства и права, публикации периодической печати.


1. Теоретические аспекты разделения властей в государственном механизме

1.1. Сущность механизма государства

Задачи и функции государства осуществляются посредством деятельности его механизма. Между функциями государства и его механизмом существует прямая связь. В силу того, что механизм как раз и создается для выполнения функций государства, последним в этой связи принадлежит определяющая роль. Органы государства и учреждения вынуждены подстраиваться к изменяющимся его функциям.

Государственная деятельность не должна носить стихийный характер. Только функционирование специальной системы органов и учреждений, входящих в государственный механизм, позволяет организованно и эффективно реализовывать задачи и функции государства, его предназначение в обществе. Государственный механизм является важным и необходимым атрибутом любого государства, его «материальной субстанцией» и «физическим воплощением государственной власти»1.

Государство существует как таковое, проявляет себя вовне, функционирует как объективная реальность не иначе, как через свой механизм, через те или иные входящие в этот механизм государственные органы и работающих в них государственных служащих.

Механизм государства, охватывающий все государственные органы, непосредственно олицетворяет государство, представляет собой его реальное материализованное воплощение. Вне и без государственного механизма нет и быть не может государства.

Государственный механизм — система государственных органов и иных организаций, посредством которых государство осуществляет свои функции.

Государственный механизм обладает следующими свойствами:

1) он состоит из особой группы людей, которая выделилась из общества и занимается только тем (или почти только тем), что управляет;

2) образующие его государственные органы иерархически соподчинены друг с другом;

3) каждый орган обладает властными, обязательными для всех полномочиями;

4) имеются организационные и материальные средства принуждения.

Слово "механизм" выбрано для того, чтобы показать, что государство проявляется во множестве государственных органов, учреждений, связанных иерархической подчиненностью, которые правомочны совершать действия от имени государства. Механизм - взаимосвязанное целое, это та реальная организующая материальная сила, опираясь на которую, государство действует, властвует, проявляет себя во вне. Механизм олицетворяет государство, в нем выражена сущность государства. Без механизма государство не существует.

Принципы организации и деятельности механизма государства - те положения, идеи, в соответствии с которыми образуется и функционирует механизм государства.

Чаще всего основные принципы организации и деятельности механизма государства закрепляются в Конституции, например, принцип уважения прав и свобод гражданина, разделения властей, который подробно рассматривается в последующих разделах дипломной работы.


1.2. История, роль и значение теории разделения властей

В современном мире разделение властей — характерная черта, признанный атрибут правового демократического государства. Сама же теория разделения властей — итог многовекового развития государственности, поиска наиболее действенных механизмов, предохраняющих общество от деспотизма. Теория разделения властей в государстве призвана обосновать такое устройство государства, которое исключало бы возможность узурпации власти кем бы то ни было вообще, в частности любым органом государства.

Теория разделения властей создана несколькими исследователями политики: идея высказана Аристотелем, теоретически развита и обоснована Дж. Локком (1632— 1704), в классическом виде разработана Ш. Л. Монтескье (1689—1755), а в ее современной форме — А. Гамильтоном, Дж. Мэдисоном, Дж. Джеем — авторами «Федералиста» (серии статей, выходивших под общим заголовком в ведущих газетах Нью-Йорка в период обсуждения американской конституции 1787 г., в которых пропагандировалось единство США на федеративной основе).

Основными положениями теории разделения властей являются:

- разделение властей закрепляется конституцией;

- согласно конституции законодательная, исполнительная и судебная власти предоставляются различным людям и органам;

- все власти равны и автономны, ни одна из них не может быть устранена любой другой;

- никакая власть не может пользоваться правами, предоставленными конституцией другой власти;

- судебная власть действует независимо от политического влияния, судьи пользуются правом длительного пребывания в должности. Судебная власть может объявить закон недействительным, если он противоречит конституции.

Теоретические и практические истоки принципа разделения властей находятся в Древней Греции и Древнем Риме. Анализ политических структур и форм правления Платоном, Аристотелем и другими античными мыслителями подготовил почву для обоснования этого принципа в эпоху Просвещения.

В Древней Греции политический деятель Солон (ок. 638 — ок. 559 до н.э.), будучи архонтом, создал Совет 400 и сохранил ареопаг, которые по своим полномочиям уравновешивали друг друга. Эти два органа должны были, по словам Солона, уподобляться двум якорям, предохраняющим государственный корабль от всяких бурь2. Позже, в IV в. до н.э., Аристотель в «Политике» указал на три элемента в государственном строе: законодательно-совещательный орган, магистратуры и судебные органы. Видный греческий историк и политический деятель Полибий (210—123 гг. до н.э.) в связи с деятельностью легендарного спартанского законодателя Ликурга отметил преимущество такой формы правления, при которой эти составные элементы, противодействуя, сдерживают друг друга.

Теоретическое развитие принцип разделения властей получил в Средние века, прежде всего в труде «Два трактата о государственном правлении» (1690) английского философа Дж. Локка, который, стремясь предотвратить узурпацию власти одним лицом или группой лиц, разрабатывает принципы взаимосвязи и взаимодействия ее отдельных частей. Согласно этим принципам приоритет в механизме разделения властей имеет законодательная власть. Она верховна в стране, но не абсолютна. Остальные власти занимают по отношению к законодательной власти подчиненное положение, однако они не пассивны по отношению к ней, а активно воздействуют на нее.

Столетие спустя принятая Национальным собранием Франции 26 августа 1789 г. Декларация прав человека и гражданина провозгласила: «Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции».

Взгляды Дж. Локка теоретически осмыслил и развил в классическую теорию разделения властей (практически в современном ее понимании) французский философ и просветитель Ш. Л. Монтескье в главном труде своей жизни «О духе законов» (1748), над которым он работал 20 лет. Под «духом» законов автор понимал то рациональное, закономерное в них, что обусловлено разумной природой человека, природой вещей и т.д.

Наличие и функционирование системы разделения властей в государстве должно, по замыслу III Л. Монтескье, оберегать общество от злоупотреблений государственной властью, узурпации власти и концентрации ее в одном органе или одним лицом, что неминуемо приводит к деспотизму. Основную цель разделения властей он видел в том, чтобы избежать злоупотребления властью.

Ш. Л. Монтескье принадлежит также развитие положения о системе сдержек различных властей, без которой их разделение не было бы действенным. Он утверждал: «Необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга»3. Речь, по существу, идет о так называемой системе сдержек и противовесов, где баланс законодательной, исполнительной и судебной власти определяется специальными правовыми мерами, обеспечивающими не только взаимодействие, но и взаимоограничение ветвей власти в установленных правом пределах.

Большой вклад в творческое развитие и практическое воплощение идеи сдержек и противовесов внес американский государственный деятель (дважды избиравшийся президентом США) Дж. Мэдисон (1751—1836). Он изобрел такую систему сдержек и противовесов, благодаря которой каждая из трех властей (законодательная, исполнительная и судебная) является относительно равной. Этот механизм до сих пор действует в США.

Сдержками и противовесами Дж. Мэдисон называл частичное совпадение полномочий трех властей. Так, несмотря на то что конгресс — законодательный орган, президент может наложить вето на законы, и суды могут объявить акт конгресса недействительным, если он противоречит конституции. Судебная власть сдерживается президентским назначением и ратификацией Конгрессом этих назначений на должность в органы судебной власти. Конгресс сдерживает президента своим правом ратифицировать назначения в органы исполнительной власти, а также сдерживает две другие ветви власти своим правом ассигновать деньги.

Принцип разделения властей воспринят теорией и практикой всех демократических государств. Как один из принципов организации государственной власти в современной России он был провозглашен Декларацией от 12 июня 1990 г. «О государственном суверенитете Российской Федерации», а затем законодательно закреплен в ст. 10 Конституции РФ. Она гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Разделение властей в России заключается в следующем:

- законодательную деятельность осуществляет Федеральное Собрание: федеральные законы принимает Государственная Дума (ст. 105 Конституции РФ), а по вопросам, перечисленным в ст. 106 Конституции РФ, — Государственная Дума с обязательным последующим рассмотрением в Совете Федерации;

- исполнительная власть принадлежит Правительству РФ (ст. 110 Конституции РФ);

- органами судебной власти являются суды, образующие единую систему, возглавляемую Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ;

- согласованное функционирование и взаимодействие всех ветвей и органов государственной власти обеспечивает Президент РФ (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ).

Однако практическое воплощение принципа разделения властей в России идет с большим трудом. Как отмечают в литературе, все готовы признать отдельное существование каждой из трех властей, но никак не их равенство, самостоятельность и независимость. Это отчасти объясняется длительным периодом тоталитарного правления. В истории России не был накоплен какой-либо опыт разделения властей; здесь еще живы традиции самодержавия и единовластия. Само по себе конституционное разделение властей (на законодательную, исполнительную и судебную) не приводит автоматически к порядку в государстве, а борьба за лидерство в этой триаде обрекает общество на политический хаос. Безусловно, разбалансированность механизма сдержек и противовесов — лишь переходный этап в процессе становления государственности.


1.3. Различие взглядов на теорию разделения властей

Теория разделения властей занимает значительное место в современной юридической и социально-политической литературе Запада. Уяснению и разъяснению основных положений данной концепции посвящена научная, популярная и учебная литература. Практически нет таких учебников и учебных пособий, например, по конституционному праву, в которых не содержались бы главы или разделы, касающиеся рассматриваемой теории.

Анализу содержания основных направлений развития теории разделения властей, ее места и роли в государственно-правовом и конституционном механизме различных стран посвящены многочисленные монографии, научные статьи, брошюры. В них не только раскрываются исходные положения, истоки данной концепции, но и применительно к изменяющейся экономической и социально-политической среде предлагается порой весьма противоречивое их понимание и аналогичное по своему характеру их толкование.

Последнее особенно четко прослеживается тогда, когда имеющие дело с теорией разделения властей на современном этапе развития общества авторы берут за исходное в своих спорах и суждениях различные ее истоки или учения. Так, взяв за исходное в своих рассуждениях учение Дж. Локка о том, что в «конституционном государстве, опирающемся на свой собственный базис и действующем в соответствии со своей собственной природой, т.е. действующем ради сохранения сообщества, может быть всего одна верховная власть, а именно законодательная, которой все остальные подчиняются и должны подчиняться»4, авторы неизбежно приходят к выводу о необходимости чрезмерного преувеличения, а порою и абсолютизации законодательной власти.

Опираясь же в своих спорах и суждениях о теории разделения властей на основные положения, сформулированные Ш. Монтескье, относительно того, что для образования «умеренного правления» надо уметь «комбинировать власти, регулировать их, умерять, приводить их в действие, подбавлять, так сказать, балласту одной, чтобы она могла уравновешивать другую...»5, современные исследователи и интерпретаторы теории разделения властей самой логикой своих рассуждений неизбежно приходят к несколько иному выводу. А именно, не отрицая доминирующей роли и значения законодательной власти в системе всех остальных ветвей и органов государственной власти, они склоняются к выводу о том, что последнюю тем не менее не следует возводить в абсолют и рассматривать как некое чуть ли не надгосударственное или надправовое образование. Ведь хорошо известно, что еще Дж. Мэдисон и многие другие «ранние» авторы на примере США довольно убедительно доказали, что «полномочия, принадлежащие одному ведомству, не должны прямо или косвенно осуществляться ни одним из двух других» и что «непомерно разбухшая и всеохватывающая прерогатива наследственной исполнительной власти, да еще поддержанная и подкрепленная наследственной законодательной», представляет собой огромную опасность для свободы и независимости народа. Узурпация всей власти со стороны законодателей «ведет к такой же тирании, как и узурпация правления исполнительной властью»6.

