RefMag.ru - работы по оценке: аттестационная, вкр, диплом, курсовая, тест, контрольная, практикум

Помощь в решении тестов, практикумов, курсовых, аттестационных

Заказ курсовых, контрольных, дипломных работ

Сроки выполнения работ

Цены и оплата

Новости сайта

Полезные статьи

Популярные разделы:

Готовые работы:

- Антикризисное управление

- Аудит

- Бизнес планирование

- Бухгалтерский учет

- Деньги, кредит, банки

- Инвестиции

- Логистика

- Макроэкономика

- Маркетинг и реклама

- Математика

- Менеджмент

- Микроэкономика

- Налоги и налогообложение

- Рынок ценных бумаг

- Статистика

- Страхование

- Управление рисками

- Финансовый анализ

- Внутрифирменное планирование

- Финансы и кредит

- Экономика предприятия

- Экономическая теория

- Финансовый менеджмент

- Лизинг

- Краткосрочная финансовая политика

- Долгосрочная финансовая политика

- Финансовое планирование

- Бюджетирование

- Экономический анализ

- Экономическое прогнозирование

- Банковское дело

- Финансовая среда и предпринимательские риски

- Финансы предприятий (организаций)

- Ценообразование

- Управление качеством

- Калькулирование себестоимости

- Эконометрика

- Стратегический менеджмент

- Бухгалтерская отчетность

- Экономическая оценка инвестиций

- Инвестиционная стратегия

- Теория организации

- Библиотека








Поиск на сайте:

Заказать аналогичную работу автору? Краткое резюме: Сергей, 36 лет, Образование Высшее, профессиональный опыт выполнения студенческих работ на заказ - 10 лет, за это время было выполнено: 355 дипломных работ, 582 курсовые, 276 рефератов, 1030 контрольных. Помощь в решении тестов on-line на www.e-education.ru. тел. +7(495)795-74-78, admin@refmag.ru, .
группа Вконтакте: http://vk.com/refmag_ru

Здесь можно заказать подготовку теста, практикума, контрольной, реферата, курсовой, дипломной аттестационной работы:

Готовый диплом.

Договорной режим имущества супругов

2004 г.

Похожие работы на тему "Семейное право. Договорной режим имущества супругов":

Другие работы:

Год написания: 2004 г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ имущественных отношений между супругами 5

1.1. История развития законодательства о регулировании имущественных отношений между супругами 5

1.2. Регулирование имущественных отношений между супругами современным российским законодательством 18

Глава 2. БРАЧНЫЙ ДОГОВОР 23

2.1. Понятие, форма и содержание брачного договора 23

2.2. Изменение и расторжение брачного договора 34

2.3. Признание брачного договора недействительным 36

Глава 3. СОГЛАШЕНИЕ ОБ УПЛАТЕ АЛИМЕНТОВ 40

3.1. Понятие соглашения об уплате алиментов 40

3.2. Порядок уплаты и взыскания алиментов на основании соглашения об уплате алиментов 50

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 57

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 61

Приложение 1 64

Приложение 2 66

Приложение 3 67


ВВЕДЕНИЕ

Имущество супругов - материальная основа их совместной жизни. Новеллой Семейного кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 марта 1996 г., является правовое регулирование имущественных отношений супругов на основе договоров.
Семейный кодекс выделяет два вида режима имущества супругов законный и договорный. Кодекс предоставляет супругам возможность самим решать, как они будут определять свои имущественные правоотношения. Для этого они могут заключить брачный договор. Если же они не установят иное, будут действовать нормы, определенные в ст. 34-39 СК РФ. Таким образом, СК определяет два правовых режима имущества супругов - законный и договорный, предоставляя им право выбора между ними. Во втором случае они имеют широкие возможности, исходя из конкретных обстоятельств и своих интересов определить в брачном договоре свои имущественные правоотношения. Первое упоминание о договоре, регулирующем имущественные отношения супругов, появилось в новом Гражданском кодексе, вступившем в силу 1 января 1995 года.
Изучению договорного режима имущества супругов, а также соглашения об уплате алиментов и посвящена представленная работа.
Методы и приемы настоящего исследования определены прежде всего спецификой работы. Системный метод изучения договорного режима имущества супругов позволил обособить его от законного режима имущества супругов. Формально-юридический метод исследования внутреннего строения правовых норм и анализа норм, регламентирующих исследуемую сферу, применялся автором при определении алиментных обязательств. В рамках перечисленных методов использовались такие приемы как анализ, синтез, классификация, обработка, изучение фактического (практического) материала (статистический прием).
Целью представленной работы является анализ договорного режима имущества супругов и соглашения об уплате алиментов. При выполнении работы автор поставил перед собой следующие задачи:
  • дать правовую характеристику договорного режима имущества супругов;
  • изучить историю развития законодательства о брачном договоре в России и за рубежом;
  • раскрыть правовую природу алиментного соглашения супругов;
  • установить понятие, брачного договора, порядок его заключения и расторжения;
  • проанализировать правоприменительную практику по данным вопросам.
Для реализации поставленных задач изучены и проанализированы соответствующие положения Конституция Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации. При написании данной работы была использована специальная литература: учебная и научная литература в области семейного права, статьи практических работников, судебная практика.

Глава 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ имущественных отношений между супругами

1.1. История развития законодательства о регулировании имущественных отношений между супругами

Известно, что из истории нужно извлекать уроки. Поэтому обращение к правовому феномену, возникшему два с половиной тысячелетия назад, продиктовано не только историческим интересом, но и необходимостью самопознания и потребностями сегодняшней радикально меняющейся жизни.
Право как совокупность известных общеобязательных норм (право в объективном смысле) в качестве общей задачи регулирует отношения между людьми. Причем одни из этих отношений регулируются принудительным образом, так что отдельные лица своей волей, своими частными соглашениями их изменить не могут: все определения в этой области исходят из центра, от одной-единственной воли — воли государства. Именно так обстоит дело в сфере публичного права (государственного, уголовного и т.д.), которое может быть охарактеризовано как система юридической централизации: все оно проникнуто духом субординации, принципом власти и подчинения.
В других областях отношений государство применяет иной прием: не регулирует их от своего имени и принудительно, а предоставляет такую возможность частной воле и частным соглашениям, само же занимает позицию власти, охраняющей то, что будет установлено частными лицами. Если же государство и устанавливает известные нормы, то лишь на тот случай, когда частные лица почему-либо своих определений не дают. Вследствие этого данные нормы носят не принудительный, а лишь восполняющий, диспозитивный характер и могут быть отстранены частной волей. Таким образом, мы имеем здесь прием юридической децентрализации, сферу не субординации, а координации, частной инициативы и частного самоопределения. Это и есть область частного, или гражданского, права. Именно эту мысль имели в виду и римские юристы, когда говорили: «publicum nus singulorum utilitatem» («публичное право есть то, что относится к положению римского государства, частное — то, что относится к интересам частных лиц» (ulpianus b fr, 2 D. 1.1).
Римская договорная система различала два вида договоров: контракты и пакты. Римский юрист Сальвий Юлиан Гай, систематизируя различные виды контрактов, выделил четыре основных: реальные (устанавливающие обязательство путем передачи вещи), вербальные (словесные, устные), литтеральные (письменные) и консенсуальные (при которых обязательство возникает вследствие одного соглашения — независимо от передачи вещи).
В отличие от семей других народов, в которых правовое значение имеет кровное родство, в римской семье юридически значимым было агнатическое родство, основанное на власти и подчинении. Соответственно члены римской семьи делились на подчиненных и главу семьи.
Домовладыка имел полную власть над всеми членами семьи (женой, детьми, внуками, правнуками, женами сыновей и т.д.), включающую право на жизнь и смерть, отказ от новорожденного, продажу в рабство, совершение телесных наказаний, выдачу по ноксальному иску, на расторжение брака женатых сыновей, изгнание домочадцев из дома. Он полностью обладал имуществом семьи и распоряжался им по своему усмотрению. Сами римляне осознавали исключительность положения paterfamilias: «Едва ли еще есть какие-нибудь люди, которые имели бы над детьми своими такую же власть, как мы», — писал Гай (D. 50. 16. 196).
Социальные процессы, шедшие за развитием экономических отношений, последовательно привели к вытеснению агнатического родства когнатическим. Окончательно принцип когнатического родства был утвержден Новеллами Юстиниана в VI в.
В когнатическом родстве различаются линии и степени. Линия называется прямой восходящей, если речь идет о лицах, происходящих один от другого, от потомка к предку (внук — сын — отец), и прямой нисходящей, если речь идет о происхождении от предка к потомку (отец — сын — внук). От родства отличается свойство, представляющее собой возникшее в результате брака отношение близости одного из супругов к кровным родственникам другого, а также между родственниками супругов. Так, сестра жены состоит во второй степени свойства с ее мужем. Отношения свойства прекращаются с расторжением брака.
Древнейшая форма римского брака устанавливала власть мужа над личностью жены (сит тапу). Но уже в законах XII таблиц содержалась норма, позволявшая избежать строгих последствий брака в форме супружеской власти. Так, в случае заключения брака с недостатками формы супружеская власть приобреталась только в результате непрерывного осуществления брака (супружеской общности) в течение года. Давность прерывалась и власть мужа не наступала, если женщина проводила три ночи подряд вне дома. Эта процедура могла повторяться ежегодно.
При браке без власти супруга над женой женщина, не становясь агнаткой в семье мужа, оставалась, тем не менее, под властью своего отца или своих агнатических опекунов. В соответствии же с принципом цивильного права брак без manus, т.е. неформальный свободный союз супругов, признавался браком цивильного права. Дети от такого брака, следуя правовому положению отца, находились под его властью.
Довольно продолжительное время обе формы брака сосуществовали. Однако из некоторых свидетельств античных авторов можно сделать вывод, что брак без manus уже во второй половине существования Римской республики был преобладающим. Такой брак заключался посредством простого соглашения, юридически завершающим актом которого был привод невесты в дом жениха, и расторгался по заявлению одного из супругов без указания каких-либо оснований для развода1.
В агнатической семье жена не имела ни личных, ни имущественных прав и по положению приравнивалась к своим детям. Напротив, брак без manus был основан на равенстве супругов. В то же время его нельзя назвать браком без власти мужчины: здесь во власть супруга трансформировалась отцовская власть, выраженная в праве определять место жительства, принципы воспитания и т.д.
Следствием моральной деградации, поразившей римское общество в конце существования республики, стал кризис семейных устоев, чему способствовала и свобода брачных отношений. В целях сохранения стабильности семейных отношений, пресечения злоупотреблений свободой развода и стимулирования вступления в брак и деторождения император Август издал закон, предусмотревший уголовную ответственность за нарушение супружеской верности. Названный закон, не затрагивая принципа свободы развода, установил правило, чтобы о расторжении брака объявлялось в присутствии семи свидетелей (обычно с вручением разводного письма). Были также установлены имущественные санкции в случае заявления о разводе без основательной причины. Если поводом к разводу послужило поведение жены, приданое оставалось у мужа, если виновным признавался муж — предбрачный дар сохранялся за женой.
Свободному браку соответствовала свобода правового режима имущества супругов, основанного на его разделении. Брак не создавал общности имущества супругов, напротив, их имущество составляло две отдельные независимые массы. Принцип обособленности имущественных масс супругов сохранялся и после их смерти: они не наследовали друг другу. Только нуждающаяся вдова получала определенную часть имущества умершего супруга (алименты). Впоследствии супругам было предоставлено право наследовать друг другу, но при условии абсолютного отсутствия наследников. Дарения супругов друг другу признавались ничтожными сделками, что также гарантировало независимость их имущественных прав. Однако материальное обеспечение жены и детей, расходы на ведение домашнего хозяйства относились к обязанностям мужа.
Супруги могли вступать между собой в любые юридические отношения имущественного характера. Соответственно могли возникать и иски друг к другу. При этом в силу необычности потенциальных субъектов правоотношений были обозначены некоторые исключения из общих правил. Так, супруги несли взаимную ответственность друг перед другом за небрежность в отношении друг к другу. Кроме того, между ними исключались иски о бесчестии. При взыскании с имущества супруги придерживались определенного предела, чтобы не доводить должника до бедственного положения.
Своеобразной гарантией имущественных интересов супругов являлось особое приданое (dos), которое представляло собой имущество, выделенное невестой, ее домовладыкой либо третьим лицом с целью облегчения мужу бремени семейных расходов. Вплоть до широкого распространения брака без manus это приданое составляло собственность мужа и не подлежало возврату ни при каких обстоятельствах. Но поскольку многие недобросовестные мужья, получив dos, разводились с женами, выработалось правило, обязывающее мужа вернуть приданое в случае расторжения брака. Соблюдение этого правила обеспечивалось специальным иском, который со временем стал применяться для возвращения приданого и при отсутствии обязательства мужа, если развод совершался по его инициативе.
Позднее законом императора Августа (18 г. до н. э.) мужу запрещалось без согласия жены отчуждать недвижимость, полученную в качестве dos, а при Юстиниане отчуждение такой недвижимости не допускалось и при согласии жены. Сложившемуся порядку соответствовал афоризм: «Хотя приданое находится в имуществе мужа, оно принадлежит жене». Муж становился собственником приданого лишь тогда, когда развод происходил по инициативе или по вине жены, а также в случае ее смерти. Однако если приданое было установлено отцом жены, то после ее смерти оно возвращалось в распоряжение последнего.
Предбрачный дар жениха (или его отца) был эквивалентен приданому невесты и преподносился ей до вступления в брак (в связи с запретом дарственных актов между супругами). Практически это были ценности, предназначенные жене в том случае, если развод произойдет по вине мужа. При Юстиниане дарение разрешалось совершать и после вступления в брак, но в любом случае подаренное имущество становилось собственностью жены лишь тогда, когда развод был вызван инициативой мужа или его виной. В сущности, и приданое, и дарение выполняли штрафную функцию в интересах одного из супругов. Пока же брак продолжался, все это имущество находилось во владении мужа2.
Так постепенно складывалась римская система имущественных отношений между супругами. Принцип юридической раздельности имуществ, и в настоящее время признанный еще немногими законодательствами (в том числе и российским), лежит в основе этой системы.
Сведения о семейном укладе народов, населявших территорию России до принятия христианства, немногочисленны. Летописи говорят о том, что в то время как у полян уже сложилась моногамная семья, у других славянских племен (родимичи, вятичи, кривичи) сохранялась полигамия. Семейные отношения регулировались обычным правом. В различных источниках содержатся указания на несколько способов заключения брака. Среди них наиболее древний — похищение невесты женихом без ее согласия. Однако постепенно похищению начинает предшествовать предварительный сговор жениха с невестой. Существовал и такой способ заключения брака, как «покупка» невесты у ее родственников. У полян самой распространенной формой был привод невесты ее родственниками в дом к жениху. При этом согласие невесты на брак не имело существенного значения, хотя уже в Уставе Ярослава содержался запрет выдавать замуж силой.