Можно проследить по каким еще направлениям прослеживается различное понимание и соответствующее ему толкование на современном этапе теории разделения властей. Наиболее важными из них являются следующие. Во-первых, разногласия по вопросу о месте и роли самой концепции разделения властей в современной государственно-правовой теории и практике. Во-вторых, различная интерпретация проблем соотношения общей теории разделения властей и «национальной» практики ее применения. И, в-третьих, разноречивое понимание и неодинаковое толкование вопросов, касающихся оптимального соотношения законодательной и исполнительной властей, с одной стороны, и места и роли в рассматриваемой триаде судебных органов — с другой.

Целесообразно рассмотреть разные взгляды и подходы к самой теории разделения властей и практике ее применения.

В этом вопросе, равно как и в других, нет единого представления об идеологической, социально-политической важности и практической значимости данной теории. Спектр мнений и суждений весьма велик. От полного и безоговорочного восприятия до такого же по своему характеру непринятия теории разделения властей — таков диапазон разноречивых мнений по данному вопросу.

Причем когда речь идет об эйфории и безоглядном восприятии теории разделения властей, то вовсе не имеются в виду так называемые молодые демократии, возникшие на развалинах СССР и других «социалистических стран» Восточной Европы7. В данном случае они не в счет, ибо слепо и покорно копируют практически любой опыт «цивилизованных стран», включая опыт применения теории разделения властей. Имеются в виду прежде всего ныне существующие высокоразвитые в промышленном отношении западные страны: США, Канада, Италия, Франция, Германия и др.

Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к тексту конституций ряда этих стран, и в особенности конституций отдельных штатов США. Традиционно подавляющее большинство из них не только провозглашают в общей форме, но и обстоятельно закрепляют принцип разделения властей. Так, в Конституции штата Массачусетс (ст. 30) особо подчеркивается, что в государственном механизме этого штата «законодательные органы никогда не должны выполнять функции исполнительной и судебной власти, или же их обеих. Власть этого штата в конечном счете может быть только властью (господством) права, а не людей»8.

В Конституции штата Коннектикут (ст. 2) также закрепляется данный принцип. Согласно этому основному акту власть в штате «должна быть разделена между тремя различными ведомствами. При этом законодательная власть должна принадлежать одному ведомству. Исполнительная — другому. И судебная — третьему»9.

Аналогично дело обстоит и с непринятием теории разделения властей. Негативное отношение к ней выражается не только в работах ряда авторов, которых официозная пресса стран «молодой демократии» именует не иначе как сторонниками коммунизма и тоталитаризма, но и в научных трудах многих других вполне респектабельных с либерально-буржуазной точки зрения авторов.

Анализируя основные положения теории разделения властей под углом зрения их применения к современной действительности, ряд ученых-конституционалистов приходит к выводу о том, что в реальной жизни данная теория нередко остается ни чем иным, как лишь «формальной теорией». Что же касается практики ее изменения, то она зачастую носит если не откровенно негативный, то во всяком случае весьма противоречивый характер.

Исходя из того, что все три ветви власти очень тесно связаны между собой и стремятся в конституционном плане контролировать друг друга, пишет, в частности, Е. Грессман, трудно предположить, что «совершенно необходимый для эффективного и свободного управления государством уровень разделения властей друг от друга может быть когда-либо найден и должным образом в течение длительного времени сохранен» 10.

В силу этого, продолжает автор, постановка вопроса о применении теории о разделении властей, согласно которой в США, например, законодательные функции могут выполняться только Конгрессом на двухпалатной основе, функции исполнительной власти — исключительно президентом или различными органами, находящимися под его контролем, а судебные, согласно ст. 3 Конституции, — только судьями и судами, такая постановка вопроса, да еще со ссылками на работы Монтескье и Мэдисона, является «в интеллектуальном отношении нечестной и исторически неверной» 11.

Одна из причин подобной оценки заключается в том, что при таком подходе из всего разнообразия функций, выполняемых каждой из трех властей, сознательно или неосознанно исключаются «сходные или смешанные функции»12. А это противоречит практике применения теории разделения властей и самой действительности. Кроме того, наличие такого рода «чистой», или «экстремистской» (как ее еще называют), теории разделения властей не подтверждается опытом государственно-правового строительства, реальной жизнью.

В связи с вышесказанным в политической и юридической литературе Запада иногда выражается мнение о том, что «формалистический» подход к разделению властей является «губительным» с точки зрения объективного исследования деятельности государственного механизма и решения проблем оптимального взаимодействия различных властей. Он не позволяет «правильно описать то, как на самом деле функционирует современное федеральное правительство и каковыми по своему характеру являются взаимосвязи между законодательной и исполнительной властями» 13.

Аналогичного мнения о «чистой», исходящей из строгого выполнения своих функций каждой из властвующих ветвей теории разделения властей в ряде случаев придерживаются и судебные инстанции. Это проявляется особенно наглядно во всех тех случаях, когда рассматриваются дела о конституционности или неконституционности делегирования законодательных функций от одних госорганов к другим и когда таким образом выражается отношение судебных органов к теории разделения властей, ее месту и роли в государственно-правовом строительстве в целом.

Значительные разногласия в западной литературе и государственно-правовой практике имеют место не только в отношении общей оценки теории разделения властей. Не менее отчетливо они проявляются и в других отношениях, в частности при решении проблем соотношения общей теории разделения властей и «национальной» практики ее применения.

Как ни парадоксально это звучит по истечении нескольких столетий с момента появления теории разделения властей, но вопрос и поныне некоторыми ее исследователями ставится именно так: а существует ли такая теория вообще, в цельном виде? Если существует, то что она собой представляет? Что в этой теории общего и особенного, универсального и национального?

В западных академических кругах нет единого ответа на данные вопросы. Спектр мнений весьма широк и разнообразен. Наряду с признанием факта существования общей теории разделения властей — этой «никогда нескончаемой и вечно приводящей к неразберихе саге о разделении властей»14 — в научной литературе бытует мнение, что существует не общая теория, а лишь принцип разделения властей. В своем практическом воплощении он направлен, по мнению американского исследователя Б. Зигана, на то, чтобы разрешить внутренне противоречивую проблему, связанную с созданием такой государственно-правовой системы, которая, «с одной стороны, была бы достаточно властной, чтобы полностью выполнять свое предназначение, а с другой — не такой всесильной, чтобы подавлять общество и отдельных людей. Ведь хорошо известно, что неограниченная власть, независимо от того, в руках какого органа она сосредоточивается — короля или парламента, всегда содержит в себе риск быть постепенно трансформированной в неограниченную тиранию» 15.

Аналогичного взгляда на разделение властей скорее как на конституционный принцип, чем на общую теорию, придерживаются и другие авторы. Довольно устоявшимся при этом представлением о разделении властей является мнение, во-первых, о том, что разделение властей — это не статика, а динамика, процесс. А во-вторых, что это не общая теория, а принцип, связанный с постоянным «перераспределением и с изменением баланса власти между ее различными ветвями» 16.

Наряду с высказанными суждениями относительно степени и характера оформленности теории разделения властей в западной научной литературе существуют и иные мнения. Обосновывается, например, точка зрения, согласно которой в научной теории и практике государствоведы и правоведы имеют дело не с общей теорией разделения властей, а с концепцией отделения друг от друга «осуществляющих совместно государственную власть различных институтов» 17.

Проводится мысль о том, что, поскольку в каждом современном государстве независимо от формы правления и государственного устройства вся власть в конечном счете принадлежит народу, коренится в народе и существует для народа, то логичнее в таком случае вести речь не о разделении властей, а о разделении функций (компетенции, сфер деятельности и полномочий) различных государственных органов.

Небезынтересно отметить, что на основе одного и того же исходного тезиса — о принадлежности власти народу — в разных странах и политических ситуациях делаются весьма противоречивые выводы. В бывшем СССР и его восточноевропейских сателлитах обосновывался вывод о единстве и неделимости народной власти. Как некое отступление допускался тезис о разделении компетенции или функций.

Что же касается западных стран, то в них на основе аналогичного тезиса о всевластии и единовластии народа делался вывод о формально-юридическом и фактическом разделении властей, а иногда и функций. Этот же вывод закреплялся в текущем законодательстве и в конституционных актах.

Так, в Конституции США, прокламирующей в преамбуле принадлежность всей власти народу, в то же время устанавливается фактическое ее распределение между различными ветвями власти. Статья I (разд. 1) Конституции закрепляет, например, что все установленные в Конституции «полномочия законодательной власти принадлежат Конгрессу Соединенных Штатов, который состоит из Сената и Палаты представителей». Статья II (разд. 1) провозглашает, что «исполнительная власть осуществляется Президентом Соединенных Штатов Америки. Он состоит в своей должности в продолжение четырехлетнего срока...». И статья III (разд. 1) устанавливает, что «судебная власть Соединенных Штатов осуществляется Верховным Судом и теми низшими судами, которые будут время от времени учреждаться Конгрессом».

В современной государственной идеологии России, делающей акцент, как и прежняя официальная идеология, на «безраздельной власти народа и для народа», вслед за западными авторами следует вывод о существовании в государственном механизме страны разделения властей. Тезис о последовательном разделении полномочий и функций между центральными государственными органами, таким образом, в официальном (явочном) порядке был заменен тезисом о «последовательном» разделении властей. Разумеется, никакой последовательности в этом нет и быть не может. Но не в этом сейчас дело.

Нет необходимости спорить по данному поводу. Точно так же, как и по поводу того, существует ли общая теория разделения властей в цельном виде или не существует. Это может, по-видимому, доказать только практика применения данной теории.

Сейчас важно лишь констатировать, что, несмотря на широкий разброс мнений относительно цельности и степени оформленности, теория существует, по признанию большинства авторов, хотя и далеко не в «законченном» виде.

Видными учеными, начиная от Дж. Локка и Ш. Монтескье, с именами которых связывают активную разработку данной теории, и кончая нашими современниками — экспертами в данной сфере, выработаны конкретные, универсальные положения, составляющие основу рассматриваемой теории. Созданы фундамент и каркас концепции разделения властей, которые, как представляется, можно рассматривать в качестве «общего» для всех ее разновидностей и вариантов, независимо от того, где, в какой стране и при каком политическом режиме она применяется и как интерпретируется.

Среди такого рода общих, достаточно устоявшихся, универсальных положений, составляющих основу теории разделения властей, можно выделить следующие постулаты.

В каждой стране, именующей себя демократической, законодательная, исполнительная и судебная власти не только тесно связаны между собой единым государственным механизмом, но и относительно самостоятельны18.

Между высшими государственными органами, осуществляющими законодательные, исполнительные и судебные функции, существует некий баланс властей, действует система сдержек и противовесов.

Все три власти действуют, как правило, на постоянной правовой основе. Поскольку законы, как писал в связи с этим Дж. Локк, «обладают постоянной и устойчивой силой и нуждаются в непрерывном исполнении или наблюдении за этим исполнением, то необходимо, чтобы все время существовала власть», которая следила бы за их исполнением19.

Однако не во всех современных государствах такая правовая база существует. Не случайно некоторые американские авторы сетуют на то, что «Верховный Суд США, несмотря на множество рассмотренных им дел и созданных прецедентов, так и не смог в течение более чем двух столетий нашей истории создать систему законодательства, касающуюся непосредственно разделения власти» 20.

Среди общих постулатов теории разделения властей следует выделить также верховенство законодательной власти. Она сохраняется всегда, несмотря на относительную самостоятельность других властей и существующие пределы ее деятельности. «Ведь то, что может создавать законы для других, — поясняет Дж. Локк, — необходимо должно быть выше их. А поскольку законодательная власть является законодательной в обществе лишь потому, что она обладает правом создавать законы для всех частей и для каждого члена общества, предписывая им правила поведения и давая силу для наказания, когда они нарушены, постольку законодательная власть по необходимости должна быть верховной и все остальные власти в лице каких-либо членов или частей общества проистекают из нее и подчинены ей»21.