Отношения между супругами во многом зависели от формы заключения брака. При похищении жена становилась собственностью мужа, поэтому в отношении нее возникали права, скорее, вещного, чем личного характера. При покупке невесты, и особенно заключении брака с приданым по соглашению между женихом и родственниками невесты, возникали, во-первых, отношения между женихом и этими родственниками (которые несколько ограничивали власть мужа) и, во-вторых, появлялись первые признаки наделения жены личными правами. Власть мужа при этой форме брака также была очень велика, но не была неограниченной. На Руси, по-видимому, муж никогда не имел законного права распоряжаться жизнью или смертью своей жены. Однако он мог распоряжаться ее свободой. Например, в летописи Нестора имеется свидетельство, что князья Мстислав и Кисожский Редедя, вступая в единоборство, условились о том, что победителю достанутся имение, казна, жена и дети побежденного.
С принятием христианства в России происходит рецепция византийского брачно-семейного законодательства, основанного на канонических представлениях о браке. Начинает действовать Номоканон — собрание канонических правил и светских постановлений византийских императоров. В последующем Номоканон был дополнен постановлениями русских князей. Русский перевод его с этими дополнениями получил название «Кормчая книга».
В 1744 г. указом Синода были запрещены браки лиц старше 80 лет. «Брак от бога установлен, — гласит указ, — Для продолжения рода человеческого, чего от имеющего за 80 надеяться весьма отчаянно»3. В 1830 г. повышается возрастной ценз для вступления в брак: до 18 лет у мужчин и 16 — у женщин.
Для вступления в брак, независимо от возраста жениха и невесты, необходимо было получить согласие родителей (ст. 6 Законов гражданских). Тем не менее брак, заключенный без родительского благословения, также признавался действительным, но дети (молодожены) лишались права наследовать имущество родителей по закону, если последние их не простили. Лица, состоящие на гражданской или военной службе, обязывались получать согласие на брак со стороны своего начальства (ст.9 Законов гражданских). За брак, заключенный без такого разрешения, они подвергались дисциплинарному взысканию. Законодательство того периода знает и случаи ограничения брачной правоспособности в судебном порядке. Так, приговором суда запрещалось вступать в брак лицам, осужденным за двоебрачие, а также тому из супругов, брак с которым был расторгнут из-за его неспособности выполнять прямые супружеские обязанности.
В дореволюционной России не было единого для всех подданных законодательства о браке. Российское брачное законодательство — и светское и каноническое — всегда строилось на основании религиозных правил. Поэтому лица разных вероисповеданий и конфессий попадали под действие различных законов в зависимости от предписаний своей религии. С одной стороны, это свидетельствовало о веротерпимости (гораздо хуже было бы навязывать всему населению империи православные представления о браке), а с другой — настоятельно требовало хотя бы альтернативного единого светского законодательства, допускавшего браки между лицами разных религиозных убеждений и развод в случае взаимного согласия в светском органе и т.д.
Мусульманам разрешалось заключать полигамные браки. Развод между супругами регулировался законами Шариата, которые предусматривали в качестве оснований к нему взаимное согласие или волеизъявление мужа в одностороннем порядке. Брак между католиками был нерасторжим, дозволялась только сепарация — судебное разлучение супругов. Вступить в новый брак супруги, получившие решение о сепарации, не могли. Протестантская Церковь допускала большую свободу разводов, в том числе и при «отвращении супруга к брачной жизни». По иудейским религиозным законам муж мог развестись с женой при наличии любой серьезной причины. Жена же имела право требовать развода только в строго определенных случаях.
Имущественные отношения супругов с начала XVIII в. меняются. С петровских времен приданое жены рассматривалось как раздельное имущество, которым муж не мог даже пользоваться. Указ 1715 г. давал жене право свободно продавать и закладывать свои вотчины без согласия мужа. Единственным исключением было запрещение обязываться по векселю без согласия мужа. Но не имея права подписывать векселя, замужняя женщина могла свободно выдавать заемные письма.
В ст. 109 Законов гражданских также говорилось: «браком не создается общего владения в имуществе супругов, каждый из них может иметь и вновь приобретать отдельную собственность». Согласно ст. 115 Законов жена имела право свободно распоряжаться имуществом, не требуя от мужа дозволительных или верительных писем, а ст. 112 разрешала супругам заключать между собой любые сделки. Муж мог распоряжаться имуществом жены только по ее доверенности как обычный представитель.
Право на содержание признавалось только за женой, которую муж обязан был содержать «по состоянию и возможностям своим» (ст. 106). Эта обязанность прекращалась, если жена не выполняла своих супружеских обязанностей, в частности отказывалась следовать за мужем. В начале XX в. Свод законов был дополнен ст. 106, в соответствии с которой жена сохраняла право на содержание даже при уклонении от совместной жизни с мужем, если таковая была признана судом невыносимой по вине последнего.
Отдельной собственностью жены признавалось ее приданое, а также имение, «приобретенное ею или на ее имя во время замужества через куплю, дар, наследство или иным законным способом» (ст. 110). Приданое в ту пору рассматривалось как самостоятельный «юридический институт», как имущество, которое жена или за нее другие лица назначали супругу в пользование для поддержания «тягостей брачной жизни». Тем более, что в результате совместной жизни супругов приданое переходило во владение мужа. В ряде случаев оно становилось штрафом за развод по вине жены.
Раздельность имущества супругов предопределяла их ответственность за долги: ни один из них не отвечал за другого. При этом неприкосновенной собственностью жены считались женские платья и белье, половина мебели, находящейся в общем с мужем доме, а также половина всей «служащей в хозяйстве» посуды, столового серебра, экипажей, лошадей и упряжки. Из смысла ст. 116 вытекает, что супруги могли как до, брака, так и после его заключения «войти в соглашение» относительно определенного имущества, принадлежащего тому и другому. В любом случае подобного рода договор оформлялся посредством акта, совершенного нотариусом. Под страхом признания этого договора недействительным о нем в обязательном порядке упоминалось в акте бракосочетания.
Итак, в регулировании брачно-семейных отношений в предреволюционной России был сделан значительный шаг вперед. Семейное законодательство в целом находилось примерно на том же уровне развития, что и законодательство большинства европейских стран. Наиболее остро стояла проблема введения гражданской формы брака, упрощения процедуры развода, а также уравнения в правах внебрачных детей. Временное правительство в 'мае 1917 г. создало особый орган — Совещание, в состав которого вошли крупнейшие юристы. Целью Совещания явилась подготовка закона «О поводах к разводу», которые предполагалось значительно расширить, однако подведомственность дел о расторжении брака судам духовных консисторий сохранялась. Но закон так и не вступил в силу.
Коренные изменения, последовавшие после Октября 1917 г. повлекли за собой принятие новых законов, в том числе регулирующих семейные отношения. Это было особенно необходимо в условиях отделения Церкви от государства. 18 декабря 1917 г. вышел Декрет «О гражданском браке, детях и о ведении книг актов гражданского состояния», согласно которому единственной формой брака для всех граждан России независимо от вероисповедания стал гражданский брак, заключенный в государственном органе. Брак, заключенный в церкви, после принятия Декрета не порождал правовых последствий (брак, заключенный в церковной форме до принятия Декрета, сохранял юридическую силу и не нуждался в переоформлении). Условия для вступления в брак значительно упростились: достаточно было достижения брачного возраста (16 лет для женщин и 18 — для мужчин) и взаимного согласия будущих супругов. Препятствиями к браку признавались наличие у одного из супругов «душевного» заболевания, запрещенная степень родства жениха и невесты (восходящие и нисходящие родственники, родные брат и сестра), а также наличие другого нерасторгнутого брака.
Вслед за названным был принят другой Декрет (19 декабря 1917 г.) «О расторжении брака». На основании этого акта бракоразводные дела изымались из компетенции судов духовных консисторий. Дела о разводе, возбужденные по одностороннему заявлению супруга, передавались в ведение местных судов. Вопросы о том, с кем останутся проживать несовершеннолетние дети, о выплате средств на их содержание, а также об алиментах бывшей жене решались по соглашению между супругами. При отсутствии такого соглашения эти вопросы рассматривались судом.
Все принципиально важные для тех времен положения нашли отражение в Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г., который начинался правилами, относящимися к актам гражданского состояния, составляемым исключительно гражданской властью — отделами записи актов гражданского состояния (ЗАГС).
Права и обязанности супругов как личного, так и имущественного характера регламентировались семейным Кодексом 1918 г. достаточно скупо. К первым относилось право выбора брачной фамилии мужа (жениха) или жены (невесты). Если при разводе между супругами не было соглашения относительно будущей фамилии каждого из них, то разведенные супруги сохраняли свою добрачную фамилию. Перемена места жительства одним из супругов не обязывала другого следовать за ним (ст. 104).
Брак не создавал общности имущества супругов. Имущественные права лиц, состоящих в браке, в то время определялись следующим образом. Супруги могли вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. Нуждающийся, т.е. не имеющий прожиточного минимума или нетрудоспособный, .супруг имел право на получение содержания от другого супруга, если последний был в состоянии оказывать ему поддержку. Причем с просьбой (заявлением) о выдаче содержания следовало обращаться в отдел социального обеспечения. Убедившись в справедливости заявленного требования, последний выносил постановление о размере и форме взыскиваемого содержания, которое приобретало силу судебного решения. Право на получение содержания имели также нуждающиеся или нетрудоспособные супруги лиц, признанных судом «отсутствующими» (ст. 120). Рассматриваемое право сохранялось и после развода, вплоть до изменения условий, послуживших основанием для получения содержания.
Заметное место в Кодексе занимал раздел «Семейное право», касающийся вопросов происхождения, личных и имущественных прав и обязанностей детей и родителей, прав и обязанностей лиц, состоящих в родстве.
Статья 133 гласила: «Никакого различия между родством внебрачным и брачным не устанавливается». На этот счет в Кодексе содержались два примечания: дети, родители которых не состоят в браке между собой, во всем уравниваются с детьми, родившимися в законном браке; постановление настоящей статьи распространялось и на внебрачных детей, родившихся до 20 декабря 1917 г.
Таким образом, семейный Кодекс 1918 г. существенно отличался от ранее действовавшего семейного законодательства Российской империи. Он полностью отошел от сложившихся в течение веков предписаний, тесно связанных с церковью, которая с давних времен была «управомочена» ведать делами семейными. В числе этих отличий назовем прежде всего уход от принципа сословности, господствовавшего при регулировании государством семейных отношений. Несомненным шагом вперед была ликвидация института родительской власти, попытка посмотреть на ребенка как на равноправного обладателя принадлежащих семье прав. Но семейное законодательство не могло сразу стать во всем новым. И хотя в момент создания Кодекса его содержание казалось исчерпывающим, на практике имеющиеся проблемы и недостатки становились все более очевидными, требующими безотлагательного устранения. и наконец, так и раньше, без внимания не осталось производство дел по опеке и попечительству. Мало того, определяющие его правила (даже чисто технического характера) были подняты на уровень закона.
Новый Кодекс законов о браке, семье и опеке 1926 г. (КЗоБСО), сохраняя прежние положения, уточнял и дополнял их, как того требовало время, в соответствии с тем видением правовой проблемы, которое сформировалось в те годы. Женщина могла теперь вступить в брак будучи не только зрелой физически, но и способной самостоятельно распоряжаться своими правами; ради охраны ее имущественных интересов впервые признавались (при определенных условиях) так называемые фактические браки. Естественно, перечень нововведений казался тогда исчерпывающим. Вместе с тем со временем стали обнаруживаться пробелы в законодательстве, несовершенство действующих норм, возникали различного рода проблемы в правоприменительной практике. Поэтому семейный Кодекс 1926 г. начал постепенно претерпевать изменения.
8 июля 1944 г. был принят Указ, запрещавший установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака (только Указом от 14 марта 1945 г. было разрешено признание отцом внебрачного ребенка в случае вступления в брак с его матерью). Ни добровольное признание отцовства, ни установление его в судебном порядке более не допускались. Не возникало, естественно, и право на получение алиментов от фактического отца. Эти меры объяснялись лишенными всякого основания заверениями о том, что права внебрачных детей не нарушаются, поскольку заботу о них берет на себя социалистическое государство.
В 1968 г. началась активная работа по подготовке нового, третьего по счету семейного кодекса, а также Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье, которые были введены в действие с 1 октября 1968 г.
30 июля 1969 г. был принят Кодекс о браке и семье РСФСР. Имущественные отношения супругов регулировались императивными нормами, закреплявшими режим общей совместной собственности. Заключение брачного договора, направленного на изменение этого режима, не допускалось. Любой договор подобного рода считался несоответствующим императивным требованиям закона. Алиментные отношения между членами семьи также регулировались императивными нормами права. Размер алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей, устанавливался законом. Суд имел право уменьшить его при наличии соответствующих обстоятельств (ч.1 ст.68 КоБС). Указом Верховного Совета РСФСР от 19 ноября 1986 г.4 эта норма была дополнена положением о том, что суд вправе уменьшить размер алиментов не только при наличии перечисленных в ней обстоятельств, но и по любым иным причинам, которые сочтет уважительными.
В 1985 г. был внесен ряд изменений в законодательство о браке и семье5. В частности, предусматривалась возможность рассмотрения бесспорных дел о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей единолично судьей в административном порядке без возбуждения гражданского дела.
В 1990 г. в Основы законодательства о браке и семье был внесен ряд существенных изменений. В частности, предусматривалась возможность исключения из состава общего имущества супругов имущества, нажитого ими после фактического прекращения брачных отношений.
Таковы в основных чертах изменения, вызвавшие к жизни появление в 1996г. нового Семейного кодекса РФ. В нем нашли отражение как сложившиеся веками традиции и опыт государственного регулирования семейных отношений, так и те реалии, без которых нельзя было использовать действующий Кодекс как инструмент помощи нуждающимся гражданам.
В настоящее время материально-правовые нормы семейного права различных государств очень разнообразны, что порождает на практике возникновение коллизий при решении вопросов брачно-семейных правоотношений.
В странах с континентальной системой права (Германия, Швейцария, Франция) источниками правового регулирования семейных отношений являются специальные разделы гражданских кодексов. В странах обычного права семейные отношения регулируются отдельными нормативными актами. Так, в Англии основным источником правового регулирования является закон «О браке» (1949 г.), который консолидировал около 40 нормативных актов, действовавших к моменту его издания. Отдельными законами регулируются вопросы взыскания алиментов, судебного отыскания отцовства, установления опеки. В США семейное право представляет собой чрезвычайно пеструю картину, поскольку регулирование семейных отношений отнесено к компетенции штатов.
В последнее время семейное право зарубежных стран характеризуется стабильностью и консервативностью регулирования. В законодательство порой вносились отдельные незначительные изменения, но жесткие принципы, такие, как главенство мужа, отрицательное отношение к разводу, дискриминация внебрачных детей, установленные еще в XIX или начале XX в., оставались незыблемыми. После Второй мировой войны в обществе произошли существенные изменения: стало иным экономическое и социальное положение женщин, возросло количество фактически распавшихся браков, увеличилось число внебрачных детей и разводов. Эти факторы обусловили необходимость проведения реформ, и начиная со второй половины 60-х гг. новые законы были приняты в Англии (1969 г.), во Франции (1970 г.), США (1970 г.), ФРГ (1976 г.). 20 ноября 1989 г. была принята Конвенция о правах ребенка6.
Проведенные реформы в той или иной степени затронули практически все институты семейного права: получил развитие принцип равенства супругов, были внесены существенные изменения в регулирование их имущественных отношений, либерализованы условия получения развода, значительно улучшено положение внебрачных детей.
Тем не менее до настоящего времени существует двойственность в правовом регулировании имущественных отношений супругов. Для семейного права ряда государств характерно главенство мужа, сохраняется неравноправное положение мужа и жены в семье. Гражданские кодексы некоторых стран ввели так называемый брачный договор, который заключается до брака и закрепляет прежде всего права мужа на имущество жены.
До последнего времени наиболее распространенной концепцией является договорная, содержащая ряд требований, предъявляемых законом к порядку заключения брака и условиям, возникающим в результате его расторжения. В основе концепции брака-договора лежит возможность установления договорного режима имущества супругов. Противники концепции считают, что брак не может быть договором, поскольку у супругов возникают только предусмотренные законом права и обязанности и стороны по своей воле не могут их изменить.
Несомненным преимуществом брака-договора является то обстоятельство, что супруги могут установить заранее оговоренный режим имущества. С правовой точки зрения, подобный вид брака однозначно определяет статус, приобретаемый субъектами брачных отношений в результате совершения предписанных законом действий.
Существенной особенностью в правовом регулировании имущественных отношений между супругами является в большинстве стран возможность установления договорного и легального режима имущества супругов. Договорный режим возникает в результате заключения брачного договора. Легальный режим имущества может быть трех видов:
режим общности (Франция, Швейцария, ряд штатов США);
режим раздельности (Англия, большинство штатов США, Германия);
режим отложенной общности супружеского имущества (Швеция, Норвегия, Дания).
При режиме общности имущества супруги имеют совместное право собственности на имущество, нажитое в браке, на доходы от него, а также от профессиональной деятельности, сохраняя в своей собственности имущество, принадлежавшее каждому до брака или полученное в браке в дар либо по наследству.
При режиме раздельности каждому супругу принадлежит не только имущество, собственником которого он являлся до брака, но и имущество, приобретенное им в браке на свои деньги. Таким образом, если женщина не работает, а занимается ведением домашнего хозяйства, то за время супружеской жизни она ничего не приобретает, следовательно, режим раздельности супружеского имущества не защищает интересов замужней женщины. В результате усилий международного женского движения в традиционный режим раздельности в Англии и США внесены важные элементы общности:
за супругом, которому по праву собственности не принадлежит конкретное имущество, судом может быть признано право на определенную долю;
на наиболее важные виды имущества, например жилые дома и помещения, установлен режим общности.
В ряде стран в условиях признания замужней женщины недееспособной право управления имуществом принадлежит мужу. Но и с признанием замужней женщины дееспособной, за супругом все еще сохраняются значительные преимущества в управлении имуществом и решении материальных вопросов брака (Аргентина, Бразилия, Испания). В этом отношении право Франции представляет собой наиболее смягченный вариант законодательного решения вопроса единоличного управления общим имуществом супругов. Муж управляет общей частью имущества, но наиболее важные сделки может совершать только с согласия жены, а жена управляет собственной, так называемой резервной частью имущества, приобретаемой ею на свою заработную плату.
Отношения супругов по поводу взаимного предоставления содержания урегулированы двояко. В большинстве стран законодательством предусмотрена обязанность мужа содержать жену (Англия, США, Франция, Швейцария). Муж может потребовать от жены предоставления содержания только в случаях, установленных в законе, — болезнь, бытовая или производственная травма, достижение определенного возраста. В других странах, например в Германии, супруги обязаны взаимно содержать друг друга.