Основной и конечной целью осуществления на практике теории разделения властей является предотвращение узурпации всей государственной власти одним лицом или группой лиц и сохранение целостности государственного механизма и всего общества. Несмотря на некоторые различия в понимании конечных целей теории разделения властей, многие авторы едины во мнении о том, что если в руках одного лица или органа сосредоточивается вся власть, «если один человек может создавать право, применять его и судить о его нарушениях, то в таких случаях свобода не может долго существовать». Конечно, пишет Дж. Фитцжеральд, «мы все еще можем голосовать один раз в четыре года. Но эти выборы неизбежно превратятся в формальный опрос, где единственным ответом в бюллетене будет только «да» 22.

Как применяются названные и иные положения, составляющие общую теорию разделения властей, на практике? Какие факторы влияют на данный процесс? Чем обусловливается национальная специфика процесса применения теории разделения властей в той или иной стране? На эти и другие им подобные вопросы в западной литературе единого ответа нет. Однако если попытаться суммировать разноречивые ответы и отвечать на эти и им подобные вопросы кратко, то ответ звучал бы примерно так: национальная специфика, равно как и факторы, влияющие на процесс применения теории разделения властей в той или иной стране, обусловливаются особенностями развития данной страны, характером и уровнем развития ее государственного механизма, экономики и общества.

Разумеется, наряду с такого рода объективными факторами не менее важную роль играют и субъективные факторы. Ибо без них (в частности, приверженности или, наоборот, неприятия теории разделения властей) просто невозможно было бы вести речь о применении данной теории в той или иной стране. Это очевидно, как, впрочем, и то, что от того, как понимается теория разделения властей, какие ее положения выдвигаются на первый план, а какие остаются незамеченными, чему уделяется первостепенное значение, во многом зависят характер и особенности ее применения.

Если отвечать более обстоятельно на поставленные вопросы, то ответ нужно искать в специфике объективных и субъективных факторов, существующих в той или иной отдельно взятой стране, а иногда и в особенностях международного окружения. Например, со значительной долей уверенности можно сказать, что не будь на вооружении правящей элиты современных высокоразвитых в промышленном отношении стран, оказывающих на «пореформенную» Россию и другие бывшие союзные республики большое влияние, принципа разделения властей, то вряд ли он был бы с такой высокой готовностью воспринят новыми, в основном прозападными, политическими элитами в этих «нарождающихся демократиях». Не следует забывать, что теория разделения властей — это не только и даже не столько «формально-юридическая», сколько политическая и идеологическая теория.

Степень и характерные особенности процесса реализации данной концепции в той или иной стране во многом зависят от таких конкретных факторов, как:

а) форма правления государства. Президентская республика, каковой являются, например, США, в гораздо большей степени тяготеет к разделению властей, нежели конституционная монархия в Бельгии, Великобритании, Швеции или любой иной стране;

б) форма государственного устройства. В федеративном государстве, например, в отличие от унитарного значительный акцент по вполне понятным причинам делается на разделение властей не только по «горизонтали» (между центральными органами государства), но и по «вертикали» (между центром и субъектами федерации):

в) политический режим. Современные демократические политические режимы, как правило, прокламируют и придерживаются (по крайней мере теоретически) принципа разделения властей. В то время как при тоталитарных и автократических режимах, даже тогда, когда заявляют о приверженности принципу разделения властей, на деле имеет место лишь разделение властных функций;

г) существующие исторические, национальные и политические традиции, а также сложившаяся политическая практика в той или иной стране.

Наряду с названными действуют и иные объективные и субъективные факторы, влияющие на процесс реализации в разных странах теории разделения властей. Их много. Они весьма разнообразны и многочисленны. О преимуществах и недостатках каждого из них идут споры. Глубокое и разностороннее их изучение позволит создать более полное представление не только об основных положениях теории разделения властей, но и об особенностях национальной практики их применения.

Нескончаемые споры в западных академических и политических кругах идут вокруг вопросов, касающихся оптимального соотношения законодательной и исполнительной властей, а также места и роли в рассматриваемой триаде судебных органов.

На вопрос о значимости судебных органов в системе разделения властей, равно как и на многие другие связанные с ним вопросы, следуют хотя и сходные, но далеко не всегда равнозначные ответы.

В одних случаях акцент делается на том, что в системе разделения властей суд должен выступать своего рода гарантом сложившегося их равновесия. Правда, иногда подобного рода суждения сопровождаются нареканиями, что «в последние годы суды проявляют гораздо больший интерес к разделению власти лишь тогда, когда дела касаются двух других ветвей власти, и почти не проявляют никакого интереса, когда речь идет о самой судебной власти» 23. Но это не меняет существа дела.

В других случаях суд в системе разделения властей рассматривается как своеобразный арбитр, как институт, выступающий в качестве посредника между законодательной и исполнительной властями. При этом также иногда указывается на то, что суд не справляется с данной задачей. Это происходит, по мнению отдельных авторов, особенно тогда, когда «главная цель разделения властей — обезопасить общество и отдельных граждан от бездарного или тиранического использования власти различными органами, забывается» 24.

Наконец, в третьих случаях суд представляется в виде института, призванного в ходе не прекращающейся между различными ветвями власти борьбы за влияние своими решениями «приспосабливать непрерывно возрастающую государственную структуру к конституционным требованиям разделения властей, каждая из которых должна выполнять свои собственные, уникальные функции» 25.

В задачу суда, по общему мнению, входит не только рассмотрение конкретных, «специфических» дел, касающихся разделения властей, но и рассмотрение вопросов, затрагивающих теорию разделения властей в целом. На суд, в частности, возлагается обязанность «определения степени вторжения одной конституционной ветви власти в другую и установление того, в какой мере это вмешательство препятствует совместной деятельности органов, осуществляющих государственную власть» 26.

Кроме названных, есть и другие интерпретации и подходы к решению проблем места и роли судебной власти в системе других государственных властей. Помимо всего прочего они свидетельствуют о важности, сложности и вместе с тем запутанности рассматриваемых проблем.

Об этом же свидетельствуют и нескончаемые споры вокруг проблем соотношения законодательной и исполнительной властей. Вопрос, как правило, ставится в двух плоскостях: в плане проблем оптимальности соотношения законодательной и исполнительной властей и в плане пределов допустимости делегирования законодательной власти.

При рассмотрении проблем оптимальности соотношения законодательной и исполнительной властей общей исходной посылкой для исследователей разных стран, включая американцев, является следующая: конгресс (парламент, Национальное собрание) принимает законы, а президент (правительство, кабинет) их исполняет, проводит в жизнь. Эта аксиома концепции разделения властей закрепляется иногда в текущих законах, а чаще — в конституциях. Она довольно редко подвергается сомнению. За исключением тех аномальных в современной истории случаев (фашистская Германия, демократическая Россия после расстрела парламента 3-4 октября 1993 г.), когда вопреки здравому смыслу и порушенной Конституции предлагалось считать акты исполнительной власти по юридической силе стоящими над законами и актами законодательной власти.

Например, по Закону от 23 марта 1933 г. «О ликвидации бедственного положения народа и государства» в фашистской Германии органам исполнительной власти в лице правительства предоставлялось право издавать акты, имеющие силу закона. Причем специально

предусматривалось, что если закон, принимаемый правительством, расходился с формально действующей конституцией, то тем хуже было для самой конституции. Подобные акты, согласно ст. 2 Закона, могли и не соответствовать конституции.

Разумеется, при этом «всенародно избранный» канцлер, не набравший на выборах 5 марта 1933 г. даже 50% голосов избирателей, получал широкие полномочия по разработке и внесению в правительство проектов такого рода законов, которые после их формального утверждения уже на следующий день вступали в силу27.

Однако такое положение, а точнее, «соотношение» законодательной и исполнительной властей — это крайность для современных государств. Она, естественно, серьезными учеными-конституционалистами не обсуждается, а осуждается.

Обсуждению же на предмет оптимального, наиболее рационального распределения властей, с точки зрения интересов всего общества, а не эгоистических интересов правящей клики и отдельных лиц, подлежат только те случаи, когда обе ветви обладают реальной, а не декоративной, формальной властью. Именно только по отношению к таким, а не крайним ситуациям высказываются суждения, касающиеся критериев оптимального распределения законодательной и исполнительной властей, установления баланса между ними, их активности и эффективности.

«Дилемма вполне очевидна, — пишет в связи с этим С. Хэндель, — без власти никакие большие дела Не могут быть осуществлены. Однако очевидно и то, что любая власть в потенциале влечет за собой всякого рода нарушения и злоупотребления. Вопрос заключается в том, какими прерогативами должна обладать исполнительная власть, для того чтобы не мешать деятельности других властей и вместе с тем быть активной и эффективной? Каким образом и какими средствами поддерживать баланс властей?» 28.

А баланс властей, как показывает опыт его поддержания в разных странах, может быть далеко не всегда стабильным. Под влиянием целого ряда объективных и субъективных факторов он периодически нарушается в пользу исполнительной или законодательной власти. Каждая из властей стремится использовать концепцию разделения в своих Целях, для своего усиления.

Так, например, в США, согласно американским источникам, в XIX в. это в значительной мере удавалось сделать законодательной власти в лице Конгресса. Проводился в жизнь известный тезис Дж. Локка, повторенный Дж. Мэдисоном и А. Мильтоном, о том, что при республиканском правлении законодательная власть с необходимостью должна доминировать над исполнительной29.

На протяжении всего XIX в. в системе государственной власти США верховенство оставалось за Конгрессом. Роль президента также считалась весьма высокой. Но она была подчинена воле Конгресса. Администрация Э. Джексона и А. Линкольна считается в данном от ношении «большим исключением из этого правила» 30.

В последующие годы ситуация с соотношением властей значительно изменилась. Под влиянием целого ряда объективных и субъективных факторов, как отмечают исследователи американской политической системы, пальма первенства в государственном механизме США стала постоянно переходить от законодательной к исполнительной власти. В самой жизни и в сознании общественности наметалась тенденция рассмотрения американской политической системы исключительно с «позиций персонализации института президентства» 31.

Среди факторов, способствующих развитию данной тенденции, в первую очередь называются усиление инициативы и активности института президента в формировании и проведении внутренней и внешней политики, в разрешении конфликтов. Анализируется целый ряд других, основных и дополнительных, факторов. Однако многие из них, равно как и сама тенденция, нередко подвергаются если не открытому сомнению, то во всяком случае далеко не одинаковой интерпретации. Выдвигается встречный тезис, заключающийся в том, что не существует как таковой длительное время проявляющейся тенденции поочередного усиления одной и соответственно ослабления другой ветви власти. Имеет место лишь периодическое (или эпизодическое) нарушение баланса законодательной и исполнительной властей. Оно, как правило, объясняется время от времени возникающими критическими для той или иной ветви власти ситуациями (такими, например, как Уотергейт, Иран-контрас в США), или же субъективными качествами (Картер, Рейган) различных глав государства, президентов-императоров.

Кроме того, причину нарушения баланса законодательной и исполнительной властей некоторые авторы усматривают в практике делегирования законодательства. С их точки зрения, данный процесс подвергает «эрозии и в конечном счете разрушает принцип разделения властей»32. Применительно к США и некоторым другим странам оговаривается, правда, что процесс эрозии «разделения властей» сдерживается высшими судебными инстанциями. Однако это не меняет существа дела.

Говоря о негативном отношении некоторых авторов к делегированию законодательства как нарушающему баланс властей, следует подчеркнуть, что по этому вопросу существуют и иные мнения.

Наряду с полным отрицанием допустимости делегирования законодательных функций исполнительной власти в ряде научных изданий приводятся многочисленные аргументы в пользу ее столь же безусловного признания. В качестве примеров благотворного воздействия процессов делегирования на экономику и общественно-политическую жизнь приводится, в частности, американский опыт «массивного делегирования законодательной власти от Конгресса к исполнительной власти во главе с президентом Ф. Рузвельтом» в 30-е годы, в период Великой депрессии, а также аналогичный опыт США 70-х годов (президентство Р. Никсона) и отчасти 80-х годов (президентство Р. Рейгана).