1.2. Регулирование имущественных отношений между супругами современным российским законодательством

Действующий ныне Семейный кодекс РФ (впрочем, как и предыдущие) не содержит определения брака, хотя такое определение выработано и достаточно четко разъяснено в учебной юридической литературе. По существу понятие брака сводится к следующему: брак — это добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, порождающий для них личные и имущественные права и обязанности, направленный на создание семьи. Данное понятие является общепризнанным.
Говоря о правовой природе брака, следует отметить, что эта проблема рассматривается как минимум с двух точек зрения. Одни авторы рассматривают брак как волевой, целенаправленный акт, другие — как обычный гражданский договор. Безусловно, следует ознакомиться с обеими точками зрения на правовую природу брака и в дальнейшем каждый вправе придерживаться любой из них.
Признаки брака заключены, собственно, в самом определении этого института. Из него следует, что брак — это прежде всего: 1) союз мужчины и женщины; 2) союз добровольный и равноправный; 3) заключенный с соблюдением определенных правил, установленных законом; 4) целью которого является создание семьи; 5) брак порождает у супругов взаимные личные и имущественные права и обязанности; 6) заключается без указания срока действия.
С государственной регистрацией заключения брака закон связывает возникновение между супругами не только личных, но и имущественных отношений. Имущественные отношения между супругами в отличие от личных практически все и дос­таточно подробно регламентируются Семейным кодексом, что обусловлено как их сущностью, так и необходимостью внести в них определенность как в интересах самих супругов, так и тре­тьих лиц (кредиторы, наследники и др.). Лишь некоторая часть имущественных отношений супругов не подвержена правово­му воздействию как непосредственно связанных с бытом семьи (например, распределение домашних обязанностей по приго­товлению пищи, закупке продуктов и т. д.) и не приемлющих принудительного осуществления.
Имущественные отношения между супругами, урегули­рованные нормами семейного права (имущественные правоот­ношения), могут быть подразделены на две группы:
а) отношения по поводу супружеской собственности (то есть имущества, нажитого супругами во время брака);
б) отношения по поводу взаимного материального содер­жания (алиментные обязательства).
Нормы СК, регулирующие имущественные отношения между супругами, претерпели существенное изменение по сравнению с КоБС. В отличие от ранее действовавшего зако­нодательства Семейный кодекс дает право супругам самим оп­ределять содержание своих имущественных отношений путем заключения брачного договора (договорный режим имущества супругов) или соглашения об уплате алиментов на супруга. При отсутствии брачного договора или соглашения об уплате али­ментов или в случае их расторжения или признания недей­ствительными в установленном порядке к имущественным от­ношениям супругов будут применяться диспозитивные нормы Семейного кодекса о законном режиме имущества супругов (ст. 33—39 СК) или соответственно нормы об алиментных обя­зательствах супругов (ст. 89, 91, 92 СК).
Закон пре­дусматривает два вида режима имущества супругов: а) закон­ный режим имущества супругов означает, что владение, пользование и распоряжение имуществом, нажитым супруга­ми во время брака, а также его раздел, осуществляются по правилам гл. 7 (ст. 33—39) СК; б) договорный режим имуще­ства супругов означает, что имущественные права и обя­занности супругов в период брака и (или) на случай его рас­торжения определяются соглашением супругов (гл. 8 СКст. 40—44 СК), в котором они вправе отступить от законного режима имущества супругов.
Положения гл. 7 и 8 СК о видах режима имущества супру­гов соответствуют содержанию п. 1 ст. 256 ГК, который отно­сит имущество, нажитое супругами во время брака, к их со­вместной собственности, если договором между ними не уста­новлен иной режим этого имущества.
Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Это правило устанавливается законодателем (п. 1 ст. 256 ГК; п. 1 ст. 34 СК РФ), а также тем, что независимо от сделанного вклада в приумножение этого имущества муж и жена совместно осуществляют владение, пользование и распоряжение имуществом по обоюдному согласию (п. 1 ст. 35 СК РФ).
Такой режим управления собственностью называется законным. Он же допускает, что при определенных обстоятельствах (ст. 38 СК РФ) может быть произведено выделение долей. Как исключение допускается отступление от начала равенства долей в интересах несовершеннолетних детей либо одного из супругов. Учитывая, что имущество не всегда можно разделить в натуре, следует применять ст. 252 ГК РФ и п. 3 ст. 38 СК РФ, позволяющие требовать денежную или иную компенсацию в случае, если передаваемое имущество меньше причитающейся доли. Порядок выдела доли из общего имущества подробно указан в п. 35—37 постановлений Пленумов Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ».
Законный режим собственности имеет свою альтернативу, когда стороны сами договариваются о распределении между ними долей в имуществе, приобретенном в браке. Подобное соглашение может заключаться как во время регистрации, так и в течение всего брака и носит формальный характер (ст. 42 СК РФ). Брачный договор, как его называют, сохраняет в себе все черты гражданско-правового договора, но при этом имеет собственную специфику (ст. 40 СК РФ): по субъектному составу; по предмету.
Вообще договор — одна из наиболее древних правовых конструкций.
Развитие различных форм общения между людьми предопределило необходимость использовать предложенные законодателем или создавать самим правовые модели такого общения, которыми стали, в частности договоры (контракты).
Тенденция к повышению роли договора, характерная для всего современного гражданского права, стала проявляться в последние годы и в современной России, где она в первую очередь связана с коренной перестройкой экономической системы страны. Ключевое значение для такой перестройки имело признание права частной собственности, сужение до необходимых пределов государственного регулирования хозяйственной сферы, установление свободы выбора контрагентов и реализация других основ нового гражданского законодательства (п. 1 ст. 1 ГК РФ).
Применение договоров на протяжении нескольких тысяч лет объясняется тем, что они являются гибкой правовой формой, в которую могут облекаться различные по характеру общественные отношения. Основное назначение договора — регулирование в рамках закона поведения людей путем указания на его возможные и должные пределы, а равно на последствия нарушения соответствующих требований.
Рассмотрим, что же представляют собой гражданско-правовые договоры.
В римском праве договоры (contraktus) рассматривались: 1) как основание для возникновения правоотношения, 2) как само правоотношение и, наконец, 3) как форма, которую принимает соответствующее правоотношение. Contraktus происходит от глагола contrahere, что значит стягивать. Соответственно термин «contraktus» в известной мере адекватен понятию «правоотношение». И только после разделения оснований возникновения обязательств на договоры и деликты соштасЩа стал рассматриваться как снабженное иском conventino (соглашение) в отличие от такого же соглашения, лишенного защиты (pactum)7.
В словаре В. И. Даля слово «договор» трактуется как «уговор, взаимное согласие». На деловом языке, отмечается там же, договором называются предварительные условия или частное обязательство8, а в советской и постсоветской юридической литературе весьма последовательно развито многопонятийное представление о договоре. Так, О.С. Иоффе, признавая договор соглашением двух или нескольких лиц о возникновении, изменении или прекращении гражданских правоотношений, отмечает: «Иногда под договором понимается само обязательство, возникающее из такого соглашения, а в некоторых случаях этот термин обозначает документ, фиксирующий акт возникновения обязательства по воле всех его участников»9.
Аналогичную позицию занимает и Н.Д. Егоров. Под договором понимают и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения10.
Договор в его первом значении — основания для возникновения прав и обязанностей — является ступенью в классификации юридических фактов. Соответственно он должен отвечать основополагающим признакам последних (имеется в виду способность порождать права и обязанности)11. С указанной точки зрения договор может быть поставлен в один ряд с односторонними сделками, деликтами, административными актами, юридическими поступками и др.
Наряду с гражданско-правовыми существуют договоры, которые используются за пределами указанной отрасли. Все они являются соглашениями, направленными на возникновение прав и обязанностей, которые составляют в совокупности правоотношение, порожденное соглашением.
В Основах гражданского законодательства 1991 г. (п. З ст. 1) предусмотрено, что к семейным, трудовым отношениям, представляющим товарно-денежные и иные построенные на равенстве участников имущественные отношения, а также связанные с имущественными неимущественные отношения, гражданское законодательство применяется в случаях, когда эти отношения не регулируются соответствующими отраслями (семейным, трудовым правом). Тем самым был закреплен принцип субсидиарного применения гражданско-правовых норм к указанным отношениям.
Общая норма о применении гражданского законодательства к семейным отношениям закрепляет принцип субсидиарности. Это законодательство регулирует указанные отношения при наличии двух непременных условий: если семейные отношения не урегулированы семейным законодательством12 и при этом применение гражданского законодательства не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 СК РФ). Таким образом, есть все основания для признания брачного договора разновидностью гражданских договоров.
Следует особо подчеркнуть, что гражданские нормы применяются наравне с семейными, причем как в совокупности, так и отдельно. При выборе норм следует руководствоваться тем, какие из них регулируют отношения, наиболее близкие по своему характеру с теми, которые требуют урегулирования.

Глава 2. БРАЧНЫЙ ДОГОВОР

2.1. Понятие, форма и содержание брачного договора

Институт договорного режима имущества супругов (ст. 40— 44 СК) является новеллой семейного законодательства. Он дает право супругам самостоятельно определять содержание сво­их имущественных отношений (прав и обязанностей) в брач­ном договоре. Возможность заключения брачного договора впер­вые в российском законодательстве была предусмотрена п. 1 ст. 256 ГК (действует с 1 января 1995 г.), где было указано, что "имущество, нажитое супругами во время брака, явля­ется их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества". В резуль­тате супруги получили право свободного распоряжения на­житым в браке имуществом с учетом современных социаль­но-экономических условий и уклада жизни населения, а так­же исходя из своих конкретных обстоятельств и интересов. Нормы ГК общего характера о брачном договоре супругов получили дальнейшее развитие в Семейном кодексе. В гл. 8 СК "Договорный режим имущества супругов" отношения, связан­ные с заключением, исполнением, изменением, расторжени­ем, а также признанием брачного договора недействительным, регулируются достаточно подробно. Понятие брачного догово­ра дается в ст. 40 СК: брачным договором признается согла­шение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, опре­деляющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Путем заключения брачного договора устанавливается договорный режим имущества суп­ругов, который может отличаться от законного режима имущества супругов.
Можно с достаточной степенью уверенности констатировать, что на первых порах брачный договор не получил широкого распространения в РФ. Особенно это касается заключения бра­ков между молодыми людьми, не обремененными дорогостоя­щим имуществом и крупными денежными накоплениями. Пред­ставляется, что пользоваться на практике возможностью зак­лючения брачного договора будут, в основном, состоятельные граждане, как это и принято в большинстве зарубежных госу­дарств, где такой механизм регулирования имущественных отношений между супругами предусмотрен давно, однако имеет ограниченное применение13.
Брачный договор по своей природе представляет собой одну из разновидностей гражданско-правовых договоров (ст. 420 ГК определяет договор как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданс­ких прав и обязанностей). Поэтому брачный договор должен отвечать тем требованиям, которые ГК предъявляет к граж­данско-правовым договорам (дееспособность сторон, их свобод­ное волеизъявление, законность содержания договора, соблю­дение установленной формы). Кроме того, изменение и рас­торжение брачного договора производятся по основаниям и в порядке, предусмотренным ГК для изменения и расторжения договора. Тем не менее брачный договор обладает определен­ной спецификой по сравнению с другими гражданско-правовы­ми договорами, которая и нашла свое закрепление в Семейном кодексе. Особенности брачного договора относятся к его субъек­тному составу, времени заключения, предмету и содержанию договора. Субъектами брачного договора, как следует из ст. 40 СК, могут быть как лица, вступающие в брак (то есть гражда­не, еще не являющиеся супругами, но намеревающиеся ими стать), так и лица, уже вступившие в законный брак, супру­ги.
Способность к заключению брачного договора связана со способностью к вступлению в брак. Поэтому брачный договор может быть заключен между дееспособными гражданами, дос­тигшими брачного возраста (то есть восемнадцати лет). Если лицо не достигло брачного возраста, но получило разреше­ние органа местного самоуправления на вступление в брак, то оно может заключить брачный договор до момента регистра­ции брака с письменного согласия родителей или попечителей (ст. 26 ГК). После вступления в брак несовершеннолетний суп­руг приобретает гражданскую дееспособность в полном объеме (ст. 21 ГК), а значит, вправе заключить брачный договор самостоятельно. Самостоятельно вправе заключить брачный до­говор при вступлении в брак в установленном порядке эмансипированные несовершеннолетние, поскольку с момента эман­сипации они становятся полностью дееспособными (ст. 27 ГК). гражданин, ограниченный судом в дееспособности (ст. 30 СК), может быть субъектом брачного договора, но с согласия свое­го попечителя. Полагаем, что брачный договор относится к сделкам строго личного характера (это подтверждает и срав­нение содержания ст. 40 СК со ст. 99 СК), следовательно, он не может быть заключен ни с участием законного представи­теля лица, вступающего в брак, или супруга, ни по доверен­ности14.
Брачный договор может быть заключен как перед госу­дарственной регистрацией заключения брака, так и в любое время в период брака (ст. 41 СК). Однако брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения бра­ка, вступает в силу с момента государственной регистрации заключения брака (п. 1 ст. 41 СК). При этом временных ограничений, связанных с установлением какого-либо предельного срока от момента заключения брачного договора до момента государственной регистрации заключения брака, закон не пре­дусматривает. Таким образом, брачный договор может всту­пить в силу через любой (в том числе достаточно длительный) период времени после его заключения. Важно, чтобы состоя­лась государственная регистрация брака между лицами, заключившими брачный договор. И напротив, если, несмотря на заключение брачного договора, государственная регистрация брака так и не состоялась, то такой договор не имеет юриди­ческой силы и не порождает никаких правовых последствий. Следует также иметь в виду, что заключение брачного дого­вора это право, а не обязанность лиц, вступающих в брак, и супругов.
Брачный договор заключается в письменной форме путем составления одного документа и подлежит обязательному но­тариальному удостоверению, что специально оговорено в п. 2 ст. 41 СК. Брачный договор удостоверяется надписью нотариу­са в государственной или частной нотариальной конторе. При этом нотариус должен не только проверить соответствие зако­ну брачного договора, но и разъяснить сторонам его смысл и значение (ст. 1, 35, 44, 53—54 Основ законодательства о нота­риате). Текст договора должен быть написан ясно и четко, не содержать подчисток, приписок и неоговоренных исправлений. Причем фамилии, имена и отчества сторон в брачном договоре во избежание возможных недоразумений должны быть указа­ны полностью (ст. 45 Основ законодательства о нотариате). Неукоснительное исполнение данных требований закона являет­ся очень важным как для самих супругов, так и для третьих лиц. Действие брачного договора, как правило, рассчитано на длительный период времени, что требует ясности и четкости в определении имущественных прав и обязанностей супругов, которые и обеспечиваются нотариальной формой брачного до­говора. Несоблюдение нотариальной формы брачного договора влечет его недействительность (п. 1 ст. 165 ГК). Такой договор является ничтожным и не влечет юридических последствий (ст. 167 ГК).
Нотариальное действие по удостоверению брачного дого­вора считается совершенным после уплаты государственной пошлины, как за удостоверение договоров, предмет которых подлежит оценке. Ее размер составляет 1,5 процента от суммы договора, но не менее 50 процентов от минимального размера оплаты труда (подп. 3 п. 4 ст. 4 Закона о государственной по­шлине). Если же предметом брачного договора является буду­щее имущество супругов, не подлежащее оценке на момент заключения договора, то размер государственной пошлины в таких случаях будет составлять двукратный размер минималь­ного размера оплаты труда (подп. 5 п. 4 ст. 4 Закона о государ­ственной пошлине).
Брачные договоры, заключенные супругами в соответствии с п. 1 ст. 256 ГК с 1 января 1995 г. до 1 марта 1996 г., имеют юридическую силу и без нотариального удостоверения, так как ГК не предусматривал для брачных договоров обязательной нотариальной формы. Следовательно, брачный договор, зак­люченный супругами в этот период времени в простой письменной форме, является действительным, если только его со­держание не противоречит требованиям СК. В этой связи п. 5 ст. 169 СК специально оговорено, что установленные ст. 40— 44 СК условия и порядок заключения брачных договоров при­меняются к брачным договорам, заключенным после 1 марта 1996 г., то есть после введения Семейного кодекса в действие. Заключенные же до введения Кодекса в действие брачные договоры действуют только в части, не противоречащей поло­жениям ст. 40—44 СК.