Существует и третий, своего рода «промежуточный» между полным отрицанием и безоговорочным признанием, подход к процессу делегирования законодательной власти. Не отрицая важности процесса делегирования как такового, сторонники данного подхода считают вместе с тем необходимым для нейтрализации его негативного воздействия на «разделение властей» держать этот процесс под судебным или иным действенным контролем.

Исполнительная власть, рассуждают в связи с этим американские авторы, может возрастать в основном благодаря двум причинам. Во-первых, в силу «успешного давления президента на Конгресс».

А во-вторых, «благодаря добровольному делегированию Конгрессом части своих законодательных полномочий исполнительной власти». Когда Конгресс «приходит к выводу о необходимости предоставления правительству больших полномочий для решения тех или иных проблем, президент довольно часто получает их» 33.

Однако это делается не иначе как под контролем самого Конгресса или судебных органов. А кроме того, такая передача законодательных прерогатив носит временный и весьма ограниченный характер, не разрушая тем самым существующего баланса законодательной и исполнительной властей.

Помимо названных, в западной литературе существует множество и иных точек зрения и подходов к проблемам сохранения баланса между различными ветвями власти, равно как и к проблемам, касающимся других аспектов теории разделения властей. Это вполне понятно и естественно, учитывая сложность, многоаспектность, противоречивость и вместе с тем большую теоретическую и практическую значимость концепции разделения властей.


2. Принцип разделения властей в Конституции РФ 1993 года

2.1. Конституционно-правовой статус Президента

Институт президента (от лат. praesidens — «сидящий впереди») учрежден более чем в 150 государствах. В России этот пост впервые был учрежден в 1991 г.: приняты соответствующие законы и внесены изменения в Конституцию 1978 г. Однако с принятием Конституции РФ 1993 г. статус Президента РФ во многом принципиально изменился34.

Действующая Конституция РФ, определяя Президента в качестве главы государства (ч. 1 ст. 80), не содержит однозначного ответа на вопрос, к какой из традиционных ветвей государственной власти относится Президент РФ. Однако системный анализ иных конституционных положений (например, ст. 10 и ч. 1 ст. 11) и полномочий Президента РФ позволяет заключить, что де-факто глава государства включен в систему исполнительной власти (как и в большинстве государств мира).

Президент РФ избирается на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Отправные положения, касающиеся выборов Президента, содержатся в ст. 81 Конституции РФ, а их детализация — в Федеральном законе от 10.01.2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации».

Назначает выборы Президента РФ Совет Федерации. Если он эту обязанность не выполняет, то выборы назначает Центральная избирательная комиссия РФ (ЦИК). Днем голосования по общему правилу является второе воскресенье месяца, в котором проводились предыдущие выборы Президента РФ четыре года назад и в котором Президент РФ был избран (а в случае досрочных выборов — последнее воскресенье перед днем, когда истекают три месяца со дня досрочного прекращения полномочий Президентом РФ).

Место Президента РФ в системе государственной власти России (а по большому счету, его социальное назначение и политическая роль в жизни страны в целом) определяется возложенными на него Конституцией РФ (ст. 80) функциями:

- представительская функция: будучи главой суверенного государства, Президент без каких-либо дополнительных полномочий представляет Российскую Федерацию как в международных отношениях, так и внутри страны — в

- отношениях с субъектами РФ, муниципальными образованиями, различными институтами гражданского общества (политическими партиями и общественными объединениями, конфессиями, объединениями предпринимателей, науки, образования, культуры, спорта, молодежными, ветеранскими организациями, различными диаспорами и т.п.);

- функция гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, суверенитета, независимости и государственной целостности Российской Федерации;

- обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти различных ветвей и уровней;

- определение основных направлений внутренней и внешней политики государства в соответствии с Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Для реализации указанных функций Конституция РФ, федеральные конституционные законы и федеральные законы наделяют Президента РФ достаточно широкими полномочиями, которые могут быть объединены в несколько групп:

1. Полномочия, связанные с формированием других государственных органов и назначением должностных лиц:

- назначение с согласия Государственной Думы Председателя Правительства РФ; назначение по представлению Председателя Правительства РФ членов Правительства;

- принятие решения об отставке Правительства РФ;

- назначение судей федеральных судов (за исключением судей высших судебных инстанций — Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ);

- представление в Государственную Думу кандидатуры для назначения на должность Председателя Центрального банка РФ;

- представление в Совет Федерации кандидатур для назначения на должности судей высших судебных инстанций и Генерального прокурора РФ;

- внесение предложений (соответственно в Государственную Думу и в Совет Федерации) об освобождении от должности Председателя Центрального банка РФ и Генерального прокурора РФ;

- представление в Государственную Думу кандидатуры для назначения на должность Председателя Счетной палаты РФ;

- назначение пяти членов Центральной избирательной комиссии РФ;

2. Полномочия по взаимодействию с Федеральным Собранием, участию в законодательном (нормотворческом) процессе, обеспечению согласованного функционирования органов государственной власти'.

- назначение выборов депутатов Государственной Думы;

- право роспуска Государственной Думы в предусмотренных Конституцией РФ случаях;

- назначение федерального (а в определенных ситуациях и регионального) референдума;

- обладание правом законодательной инициативы;

- промульгация (подписание и обнародование) федеральных конституционных законов, федеральных законов и законов о поправках к Конституции РФ;

- обращение к Федеральному Собранию с ежегодными посланиями о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства (в современной российской практике имели место также специальные бюджетные послания Президента РФ к Федеральному Собранию);

- право председательствовать на заседаниях Правительства РФ;

- использование согласительных процедур для преодоления разногласий между федеральными и региональными органами государственной власти, а также между региональными органами государственной власти (включая обращение в суд для разрешения спора);

- отмена актов Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ и приостановление действия актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам, международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина (до решения вопроса соответствующим судом).

3. Полномочия в области внешней политики:

- осуществление руководства внешней политикой Российской Федерации;

- издание актов о признании иностранных государств, установлении дипломатических отношений;

- ведение переговоров и подписание международных Договоров РФ;

- подписание ратификационных грамот;

- принятие верительных и отзывных грамот дипломатических представителей, которые аккредитуются при главе государства;

- назначение и отзыв дипломатических представителей Российской Федерации в иностранных государствах и международных организациях (после консультаций с соответствующими комитетами и комиссиями палат Федерального Собрания).

4. Полномочия в области обороны и безопасности:

- утверждение военной доктрины;

- назначение и освобождение высшего командования Вооруженных Сил РФ;

- формирование Совета Безопасности РФ и руководство его деятельностью;

- выполнение полномочий Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами РФ (постоянно: и в мирное, и в военное время);

- введение на всей территории РФ или в отдельных местностях специальных правовых режимов военного положения (в соответствии с Федеральным конституционным законом от 30.01.02 № 1-ФКЗ «О военном положении») или чрезвычайного положения (в соответствии с Федеральным конституционным законом от 30.05.01 № 3-ФЗ «О чрезвычайном положении». Указы Президента РФ о введении военного или чрезвычайного положения подлежат утверждению Советом Федерации;

- направление предложения Совету Федерации об использовании Вооруженных Сил РФ за пределами территории России.

5. Полномочия в сфере правового регулирования статуса личности'.

- решение вопросов гражданства и предоставления политического убежища;

- учреждение государственных наград, награждение государственными наградами, дача согласия на получение государственных наград иностранных государств государственными служащими РФ, присвоение почетных званий, высших воинских и высших специальных званий;

- осуществление помилования (с 2002 г. порядок осуществления помилования изменен в соответствии с Указом Президента РФ от 28.12.01 № 1500 «О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской федерации»).

Реализацию своих полномочий Президент РФ осуществляет посредством издания актов в двух формах: указ и распоряжение. Если указы Президента, как правило, являются нормативными правовыми актами (хотя они могут носить и индивидуальный характер, например, указы о предоставлении гражданства, о награждении государственными наградами, о назначении на должности и т.п.), то распоряжения — это акты организационного, индивидуального характера. Акты Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ, федеральным конституционным законам и федеральным законам, они обладают большей юридической силой по отношению к актам Правительства РФ, ведомственным актам, актам региональных органов государственной власти (изданных по предметам ведения РФ и предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов).

Определяя место правовых актов Президента РФ в системе источников национального права, следует подчеркнуть, что они (акты Президента) не должны противоречить принятым, имеющимся федеральным конституционным законам и федеральным законам; осуществляя регламентарную власть, Президент РФ может издавать свои акты и в отсутствие закона (который пока не принят, или не должен быть принят в принципе, исходя из концепции разделения власти).

Поскольку Президент РФ — не только должностное лицо, но и орган государственной власти, для реализации своих полномочий он имеет достаточно обширный аппарат, включающий как предусмотренные Конституцией РФ государственные органы и должностных лиц — Совет Безопасности РФ, Администрацию Президента РФ, полномочных представителей Президента РФ (в палатах Федерального Собрания, в высших судебных инстанциях, в федеральных округах, на международной арене и т.д.), так и не предусмотренные Конституцией РФ, которые, тем не менее, не являются неконституционными, поскольку сформированы Президентом РФ в рамках своих конституционных полномочий, — Государственный Совет, Совет по борьбе с коррупцией, многочисленные комиссии (по правам человека, по вопросам гражданства, по государственным наградам, по федеративным отношениям и местному самоуправлению и др.).


2.2. Законодательная власть

Законодательную власть в Российской Федерации (на федеральном уровне) осуществляет Федеральное Собрание — парламент Российской Федерации. Как и предыдущие конституции России, действующая Конституция РФ закрепляет двухпалатную структуру парламента — Федеральное Собрание состоит их Совета Федерации и Государственной Думы, однако современная двухпалатность принципиально отличается от прежней. Компетенция палат строго разделена, круг полномочий каждой из палат четко очерчен непосредственно в Конституции РФ, и свои полномочия палаты осуществляют исключительно на самостоятельных (раздельных) заседаниях. Совместные заседания палат возможны в трех случаях: для заслушивания посланий Президента РФ, посланий Конституционного Суда РФ и выступлений руководителей иностранных государств, при этом никаких решений на таких совместных заседаниях не принимается.

Таким образом, в Конституции РФ не устанавливается компетенция Федерального Собрания (закреплена компетенция только его палат), невозможны решения Федерального Собрания (возможны решения только Государственной Думы и решения Совета Федерации). В то же время Федеральному Собранию присуще единство правовой природы: единственным законодательным и представительным органом Российской Федерации является именно Федеральное Собрание (а не Государственная Дума или Совет федерации), в качестве постоянно действующего органа определено также Федеральное Собрание, а не одна из палат, законы являются результатом деятельности обеих палат, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают одинаковым статусом и т.д.

Государственная Дума состоит из 450 депутатов, избираемых на четыре года непосредственно избирателями на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Порядок выборов регламентируется Федеральным законом от 20.12.2002 № 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» с изм. и доп.

Выборы проводятся с использованием смешанной избирательной системы: половина депутатов (225) избирается в одномандатных избирательных округах по мажоритарной системе относительного большинства, а другая половина — в едином федеральном избирательном округе по пропорциональной избирательной системе (по партийным спискам) с установлением 7%-го заградительного барьера (ранее он определялся в 5%) на основе принципа естественной квоты с применением правила наибольшего остатка (наибольшей дробной части). В настоящее время в стадии рассмотрения находится президентский законопроект, предусматривающий переход к выборам депутатов Государственной Думы исключительно по пропорциональной избирательной системе.

Основными функциями парламента являются:

- функция представительства;

- функция законотворчества;

- контрольная функция.

В реализации этих функций участвуют обе палаты Федерального Собрания, что также свидетельствует о единстве правовой природы законодательного органа России. Реализация функций осуществляется посредством конкретных полномочий палат. Полномочия Совета Федерации и Государственной Думы закреплены непосредственно в Конституции РФ (ст. 102 и 103 соответственно) в виде закрытого перечня, однако развитие конституционных правоотношений пошло по пути расширения конституционно установленных полномочий палат Федерального Собрания в специальном (отраслевом) законодательстве. В частности, в соответствии с Законом РФ от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» Совет Федерации назначает на должность и освобождает от должности не только Генерального прокурора РФ (п. «з» ч. 1 ст. 102 Конституции РФ), но и его заместителей; в соответствии с Законом РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» Совет Федерации назначает председателей и заместителей председателей Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ; в соответствии с Федеральным законом от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне» Совет Федерации утверждает указы Президента РФ не только о введении военного или чрезвычайного положения (п. «б» и «в» ч. 1 ст. 102 Конституции РФ), но и о привлечении Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований с использованием вооружения к выполнению задач не по их предназначению; в соответствии с Федеральным законом от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» Совет Федерации и Государственная Дума назначают по пять членов Центральной избирательной комиссии РФ; в соответствии с Федеральным законом от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке РФ (Банке России)» Государственная Дума и Совет Федерации назначают по три члена Национального банковского совета, а Государственная Дума, кроме того, назначает членов Совета директоров Банка, рассматривает годовой отчет Банка и т.д. В любом случае компетенцию Совета Федерации и Государственной Думы нельзя считать неограниченной (ограничение компетенции парламента — общая тенденция мирового конституционализма), полномочия палат устанавливается только законодательно, палаты не вправе принять к рассмотрению любой вопрос по своему усмотрению. Таким образом, Конституция РФ содержит закрытый перечень не всех полномочий палат Федерального Собрания, только исключительных.

Федеральное Собрание определено Конституцией РФ в качестве не только законодательного, но и представительного органа государственной власти. Реализация представительской функции Федерального Собрания заключается в том, что его палаты представляют: а) народ Российской Федерации — непосредственно через депутатов Государственной Думы (представляющих интересы различных групп населения, различных политических сил), избранных непосредственно избирателями; б) народы Российской Федерации, проживающие на территории всех субъектов РФ, — через членов Совета Федерации, избираемых (назначаемых) региональными органами государственной власти.

Контрольная функция парламента заключается в возможности осуществления контроля за деятельностью других органов государственной власти и должностных лиц (речь идет главным образом о контроле за исполнительной властью). Данная функция реализуется, в частности, через такие полномочия, как утверждение Советом Федерации ряда указов Президента РФ; назначение на должность (или дача согласия на назначение) и освобождение от дол-жно-сти отдельных должностных лиц: Председателя Правительства, Председателя Центрального Банка, Генерального прокурора и его заместителей, судей высших судебных инстанций, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и др.; отрешение Президента РФ от должности; возможность выражения Государственной Думой недоверия Правительству РФ или отказа в доверии; принятие закона о федеральном бюджете и контроль за его исполнением, формирование палатами на паритетных началах Счетной палаты РФ (при этом Председатель Счетной палаты РФ назначается Государственной Думой по представлению Президента РФ); рассмотрение Государственной Думой годового отчета Центрального банка РФ; возможность обращения в суд (включая Конституционный Суд РФ) для преодоления юридических коллизий; парламентский запрос, депутатский запрос, право задавать вопросы членам Правительства РФ, обращаться в органы публичной власти и к должностным лицам и т.п.

Основной функцией парламента является функция законотворчества. В законодательном процессе участвует множество субъектов, однако основную роль в законотворческой деятельности играет нижняя палата Федерального Собрания — Государственная Дума.

Основными стадиями законодательного процесса являются:

1) внесение законопроекта в Государственную Думу;

2) рассмотрение законопроекта в Государственной Думе, принятие или отклонение закона;

3) рассмотрение закона Советом Федерации, его одобрение или неодобрение;

4) подписание и обнародование (промульгация) закона Президентом РФ.

Следует отметить, что, во-первых, некоторые из этих стадий весьма емкие и включают ряд этапов: чтение в Государственной Думе, комитетская стадия и др.; во-вторых, перечисленные стадии являются лишь основными, в зависимости от действий различных субъектов законодательного процесса могут появляться и дополнительные стадии (в частности, связанные с подготовкой законопроекта, преодолением разногласий между палатами Федерального Собрания, между палатами и Президентом и др.); в-третьих, стадия рассмотрения закона в Совете Федерации является необязательной (хотя считается, что и в этом случае имеет место «молчаливое одобрение» принятого Государственной Думой закона).

Субъектами права законодательной инициативы являются (ч. 1 ст. 104 Конституции РФ): Президент РФ; Совет Федерации; члены Федерации депутаты Государственной Думы; Правительство РФ; законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ; Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ — но только по вопросам их ведения.

Для отдельных категорий законопроектов субъект права законодательной инициативы устанавливается императивно: например, законопроекты о федеральном бюджете вносятся в Государственную Думу Правительством РФ; о принятии в Российскую Федерацию нового субъекта или об образовании в ее составе нового субъекта РФ — Президентом РФ; законопроекты о приведении федеральных законов в соответствие с Конституцией РФ в связи с решениями Конституционного Суда РФ — Правительством РФ и т.п. Законопроекты, связанные с наполнением или расходованием средств федерального бюджета, могут быть внесены в Государственную Думу только при наличии заключения Правительства РФ (не обязательно положительного).


2.3. Исполнительная власть

В Конституции РФ нет главы, прямо посвященной исполнительной власти. В соответствии с ч. 1 ст. 110 Конституции РФ исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет Правительство РФ. Однако данную норму не следует толковать ограничительно: Правительство РФ — высший, но не единственный орган в России, осуществляющий исполнительную власть, она осуществляется системой органов, причем находящихся в иерархической зависимости. В этом заключается одна из основных особенностей исполнительной власти.

Конституция РФ содержит термины «система исполнительной власти» (ч. 2 ст. 77) и «структура федеральных органов исполнительной власти» (ч. 1 ст. 112). Эти понятия близки, но не тождественны, соотносятся они следующим образом: система органов исполнительной власти — это Правительство РФ, федеральные министерства и ведомства, а структура органов исполнительной власти — это конкретные органы исполнительной власти, входящие в систему исполнительной власти. Определяющая роль в формировании системы и структуры федеральных органов исполнительной власти принадлежит Президенту РФ, законодательно эти вопросы не закрепляются. Своими указами Президент РФ устанавливает структуру федеральных органов исполнительной власти и вносит в нее изменения, однако функции и полномочия федеральных органов исполнительной власти могут устанавливаться не только в актах главы государства, но и в федеральных законах, в постановлениях Правительства РФ (например, в положении о том или ином органе исполнительной власти).

Ведущая роль в осуществлении исполнительной власти в Российской Федерации принадлежит Правительству РФ.

Отправные положения статуса Правительства РФ содержит гл. 6 Конституции РФ, а более детально его статус регулируется Федеральным конституционным законом от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» с изм. и доп. Правительство РФ — орган коллегиальный, в его состав входят: Председатель Правительства РФ, заместители Председателя Правительства РФ, федеральные министры. В формировании Правительства ведущая роль принадлежит Президенту РФ, однако Председателя Правительства РФ он назначает с согласия Государственной Думы. Процесс формирования Правительства выглядит следующим образом. Не позднее двухнедельного срока после вступления в должность вновь избранного Президента РФ или после отставки Правительства РФ Президент РФ вносит в Государственную Думу кандидатуру Председателя Правительства РФ. Дума должна рассмотреть представленную кандидатуру в течение недели. Если представленная кандидатура будет отклонена, то новое внесение кандидатуры Председателя Правительства должно последовать в недельный срок (аналогично — после повторного отклонения представленной кандидатуры).

Если Государственная Дума отклонит представленную кандидатуру и в третий раз, то Президент РФ распускает Государственную Думу (с назначением новых выборов) и назначает Председателя Правительства РФ самостоятельно. Норма эта императивная, следовательно, максимум через семь недель после вступления в должность нового Президента РФ или после отставки Правительства будет назначен новый Председатель Правительства РФ (на практике назначение Председателя Правительства РФ всегда осуществляется быстрее, Государственная Дума в истории современного российского конституционализма ни разу не распускалась).

Президент РФ может трижды вносить в Думу одну и ту же кандидатуру, именно такое толкование конституционного положения (ст. 11) дал Конституционный Суд РФ.

Дальнейшее формирование Правительства РФ осуществляется также Президентом РФ, но уже по представлению назначенного Председателя Правительства РФ: в течение недели после назначения Председатель Правительства РФ представляет Президенту РФ предложения о структуре федеральных органов исполнительной власти, а после ее утверждения — конкретные кандидатуры на должности членов Правительства (в формировании персонального состава Правительства Президент РФ каким-либо сроком не связан).

Освобождение от должности Председателя и членов Правительства РФ также осуществляется Президентом РФ: по личному заявлению об отставке, в случае выражения недоверия Правительству РФ Государственной Думой или отказа в доверии при постановке вопроса о доверии Председателем Правительства РФ, в случае невозможности исполнения своих полномочий (в том числе и по собственному усмотрению главы государства). Освобождение от должности Председателя Правительства РФ влечет за собой отставку Правительства РФ, при этом по поручению Президента РФ Правительство продолжает функционировать до сформирования нового Правительства РФ, а исполнение обязанностей Председателя Правительства РФ Президент РФ вправе поручить одному из заместителей Председателя Правительства на срок до двух месяцев.

Такая непрерывность и преемственность в функционировании исполнительной власти необходима, поскольку, будучи органом общей компетенции и обладая достаточно широкими полномочиями (закрепленными в виде открытого перечня в ст. 14 Конституции РФ и в гл. 3 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации»), именно Правительство РФ осуществляет государственное управление во всех основных сферах жизни общества: в сфере экономики, бюджетной, финансовой, сфере кредитной и денежной политики, социальной, науки, культуры, образования, природопользования и охраны окружающей среды, обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью, обеспечения обороны и государственной безопасности, внешней политики и международных отношений и др.

Реализацию своих полномочий Правительство РФ осуществляет посредством издания актов: постановлений (нормативного характера) и распоряжений (не имеющих нормативного характера, издаваемых по оперативным и другим текущим вопросам). В отличие от актов Президента РФ правительственные акты однозначно определены как подзаконные акты: постановления и распоряжения Правительства РФ издаются «на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов и нормативных указов Президента РФ», тогда как указы и распоряжения Президента РФ «не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам». В случае противоречия актов Правительства РФ Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ акты Правительства могут быть отменены Президентом РФ. Проекты правительственных актов по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ направляются в законодательные и исполнительные органы государственной власти регионов, предложения которых подлежат обязательному рассмотрению в Правительстве РФ. Кроме постановлений и распоряжений Правительство РФ может принимать и иные акты, не имеющие правового характера (обращения, заявления и пр.).

Заседания Правительства РФ проводятся не реже одного раза в месяц. Подготовка и проведение заседаний Правительства осуществляются в соответствии с процедурными нормами, закрепленными в Регламенте Правительства РФ. На заседаниях Правительства РФ рассматриваются наиболее важные вопросы, при этом ряд вопросов, связанных с реализацией компетенции Правительства, рассматривается исключительно на правительственных заседаниях (о внесении в Государственную Думу законопроектов, в том числе о федеральном бюджете, установление объема выпуска государственных ценных бумаг, рассмотрение программ приватизации федеральной государственной собственности, рассмотрение вопросов заключения подлежащих ратификации международных договоров РФ и др.). По предложению Председателя Правительства РФ, для решения оперативных вопросов может образовываться Президиум Правительства РФ, заседания которого проводятся по мере необходимости, а его решения могут быть отменены Правительством РФ. Кроме того, из своего состава Правительство РФ формирует различные комиссии и советы (по информационной политике, по защите интеллектуальной собственности, по координации внешней политики, по подготовке к различным датам и т.п.).