Перед нотариальной практикой встал вопрос, является ли надлежаще удостоверенный брачный договор достаточным основанием для внесения соответствующих изменений в правоустанавливающие документы? Как быть в случае, если брачный договор, определяющий судьбу недвижимости, заключен по месту его нахождения? Ответов в законе не содержится, а практике ещё только предстоит сформироваться. Однако уже сейчас ясно, что в некоторых случаях для цели реализации условий брачного договора может потребоваться заключение соглашений о передаче имущества или его части одним супругом в собственность другого.
Брачный договор может быть заключен на определенный срок (срочный договор) или без указания срока (бессрочный договор). Правовой режим имущества супругов, нажитого до вступления брачного договора в действие, будет определяться по правилам гл. 7 Кодекса, то есть на это имущество будет распространяться режим общей совместной собственности суп­ругов. Однако в брачном договоре супруги могут предусмотреть изменение правового режима такого имущества как на будущее время, так и с обратной силой, то есть с момента заключения брака. После окончания срока действия брачного договора имущественные права и обязанности супругов будут регулироваться нормами СК о законном режиме имущества супругов.
Примерные образцы брачного договора приводятся в мо­нографической литературе15 (Образец брачного договора приведен в приложении 1).
Предмет брачного договора имущественные отноше­ния между супругами, какие-либо другие семейные отноше­ния брачным договором регулироваться не могут. С помощью брачного договора супруги могут реализовать свое право на изменение по собственному усмотрению установленного зако­ном режима совместной собственности супругов (п. 1 ст. 42 СК). Содержанием брачного договора являются его условия, в кото­рых стороны устанавливают правовой режим супружеского имущества. В условиях брачного договора фиксируются ре­шения сторон по важнейшим с их точки зрения аспектам иму­щественных отношений супругов в браке и (или) в случае его расторжения. По сути, брачный договор это волевая модель поведения супругов после вступления договора в силу в сфере имущественных отношений.
Статья 42 СК предоставляет возможность лицам, вступаю­щим в брак, или супругам применить к имуществу супругов договорный режим собственности, в том числе:
а) совместной собственности;
б) долевой собственности;
в) раздельной собственности.
Перечисленные режимы собствен­ности могут иметь как всеохватывающий характер (распрост­раняться на все имущество супругов без исключения), так и достаточно узкое применение (иметь отношение только к от­дельным видам имущества супругов или даже к имуществу каждого из них).
При этом следует заметить, что режим совместной соб­ственности на общее имущество супругов установлен зако­ном и не требует дополнительной регламентации брачным до­говором при его применении на общих основаниях, то есть без каких-либо исключений и дополнительных условий. Поэтому брачным договором супругов могут быть предусмотрены те или иные особенности использования режима совместной собствен­ности. Например, не исключено его применение не ко всему нажитому в браке имуществу, а только к его отдельным ви­дам (только к недвижимости или ценным бумагам и т. п.) или может быть предусмотрено неравенство долей супругов при разделе общего имущества и т. п. Кроме того, по желанию сторон режим совместной собственности в качестве договорно­го может быть применен и к имуществу каждого из супругов (к какому конкретно определяется в договоре).
Режим долевой собственности супругов, установленный брачным договором, основан на соответствующих положениях гражданского законодательства (ст. 244—252 ГК) и в большей степени позволяет учесть размер вклада каждого из супругов средствами и личным трудом в приобретении имущества. При этом степень участия каждого из супругов в приобретении иму­щества может быть признана супругами определяющей в уста­новлении принципов их взаимных имущественных отношений в браке в целом. Вместе с тем по условиям брачного договора режим долевой собственности супругов может распространяться лишь на определенные предметы, являющиеся частью общего имущества супругов. Отсюда важно определить в договоре кон­кретное имущество, к которому будет применяться именно этот режим собственности, и установить критерии определения долей каждого из супругов в праве долевой собственности (рав­ные доли, доли в зависимости от дохода каждого из них и т. д.).
Законом предусматривается возможность установления брачным договором и режима раздельной собственности суп­ругов. Режим раздельности будет означать, что имущество, приобретенное в браке каждым из супругов, является его лич­ной собственностью, которой супруг вправе владеть, пользо­ваться и распоряжаться по собственному усмотрению. Указан­ный режим может быть распространен как на все имущество супругов (когда в совместной собственности супругов вообще не будет какого-либо имущества), так и на его отдельные виды (когда к различным вещам будут применяться соответственно режим совместной собственности супругов или режим собствен­ности каждого из них). Например, режим раздельной собствен­ности супругов может распространяться только на транспорт­ные средства (автомашину, мотоцикл и т. п.), дорогостоящий спортивный инвентарь (для занятой теннисом или горными лыжами и т. п.), ценные бумаги, а к остальному имуществу будет продолжать применяться режим совместной собственно­сти.
Итак, действующим законодательством супругам предо­ставлена возможность установления различных видов договор­ного режима имущества. Причем к разному имуществу в дого­воре могут применяться различные режимы собственности (со­вместной, долевой или раздельной). Кроме того, договорный режим имущества может применяться супругами не ко всему нажитому в браке имуществу, а лишь к отдельным его видам. В этом случае в отношении имущества, оставшегося за рамка­ми брачного договора, будет действовать режим совместной собственности супругов. Данные вопросы находятся в исклю­чительной компетенции супругов и могут быть решены только ими по взаимному согласованию.
Большое практическое значение имеет установленное в п. 1 ст. 42 СК положение о том, что брачный договор может быть заключен не только в отношении уже имеющегося, но и по поводу будущего имущества супругов. В противном случае на имущество, которое приобреталось бы ими после заключения договора, автоматически распространялся бы не договорный, а законный режим имущества супругов. Порядок и основания применения договорного режима к фактически имеющемуся и будущему имуществу супругов одинаковы. Он может быть ус­тановлен как ко всему имуществу, которое приобретут супру­ги в будущем, так и к его отдельным видам.
В брачном договоре супруги вправе определить самые раз­личные аспекты имущественных отношений: свои права и обя­занности по взаимному содержанию; способы участия в дохо­дах друг друга; порядок несения каждым из них семейных рас­ходов; определить имущество, которое будет передано каждо­му из супругов в случае расторжения брака. По их усмотрению в брачный договор могут быть включены любые иные положения, касающиеся имущественных прав и обязанностей супругов.
Определяя в брачном договоре права и обязанности по вза­имному содержанию, супруги могут установить брачным дого­вором условия, дополняющие, но не отменяющие предусмот­ренные ст. 89—90 СК основания предоставления материаль­ной помощи супругами (бывшими супругами) друг другу. Так, по брачному договору содержание может предоставляться супругу (бывшему супругу), который по закону права на это не имеет (согласно ст. 89 СК право на содержание имеет нетру­доспособный нуждающийся супруг). В брачном договоре супруги могут предусмотреть основания, размер, порядок и сроки предоставления содержания друг другу как в период брака, так и после его расторжения.
Способы участия супругов в доходах друг друга в соответ­ствии с брачным договором могут быть самыми разнообразны­ми. Под доходами имеются в виду все виды заработной платы и дополнительного вознаграждения супругов в денежной (нацио­нальной или иностранной валюте) и натуральной форме. Они включают и доходы от занятий предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, по акциям и от участия в управлении собственностью организаций, граждан. Кроме того, сюда относятся и доходы, полученные в резуль­тате использования (например, сдачи в аренду) имущества или земельного участка (ст. 136 ГК). Доходы также могут быть получены по любым другим установленным законом основаниям. Супруги вправе избрать любой способ распределения своих до­ходов, установив, например, что доходы каждого из них это раздельная собственность или долевая собственность супругов (с определением доли каждого — 1/3 и 2/3 и т. д.).