Смешанный порядок формирования Правительства РФ (участие Государственной Думы в процедуре назначения Председателя Правительства РФ) корреспондирует и двойной ответственности Правительства РФ. Правительство ответственно в первую очередь перед Президентом РФ: перед вновь избранным Президентом оно слагает свои полномочия, глава государства в любое время может отправить

Правительство в отставку (определенного срока полномочий Правительство РФ не имеет, но очевидно, что он не может превышать срока полномочий Президента РФ, при этом ограничений по количеству переназначений одного и того же лица членом Правительства РФ не установлено). Но и Государственная Дума по своей инициативе вправе выразить вотум недоверия Правительству РФ, который может привести к его отставке. Однако в любом случае окончательное решение об отставке Правительства принимает Президент РФ, который может и не согласиться с выраженным Думой недоверием, более того, повторное выражение вотума недоверия в течение трех месяцев может привести к роспуску Государственной Думы. Персональный состав Правительства РФ формируется без участия Государственной Думы, поэтому ответственность отдельных членов Правительства перед парламентом не предусмотрена.

Правительство является высшим органом исполнительной власти в Российской Федерации, но основной объем повседневной работы по государственному управлению в различных сферах жизни общества выполняется федеральными органами исполнительной власти. Указом Президента РФ от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» проведена реформа системы исполнительной власти в России. Указ закрепляет три вида федеральных органов исполнительной власти: министерство (орган, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в определенной сфере деятельности); федеральная служба (орган, осуществляющий функции по контролю и надзору в определенной сфере деятельности, а также специальные функции в области обороны, государственной безопасности, защиты и охраны Государственной границы РФ, общественной безопасности, борьбы с преступностью) и федеральное агентство (орган, осуществляющий в определенной сфере деятельности функции по оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом и правоприменительные функции). При этом федеральные службы и федеральные агентства находятся в ведении федеральных министерств, которые осуществляют координацию их деятельности и контроль за ней.

Членами Правительства РФ являются руководители не всех федеральных органов исполнительной власти, а только министры и должностные лица в ранге министра. Ранг министра могут иметь как руководители отдельных федеральных служб и федеральных агентств (например, директор ФСБ России), так и должностные лица, не осуществляющие непосредственного руководства никакими ведомствами (так называемые «министры без портфеля»): полномочный представитель Российской Федерации при Европейском союзе, полномочный представитель Правительства РФ в Государственной Думе, Руководитель Аппарата Правительства РФ и др.

Правительство РФ осуществляет общее руководство федеральными органами исполнительной власти, за исключением органов, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий, руководство деятельностью которых осуществляет Президент РФ. Правительство РФ лишь координирует деятельность указанных министерств и ведомств. Наряду с оптимизацией системы и структуры федеральных органов исполнительной власти (в соответствии с упоминавшимся Указом Президента РФ количество федеральных министерств сокращено почти вдвое, упразднены такие ведомства, как государственные комитеты, федеральные комиссии, федеральные надзоры, многие министерства, федеральные агентства и федеральные службы) административная реформа предполагает и оптимизацию функций федеральных министерств и ведомств, последовательное освобождение этих органов от излишних и дублирующих функций посредством передачи этих функций негосударственным структурам.

Федеральные органы исполнительной власти также издают свои (ведомственные) акты нормативного и ненормативного характера. В настоящее время функцией по осуществлению нормотворчества на федеральном уровне наделены только федеральные министерства. Федеральные службы и федеральные агентства по общему правилу осуществлять нормативно-правовое регулирование в соответствующей сфере деятельности не вправе. Это возможно лишь в отдельных случаях, устанавливаемых указами Президента РФ, речь при этом идет прежде всего о федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных Президенту РФ, — ФСБ, ФСО, СВР и др.

Ведомственные нормативные правовые акты могут быть изданы исключительно в форме приказа, постановления, правил, инструкции, положения и распоряжения, следовательно, различные письма, телеграммы, циркуляры и т.п. нормативными актами быть не могут. Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации утверждены Постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 № 1009 с изм. и доп. На Министерство юстиции РФ возложена важная функция — осуществлять регистрацию ведомственных нормативных правовых актов:

а) затрагивающих права и свободы человека и гражданина;

б) устанавливающие статус общественных объединений;

в) межведомственных.

В субъектах РФ исполнительную власть осуществляют органы, формируемые субъектами РФ; однако на территориях регионов функционируют и территориальные структуры федеральных органов исполнительной власти, которые органам государственной власти субъектов РФ не подчиняются. Часть 2 ст. 77 Конституции РФ содержит положение о том, что федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации. Однако не менее важным является и уяснение границ «исполнительной вертикали»: органы исполнительной власти образуют единую систему только в пределах ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а вне этих пределов региональные органы исполнительной власти самостоятельно осуществляют государственное управление в различных сферах общественной жизни.


2.4. Судебная власть

Одной из разновидностей государственной власти является судебная власть, призванная осуществлять правосудие. Правосудие является видом государственной деятельности, направленной на рассмотрение и разрешение различных социальных конфликтов, связанных с действительным или предполагаемым нарушением норм права. Правосудие отличается рядом специфических признаков, состоящих в том, что оно осуществляется от имени государства, специальными государственными органами — судами, посредством рассмотрения в судебных заседаниях гражданских, уголовных и других дел в установленной законом процессуальной форме.

Правосудие в Российской Федерации строится на демократических принципах, отражающих сущность и задачи демократического, правового государства и закрепленных в Конституции Российской Федерации (гл. 7).

Одним из важнейших принципов правосудия в Российской Федерации является осуществление правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ). Это означает, что в Российской Федерации нет и не может быть никаких иных, кроме судов, государственных или других органов, которые располагали бы правом рассматривать и разрешать гражданские, уголовные и другие дела.

Принцип осуществления правосудия только судом — важнейшая гарантия обеспечения законности, охраны прав и законных интересов граждан и организаций. Он находит свое выражение и в установлении в Конституции Российской Федерации (ст. 118) рамок осуществления судебной власти, реализующей посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, а также рамок судебной системы Российской Федерации, которая устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом.

Носителями судебной власти в Российской Федерации являются прежде всего судьи, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе.

Согласно Конституции Российской Федерации (ст. 119) судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет.

Согласно Конституции (ст. 120) судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Принцип подчинения судей только Конституции и закону неразрывно связан с предусмотренным Конституцией Российской Федерации (ст. 120) положением, согласно которому суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 121) судьи несменяемы. Несменяемость служит одной из существенных гарантий независимости судьи.

В Конституции Российской Федерации (ст. 122) указывается, что судьи неприкосновенны.

Согласно Конституции разбирательство дел во всех судах является открытым, заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей.

Российская судебная власть в целом едина и неделима, однако условно можно подразделить правосудие на три «ветви»:

1) конституционное правосудие;

2) общее правосудие;

3) арбитражное правосудие.

Конституционный суд разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов; нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;

б) конституций республик; уставов, законов субъектов РФ;

в) договоров между органами государственной власти РФ и орга-нами государственной власти субъектов РФ, договоров между субъектами РФ;

г) не вступивших в силу международных договоров РФ.

Конституционный суд разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

6) между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ;

в) между высшими государственными органами субъектов РФ. Конституционный суд решает исключительно вопросы права.

Акты или отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные несоответствующими Конституции РФ не вступившие в силу международные договоры РФ не подлежат введению в действие и применению.

Верховный суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснение по вопросам судебной практики. К компетенции Верховного суда отнесено рассмотрение дел в качестве суда первой инстанции, в кассационном порядке, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам.

В области арбитражного правосудия функционируют Высший арбитражный суд РФ и соответствующие арбитражные суды. Высший арбитражный суд является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.


3. Проблемы реализации принципа разделения властей в современной России

В советской и постсоветской литературе России теории разделения властей не уделялось серьезное внимание. До весны 1985 г. (начала «перестройки») о ней если и говорилось, то в основном с сугубо академических позиций или в критическом плане. Со ссылкой на классиков марксизма-ленинизма утверждалось (и не без оснований), что в западных странах, в частности в США, эта концепция применяется господствующим классом буржуазии лишь в той мере, в какой она соответствует сложившимся отношениям35.

С принятием летом 1990 г. Декларации о государственном суверенитете концепция разделения властей стала рассматриваться в качестве официальной доктрины. Безоговорочное восприятие теории разделения властей в современной России и отсутствии сколько-нибудь значительных расхождений и споров о месте и роли данной доктрины в целом, вовсе не означает отсутствия таковых относительно отдельных ее аспектов и частей36. Ожесточенные и нескончаемые споры между законодательной и исполнительной властями велись, например, в России вплоть до трагических событий 3—4 октября 1993 г — расстрела парламента. Длительные дискуссии имели место вплоть до Указа Президента Российской Федерации «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», в котором было предложено Конституционному Суду не созывать свои заседания до начала работы Федерального Собрания.

Многочисленные споры, а точнее, стычки, возникали и по другим аспектам теории разделения властей.

Ни одна из спорящих сторон не подвергала сомнению те или иные положения теории разделения властей, не говоря уже о концепции в целом. Ни одна из них не оспаривала важность поддержания постоянного баланса, равновесия властей, в особенности законодательной и исполнительной властей. Но вместе с тем каждая из сторон стремилась истолковать различные аспекты теории разделения властей или возникающие время от времени коллизии лишь в свою пользу.

Исполнительная власть трактовала «баланс» властей как фактическое доминирование ее над законодательной и судебной, что особенно наглядно проявилось в названном Указе от 21 сентября 1993 г. В свою очередь, законодательная власть добивалась поддержания своего «верховного», конституционного статуса, необоснованно вторгаясь иногда при этом в сферу деятельности исполнительных органов государственной власти и Центрального банка РФ.

Разумеется, каждая из сторон при этом, нагнетая политические страсти, обвиняла другую в узурпации всей государственной власти. Каждая из них при этом, прикрываясь демократическими лозунгами и заботой о благе общества и народа, преследовала лишь свои собственные эгоистические цели и интересы, а точнее, цели и интересы стоящих за ними относительно небольших групп людей.

Следует отметить, что для стран со сложившимися демократическими традициями и обычаями ничего особенного в функциональном противостоянии законодательной и исполнительной властей нет. Нет ничего аномального и в том, что каждая из ветвей власти стремится максимально «реализовать» себя, в том числе и через попытки «принижения» деятельности или «перехват» некоторых второстепенных функций у других властей37.

Аномальный характер взаимоотношений этих властей возникает лишь тогда, когда они выходят за рамки, установленные конституцией, и когда применяют в процессе разрешения существующих между ними противоречий недозволенные методы. В этих случаях нередко речь идет уже не о формальных нарушениях принципа разделения властей, а о фактическом его разрушении.

Именно такая ситуация создалась (вначале формально — юридически, а затем и фактически) в России в сентябре — октябре 1993 г. Начавшийся было внедряться в действующее законодательство и в политическую практику принцип разделения властей юридически был блокирован Указом «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», а позднее, после разгона 3—4 октября 1993 г. парламента и прекращения деятельности Конституционного Суда, был фактически ликвидирован.

Логикой самих событий в России еще раз непроизвольно подтвердился тезис, развивавшийся в советской литературе еще в 20—30-е годы, о том, что основные, наиболее острые проблемы, связанные с принципом разделения властей, возникают, как правило, лишь в период борьбы различных классов и политических группировок за власть38. Правда, речь шла, естественно, о борьбе за власть между нарождающейся буржуазией и феодалами.

Говоря о взаимоотношениях законодательной и исполнительной властей и о зачатках разделения властей в современной России, необходимо исходить из существования трех относительно самостоятельных периодов становления и развития данного процесса.

Первый период хронологически очерчен рамками: апрель 1985 г. — сентябрь 1993 г Характерным для него является не только формально-юридическое закрепление (в Конституции и других нормативно-правовых актах) принципа разделения властей, но и начало его реального воплощения в жизнь. О характере взаимоотношений различных ветвей власти и их правовом опосредствовании свидетельствуют многочисленные научные статьи, газетные материалы, различные нормативно-правовые акты.

Данный период отличался тем, как справедливо отмечалось в литературе, что шло «постоянное и активное изменение существующих государственной и правовой систем, политической системы общества в целом и не в последнюю очередь, хотя и весьма противоречивое и своеобразное, движение в сторону восприятия многих общепризнанных в мире признаков государственности, функционирующей на основе принципа разделения властей»39.

В самом начале данного периода по инерции продолжало доминировать восприятие государственной власти в лице Советов как явления единого и неделимого. Традиционно считалось, что в плане применения теории разделения властей к российской действительности «разделению» подлежат не сами ветви государственной власти, а лишь властные функции. Причем нередко вопрос о разделении функций переносился из государственной сферы жизни на партийную и общественную. Огромное внимание в отечественной литературе традиционно уделялось четкому разделению функций государственных и партийных органов, недопустимости их дублирования и подмены одного другим.

В конце 80-х — начале 90-х гг в отношении к принципу разделения властей наметился резкий поворот. И это заметно проявилось не только в теории, но и на практике. Так, в частности, учреждение в 1991 г института президентства в России и образование Конституционного Суда свидетельствовало, помимо всего прочего, о реальном выделении и укреплении механизма государственной власти России наряду с законодательной, исполнительной и судебной властями.

Закрепление же в Конституции России в 1992 г. положения о том, что «система государственной власти в Российской Федерации основана на принципах разделения законодательной, исполнительной и судебной властей» (ст. 3) свидетельствовало об официальном признании этой теории40.

Таким образом, применительно к государственно-правовой жизни реформируемой России в данный период принцип разделения властей не только признавался формально, теоретически, но и шаг за шагом стал воплощаться в реальную жизнь практически.

Второй период адаптации теории разделения властей к российской действительности охватывает промежуток времени с сентября 1993 г. (с момента издания Указа от 21 сентября 1993 г. № 1400) и до декабря этого же года (включая день проведения референдума по проекту новой Конституции и выборов 12 декабря 1993 г.).

В этот период, как отмечали эксперты, «было покончено с неприкосновенностью граждан. Покончено не только с двоевластием, но и с троевластием, то есть с конституционным принципом разделения властей»41.

В чем последнее выражалось? Если говорить кратко, то в ликвидации деятельности всей системы органов законодательной власти и Конституционного Суда и установлении, как отмечали независимые эксперты, верховенства исполнительной власти, а точнее, единовластия президента. Одна ветвь — исполнительная власть — подмяла под себя все остальные ветви власти.

Указом Президента РФ от 21 сентября 1993 г. «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» в целях «сохранения единства и целостности Российской Федерации, вывода страны из экономического и политического кризиса, обеспечения государственной и общественной безопасности Российской Федерации, восстановления авторитета государственной власти» было «прервано» осуществление «законодательной, распорядительной функций» Съездом народных депутатов и Верховным Советом страны42. Этим же актом было «предложено» Конституционному Суду РФ «не созывать заседания до начала работы Федерального Собрания». Следовало фактически считать настоящий Указ по юридической силе превосходящим действующую Конституцию, ибо она продолжала функционировать лишь в той части, «в которой не противоречила настоящему Указу».

Оценивая данный Указ с юридической и других точек зрения, отечественные и зарубежные юристы отмечали, что его положения находились в явном противоречии с действующей Конституцией43 и что такого рода антиконституционные акты могут иметь отдаленные неблагоприятные последствия44.

Издавая данный Указ, справедливо подчеркивает И.Г. Шаблинский, «президент открыто вышел за рамки Конституции и, более того, объявил некоторые ее важнейшие главы не имеющими юридической силы. Такие решения не могли не иметь шокирующего эффекта, особенно если учесть, что примерно с 1988 г. российское общество переживало возрождение интереса к либеральным, классическим представлениям о праве и правовом государстве»45. Разделяя решение Конституционного Суда от 21 сентября 1993 г. по этому вопросу, автор вполне обоснованно заключает, что согласно действовавшему в тот период законодательству президент не имел права ни на издание Указа № 1400, ни на издание других, последовавших за ним указов46.

Однако несмотря на официальную оценку Указа № 1400, данную Конституционным Судом, как противоречащего действующей Конституции, такого рода акты продолжали издаваться. В них нашли закрепление и дальнейшее развитие многие положения, которые ранее были признаны антиконституционными.

Так, в нарушение действующего законодательства Указом Президента РФ от 7 октября 1993 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» в развитие Указа от 21 сентября 1993 г. была констатирована «невозможность деятельности» Конституционного Суда России «в неполном составе» и было предложено не созывать его заседания «до принятия новой Конституции Российской Федерации»47.

Указом Президента РФ от 9 октября 1993 г «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации» была формально-юридически и фактически разрушена система местных органов государственной власти, а «исполнительно-распорядительные функции, закрепленные законодательством российской Федерации за Советами народных депутатов», были возложены на «администрацию соответствующего субъекта Российской федерации»48.

Наконец, Указом Президента РФ от 7 октября 1993 г. «О порядке назначения и освобождения от должности глав администраций краев, областей, автономной области, автономных округов, городов федерального значения» был отменен действовавший порядок выборности глав администраций органами государственной власти. Прерогатива в решении данных вопросов перешла от органов законодательной власти к органам исполнительной власти. Главы администраций, согласно данному Указу, назначались и освобождались Президентом РФ «по представлению Председателя Совета Министров — Правительства Российской Федерации49.

Наряду с названными в этот период были приняты и другие акты — указы, ставящие своей целью полный демонтаж существовавшего до 21 сентября 1993 г. механизма государственной власти и управления, а вместе с ним и окончательное выхолащивание принципа разделения властей50. На основе и во исполнение этих и иных им подобных указов на территории России складывалась система своеобразной со-подчиненности исполнительной власти и всех других государственных властей.

И хотя в новой Конституции РФ 1993 г. (ст. 10) по-прежнему подчеркивалось, что «государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную» и что «органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны», суть дела от этого и реальная действительность заметно не изменились. Принцип разделения властей продолжал функционировать лишь номинально, формально-юридически. Фактически же существовал скорее принцип технического распределения между различными госорганами предметов ведения, сферы деятельности, функций, но отнюдь не разделения властей.

С принятием 12 декабря 1993 г. Конституции России в развитии, точнее, применении теории разделения властей в нашей стране начался новый, третий период, который продолжается вплоть до настоящего времени.

Конституция РФ 1993 т. не только декларировала принцип разделения властей, но и довольно четко закрепила за каждой из них круг относящихся к их ведению вопросов, их компетенцию.

Согласно Конституции, законодательным и представительным органом Российской Федерации является Федеральное Собрание — парламент. Он состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы (ст. 94, 95).

Исполнительную власть в стране осуществляет Правительство Российской Федерации (ст. 110).

Судебная власть осуществляется «посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства» (ст. 118). В системе государственных органов, осуществляющих судебную власть, в конституционном порядке выделяются следующие.

Конституционный Суд Российской Федерации выступает как судебный орган конституционного контроля, «самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства» (ст. 1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Верховный Суд РФ является «высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции» (ст. 126 Конституции РФ).

Высший Арбитражный Суд РФ выступает как высший судебный орган «по разрешению экономических споров и иных дел, рассматри-. ваемых арбитражными судами» (ст. 127 Конституции РФ).

В системе высших властных структур современного российского государства особое место занимает институт президентства.

Согласно Конституции РФ, президент является главой государства. Он выступает как гарант Конституции, а также «прав и свобод человека и гражданина». В установленном Конституцией РФ порядке президент принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности; определяет основные направления внутренней и внешней политики государства; обеспечивает «согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти» (ст. 80 Конституции РФ).

В соответствии со своими конституционными полномочиями президент назначает с согласия Государственной Думы Председателя Правительства России; принимает решение об отставке правительства; имеет право председательствовать на заседаниях правительства; по предложению Председателя Правительства РФ назначает на должность и освобождает от должности заместителей Председателя Правительства и министров; представляет Государственной Думе кандидатуру для назначения на должность председателя Центрального банка РФ, а также ставит вопрос о его освобождении.

Согласно Конституции президент выполняет также ряд других полномочий и функций. По своей природе и характеру они являются в основном исполнительно-распорядительными полномочиями и функциями. Являясь главой государства, президент одновременно фактически выполняет функции и главы правительства. Сочетание полномочий главы государства с фактическими полномочиями главы правительства позволяет Президенту России сосредоточить в своих руках огромную, поистине «суперпрезидентскую», власть.

Означает ли это, что в формально-юридическом, конституционном смысле Президент России как глава государства стоит по своему статусу не только над исполнительно-распорядительными, но и над законодательными и судебными органами? Конституция РФ в связи с этим особо оговаривает, например, что в своей деятельности при определении основных направлений внутренней и внешней политики государства президент руководствуется Конституцией и федеральными законами. В Основном Законе страны особо подчеркивается, что «указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам» (ч. 3 ст. 80, ч. 3 ст. 90).

Аналогичные по своему характеру положения содержатся также и в текущем законодательстве. Так, в Гражданском кодексе РФ особо указывается на то, что «в случае противоречия указа Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон» (п. 5 ст. 3).

Из сказанного следует, что если указы президента как главы государства, согласно Конституции, уступают по своей юридической силе законам, т.е. актам, принимаемым высшим законодательным органом страны — парламентом, то институт президентства не может быть по своему статусу выше парламента, стоять над парламентом.

Аналогично обстоят дела не только с законодательной властью и осуществляющими ее высшими органами, но и с судебной властью и Реализующими ее органами. В Конституции РФ прямо говорится о Том, что «судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом» и что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону» (ч Зет 118 ч. 1 ст. 120).

В формально-юридическом плане это означает, что судебная власть, так же, как и законодательная, является самостоятельной ветвью власти по отношению к исполнительной власти, и по отношению друг к другу они оказывают сдерживающее влияние и уравновешивают друг друга.

Однако, как показывает практический опыт функционирования властей после принятия Конституции России 1993 г., обладая относительной самостоятельностью и сдерживая в своей повседневной деятельности друг друга, государственные власти далеко не всегда уравновешивают друг друга.

В особенности это касается законодательной и исполнительно-распорядительной властей. В отношениях между ними, равно как и в отношениях с другими ветвями и разновидностями властей, неизменно доминирует президентская, а точнее, исполнительная власть.

Во взаимоотношениях с судебной властью это предопределяется прежде всего тем, что президент обладает огромными конституционными возможностями оказывать влияние на кадровый состав судебных органов. Так, в соответствии со ст. 83 и 128 Конституции РФ президент представляет кандидатуры Совету Федерации для назначения на должности судей Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда. Кроме того, он назначает судей других федеральных судов.

В отношениях с законодательной властью доминирование исполнительной власти во многом предопределяется тем, что президент обладает такими весьма действенными рычагами, как право роспуска Государственной Думы, право назначения выборов в Государственную Думу, право назначения референдумов, право на внесение законопроектов в Думу, подписывания и обнародования федеральных законов. Президент обладает также правом наложения вето на принимаемые законы (ст. 84, 107).

Согласно Конституции РФ, законодательная власть имеет определенные рычаги обратного воздействия («сдерживания») на исполнительную власть. Среди них наиболее действенными считаются, например, такие, как полномочия Государственной Думы на решение вопроса о доверии Правительству РФ (п. «б» ч. 1 ст. 103), право Совета Федерации на основе выдвинутого Государственной Думой обвинения против президента на решение вопроса об отстранении его от должности и др.

Данные и другие подобные им полномочия, несомненно, являются важными рычагами влияния .законодательной власти на исполнительную власть и оказывают определенное «сдерживающее» по отношению к ней воздействие. Однако по своей силе они заметно уступают средствам воздействия исполнительной власти на законодательную.

Кроме того, некоторые средства сдерживания исполнительной власти со стороны законодательной в значительной мере нейтрализуются потенциальной возможностью применения обратных, более сильных мер.

В качестве примера можно сослаться на ст. 103 Конституции РФ, которая предоставляет Государственной Думе в качестве одного из средств влияния законодательной власти на исполнительную власть право давать (или не давать) согласие Президенту на назначение Председателя Правительства РФ, а также право решать вопрос о доверии Правительству. Это право, помимо того что является относительным, имеет еще одну, негативную по отношению к законодательной власти грань.

А именно, в связи с выражением недоверия Правительству или в связи с отказом Государственной Думы утвердить предлагаемую президентом кандидатуру Председателя Правительства может возникнуть вопрос о дальнейшем существовании самой Думы в данном составе.

Так, в соответствии с Конституцией, в случае выражения Думой недоверия Правительству и несогласия с этим решением президента Дума вправе повторно выразить в течение трех месяцев свое прежнее мнение о Правительстве. Однако в данном случае она рискует быть распущенной президентом, если он сочтет невозможным объявить отставку правительства (ч. 3 ст. 117).

Государственная Дума может быть распущена президентом и в другом случае. А именно, если она трижды отклонит представляемые ей на рассмотрение кандидатуры Председателя Правительства РФ. В этом случае президент сам назначает Председателя Правительства, распускает Думу и назначает новые выборы (ч. 4 ст. 111).

Таким образом, право законодательной власти в лице Государственной Думы давать или не давать согласие на назначение Председателя Правительства, так же, как и право на выражение недоверия Правительству как средство влияния на исполнительную власть, является весьма относительным и довольно легко нейтрализуемым со стороны исполнительной власти.

Это, равно как и многое другое из «суперпрезидентских» прерогатив, в значительной степени предопределяет в настоящее время в России формально-юридическое и фактическое доминирование исполнительной ветви над остальными ветвями государственной власти.


Заключение

В заключение целесообразно кратко сформулировать основные выводы по проведенному исследованию.

Теория разделения властей, именуемая нередко принципом разделения властей, в том виде, как она воспринимается ныне применительно к государственному режиму, появилась более трехсот лет назад. Основателями ее считаются английский философ-материалист, создатель идейно-политической доктрины материализма Дж. Локк (1632-1704) и французский просветитель, философ и правовед Ш. Монтескье (1689-1755).

Основными положениями теории разделения властей являются:

- разделение властей закрепляется конституцией;

- согласно конституции законодательная, исполнительная и судебная власти предоставляются различным людям и органам;

- все власти равны и автономны, ни одна из них не может быть устранена любой другой;

- никакая власть не может пользоваться правами, предоставленными конституцией другой власти;

- судебная власть действует независимо от политического влияния, судьи пользуются правом длительного пребывания в должности. Судебная власть может объявить закон недействительным, если он противоречит конституции.

Разделение властей в России заключается в следующем:

- законодательную деятельность осуществляет Федеральное Собрание: федеральные законы принимает Государственная Дума (ст. 105 Конституции РФ), а по вопросам, перечисленным в ст. 106 Конституции РФ, — Государственная Дума с обязательным последующим рассмотрением в Совете Федерации;

- исполнительная власть принадлежит Правительству РФ (ст. 110 Конституции РФ);

- органами судебной власти являются суды, образующие единую систему, возглавляемую Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ;

- согласованное функционирование и взаимодействие всех ветвей и органов государственной власти обеспечивает Президент РФ (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ).

Как показывает практический опыт функционирования властей после принятия Конституции России 1993 г., обладая относительной самостоятельностью и сдерживая в своей повседневной деятельности друг друга, государственные власти далеко не всегда уравновешивают друг друга.

К сожалению, сложившаяся ситуация, в значительной степени предопределяет в настоящее время в России формально-юридическое и фактическое доминирование исполнительной ветви над остальными ветвями государственной власти, что способствует установлению авторитарной формы правления. Можно сделать вывод, что принципы «разделения властей» и «системы сдержек и противовесов» не реализуется в России по причине нынешнего невысокого уровня общественного развития, который позволяет находится у власти людям, не обладающим доброй волей реализовать эти принципы.


Библиография

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. - "Российская газета", N 237, 25.12.1993., СПС «Гарант», 2006.

  2. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (ред. от 05.04.2005). - "Российская газета", N 3, 06.01.1997, "Собрание законодательства РФ", 06.01.1997, N 1, ст. 1., СПС «Гарант», 2006.

  3. Федеральный конституционный закон от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» с изм. и доп. - СПС «Гарант», 2006.

  4. Федеральный закон от 06.10.1999 N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ред. от 21.07.2005). - "Собрание законодательства РФ", 18.10.1999, N 42, ст. 5005, "Российская газета", N 206, 19.10.1999., СПС «Гарант», 2006.

  5. Федеральный закон от 10.01.2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации». - СПС «Гарант», 2006.

  6. Федеральный закон от 20.12.2002 № 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» с изм. и доп. - СПС «Гарант», 2006.

  7. Закон РФ от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации». - СПС «Гарант», 2006.

  8. Закон РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»

  9. Федеральный закон от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне». - СПС «Гарант», 2006.

  10. Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». - СПС «Гарант», 2006.

  11. Федеральный закон от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке РФ (Банке России)». - СПС «Гарант», 2006.

  12. Указ Президента Российской Федерации от 09.03.2004 N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». - "Российская газета", N 50, 12.03.2004, "Собрание законодательства РФ", N 11, 15.03.2004, ст. 945, СПС «Гарант», 2006.

  13. Указ Президента Российской Федерации от 14.11.2005 N 1319 «Вопросы Правительства Российской Федерации». - "Российская газета", N 257, 16.11.2005, "Собрание законодательства РФ", 21.11.2005, N 47, ст. 4880, СПС «Гарант», 2006.

  14. Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 г. «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». - СПС «Гарант», 2006.

  15. Указ Президента РФ от 27 сентября 1993 г. «О функционировании органов исполнительной власти в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации». - СПС «Гарант», 2006.

  16. Указ Президента РФ от 26 сентября 1993 г. «Об образовании Комиссии законодательных предположений при Президенте Российской Федерации» № 1457. - СПС «Гарант», 2006.

  17. Указ Президента РФ от 22 октября 1993 г. «Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации» № 1723. - СПС «Гарант», 2006.

  18. Вишневский А.Ф., Горбаток Н.А., Кучинский В.А. Общая теория государства и права. - М.: "Амалфея", 2004.

  19. Ковачев Д.А. Принцип разделения властей в конституциях государств Восточной Европы // Конституционные реформы в государствах содружества / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 1993.

  20. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. - М.: "Норма", 2004.

  21. Локк Дж. Сочинения в трех томах. - М.: Мысль. 1985.

  22. Марченко М.Н. Теория государства и права. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.

  23. Мельников Д., Черная Л. Преступник номер 1. Нацистский режим и его фюрер М., 1981.

  24. Монтескье Ш. Избранные произведения - М.: Государственное издательство политической литературы, 1955 г.

  25. Некрасов С.И. Конституционное право РФ. - М.: Юрайт-Издат, 2006.

  26. Перевалов В.Д., отв. ред. Теория государства и права. - М.: "Норма", 2006.

  27. Пиголкин А.С., общ. ред. Теория государства и права. - М.: "Городец-издат", 2003.

  28. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.

  29. Протасов В.Н. Теория государства и права. – М.: Юрайт, 2006.

  30. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. - М.: "Проспект", 2001.

  31. Темнов Е.И. Теория государства и права. - М.: "Экзамен", 2004.

  32. Федералист. Политические эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея. М.. 1993.

1 Абдулаев М. И., Комаров С. А. Проблемы теории государства и права. СПб., 2003. С.83.

2 Протасов В.Н. Теория государства и права. – М.: Юрайт, 2006.с. 191.

3 Цитата по Протасов В.Н. Теория государства и права. – М.: Юрайт, 2006.с. 193.

4 Локк Дж. Сочинения. Т. 3. С. 349.

5 Монтескье Ш. Избранные произведения. С. 309.

6 Федералист. Политические эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея. М.. 1993. С. 331,332.

7Ковачев Д.А. Принцип разделения властей в конституциях государств Восточной Европы // Конституционные реформы в государствах содружества / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 1993. С. 119-126.

8 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 238

9 Цитата по Марченко М.Н. Теория государства и права. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. с. 373

10 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 238

11 Цитата по Марченко М.Н. Теория государства и права. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. с. 373

12 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 239

13 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 239

14 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 240

15 Цитата по Марченко М.Н. Теория государства и права. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. с. 375

16 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 240

17 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 240

18 Монтескье Ш. Избранные произведения. С. 308—314.

19 ЛоккДж. Сочинения. Т. 3. С. 347.

20 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 242

21 Локк Дж. Указ. соч. С. 350.

22 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 243

23 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 245

24 Цитата по Марченко М.Н. Теория государства и права. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. с. 380

25 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 246

26 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 246

27 См.: Мельников Д., Черная Л. Преступник номер 1. Нацистский режим и его фюрер М., 1981. С. 174-175.

28 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 247

29 Дж. Локк. Сочинения. Т. 3. С. 349-350.

30 Цитата по Марченко М.Н. Теория государства и права. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. с. 381

31 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 248

32 Цитата по Марченко М.Н. Теория государства и права. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. с. 381

33 Цитата по Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юристъ, 2005.с. 250

34 Некрасов С.И. Конституционное право РФ. - М.: Юрайт-Издат, 2006.с. 147.

35 Бестужев-Лада И. Что такое «разделение властей»? Почему оно необходимо? // Горизонт. 1989. № 3. С. 9-20; Вольский К.С. Разделение властей и ответственность в государственном управлении. М., 1990. С. 134—169.

36 См.: Лазарев Б.М. «Разделение властей» и опыт Советского государства // Коммунист. 1988. № 16.

37 См.: Schoenbrod D. Op. cit. P. 461; Fitzgerald G. Op. cit. P. 44-48.

38 См.: Энгель Е. Основы советской Конституции. М., 1923. С . 167-169; Трайнин И. Разделение властей // Советское строительство. 1937. № 7—8.

39 Бережное А. Г. Принцип разделения властей в контексте теории и практики советской и современной российской государственности // Разделение властей: история и современность/ Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 1996. С. 320.

40 Конституция РСФСР. М., 1992. С. 3. Независимая газета. 1993. 12 нояб.

41 См.:Авакьян С. Создан прецедент. Неконституционная власть не имеет перспективы // Независимая газета. 1993. 15 окт.

42 САПП РФ. 1993. № 39. Ст. 3597.

43 Конституционное совещание. 1993. №2. С. 13-14.

44 Известия. 1993. 24 сент.

45 Шаблинский И. Г. Пределы власти. Борьба за российскую конституционную реформу (1989-1995 гг.). М., 1997. С. 161.

46 См.: Там же. С. 163.

47 САПП РФ. 1993. №41. Ст. 3921.

48 САПП РФ. 1993. № 41. Ст. 3924.

49 САПП РФ. 1993. № 41. Ст. 3918.

50 См.: Указы Президента РФ от 27 сентября 1993 г. «О функционировании органов исполнительной власти в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации»; от 26 сентября 1993 г. «Об образовании Комиссии законодательных предположений при Президенте Российской Федерации» № 1457; от 22 октября 1993 г. «Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации» № 1723 и др.


Другие похожие работы

  1. США – государство и право новейшего времени
  2. Мусульманская правовая система
  3. Развитие науки теории государства и права
  4. Норманская теория
  5. Афинское государство





© 2002 - 2021 RefMag.ru