Брачным договором может быть установлен порядок несе­ния каждым из супругов семейных расходов, к которым отно­сятся расходы, направленные на обеспечение потребностей как семьи в целом, так и каждого из ее членов в отдельности. В ст. 42 СК, определяющей содержание брачного договора, не при­веден даже примерный перечень семейных расходов. На прак­тике необходимыми признаются расходы, связанные с опла­той жилищно-коммунальных услуг, электроэнергии, телефо­на, приобретением продуктов питания, одежды, медикамен­тов, лечения, содержания детей в дошкольных детских уч­реждениях и т. п. Вместе с тем в зависимости от уровня благо­состояния и уклада жизни семьи возможно включение в их состав и иных затрат (по содержанию автомобиля, эксплуата­ции персонального компьютера, платному медицинскому об­служиванию, оплате туристических поездок и т. д.). Здесь не может быть рекомендаций обязательного характера, так как данный вопрос вправе решать только сами супруги примени­тельно к конкретным условиям существования каждой семьи. В брачном договоре устанавливается степень участия каждого из них в указанных расходах (в равных долях во всех расходах или частично только те или иные виды затрат). Расходы по содержанию семьи могут быть распределены между супругами достаточно произвольно с учетом их взаимной договоренности. Указанные расходы в полном объеме вправе добровольно воз­ложить на себя и один из супругов.
В брачном договоре супруги могут регулировать отноше­ния по разделу имущества в случае расторжения брака, в час­тности, определить какое имущество будет передано каж­дому из них в случае расторжения брака (или выплачена де­нежная компенсация за него), а также порядок и сроки его передачи. Предназначенное для передачи каждому из супру­гов имущество может быть перечислено в договоре (или ука­зана его стоимость). В брачном договоре, как следует из п. 1 ст. 42 СК, могут определяться имущественные права и обязан­ности супругов на случай расторжения брака, но не при его прекращении в результате смерти одного из супругов, когда действуют специальные нормы гражданского законодательства о наследовании. В противном случае могут быть ущемлены ин­тересы других лиц наследников (по закону или по завеща­нию). Поэтому имущественные права пережившего супруга могут быть предусмотрены брачным договором только в части, не противоречащей требованиям гражданского законодатель­ства о порядке и основаниях наследования.
Супруги вправе по своему усмотрению включить в брач­ный договор любые иные положения (то есть не предусмот­ренные прямо п. 1 ст. 42 СК), касающиеся имущественных от­ношений супругов. Так, например, в договоре могут быть ус­тановлены условия пользования супругом жилым помещением (квартирой, домом), принадлежащим другому супругу на праве собственности, в период брака и после расторжения брака. В ча­стности, в этой связи на случай развода может быть оговорена обязанность супруга-несобственника освободить жилое помеще­ние в строго определенный брачным договором срок или обязанность супруга-собственника, виновного в распаде брака, приобрести другое жилье для супруга, его не имеющего, и т. п.
Особое внимание следует обратить на установленное п. 2 ст. 42 СК правило, согласно которому права и обязанности, предусмотренные брачным договором, могут ограничиваться определенными сроками. Это может быть определенная дого­вором календарная дата (число, месяц, год), истечение перио­да времени (который исчисляется годами, месяцами и т. п.). Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить (достижение супругами опреде­ленного возраста — 30 лет, 50 лет и т. д.). С наступлением тех или иных сроков возникают или прекращаются взаимные права и обязанности супругов. Так, супруги в брачном договоре вправе предусмотреть, что в течение первых пяти лет со дня государственной регистрации заключения брака приобретаемое ими имущество будет раздельным, а затем, по истечении это­го срока, к приобретаемому имуществу будет применяться режим общей совместной собственности. Сроки могут устанав­ливаться в договоре в связи с важными для супругов жизнен­ными обстоятельствами (выезд за рубеж для работы по кон­тракту, получение высшего образования и т. д.). Например, в договоре может быть предусмотрена обязанность несения му­жем семейных расходов в полном объеме до завершения обу­чения жены в высшем учебном заведении (защиты кандидатс­кой диссертации и т. п.), но не позднее той или иной конкрет­ной даты, когда такое обучение должно быть обязательно за­кончено. Права и обязанности супругов, предусмотренные бра­чным договором, согласно п. 2 ст. 42 СК могут также ста­виться в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий (то есть в брачный договор может быть включено отлагательное или отменительное условие, как это допускается гражданским законодательством ст. 157 ГК). Тре­бования, предъявляемые к условиям (отлагательным или отменительным) в брачном договоре, такие же, как предъявля­ются ст. Г57 ГК к условиям в условных сделках. Условия в бра­чном договоре это определенные обстоятельства, относи­тельно которых неизвестно, наступят они в будущем или нет, они могут носить разнообразный характер (события, действия), но в любом случае должны быть законными и осуществимыми. Наличие условия в брачном договоре можно рассматривать в качестве дополнительной гарантии соблюдения интересов суп­ругов (или одного из них) в различных предполагаемых (прогнозируемых) ими жизненных ситуациях. Брачный договор бу­дет считаться совершенным под отлагательным условием, если супруги поставили возникновение своих конкретных прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Например, право одного из супругов на получение какого-либо имущества (драгоценностей, автомашины определенной марки и т. д.) или дополнительного денежного содержания и соответственно обязанность другого супруга по его предоставлению, могут возникнуть в специально оговоренных случаях (рождение ребен­ка, нетрудоспособность супруга, учеба супруга в высшем учеб­ном заведении, утрата содержания из других источников по независящим от супруга причинам). Или: супруги избирают в качестве договорного режима имущества режим общей доле­вой собственности, но указывают, что в случае рождения ре­бенка этот режим заменяется режимом общей совместной соб­ственности супругов. С другой стороны, в договоре можно пре­дусмотреть, например, прекращение обязанности одного из супругов по предоставлению дополнительного содержания дру­гому супругу при возникновении по его вине определенных обстоятельств негативного характера (недостойное поведение в браке, отсутствие самостоятельного дохода из-за нежелания трудиться, пьянство, расходование общего имущества в лич­ных целях и т. п.). Подобные последствия могут касаться и иных предусмотренных брачным договором прав и обязанностей (пре­кращение действия режима совместной собственности на не­движимое имущество и ценные бумаги и т. п.). Таким образом, под отменительным условием брачный договор заключается в том случае, если супруги поставили в зависимость от обстоя­тельств, относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят, не возникновение, а прекращение их взаимных имущественных прав и обязанностей (п. 2 ст. 157 ГК).
Брачным договором могут быть урегулированы самые раз­нообразные стороны имущественных взаимоотношений между супругами, но с учетом установленных законом ограничений. Они направлены на соблюдение необходимых гарантий осуще­ствления и защиты каждым из супругов своих личных и иных законных прав и интересов. Перечень условий, включение которых в брачный договор недопустимо, дан в п. 3 ст. 42 СК и имеет обязательный характер. Брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регули­ровать личные неимущественные отношения между супруга­ми, права и обязанности супругов в отношении детей; предус­матривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; а также содержать другие условия, которые ставят одного из суп­ругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства. Условия брач­ного договора, нарушающие требования п. 3 ст. 42 СК, нич­тожны (п. 2 ст. 44 СК).
Запрет закона на включение в брачный договор положе­ний, регулирующих личные неимущественные отношения суп­ругов, обусловлен не только сущностными особенностями этих отношений, но и невозможностью в случае необходимости при­нудительного осуществления (то есть с помощью судебного решения) обязанностей личного характера Брачный договор как соглашение со специальным субъектным составом может определять только имущественные отношения супругов и не должен содержать условий, касающихся прав и обязанностей третьих лиц (детей, родителей супругов и т. д.). Запрещается включение в брачный договор положений, которые ставят од­ного из супругов в крайне неблагоприятное положение. В про­тивном случае такой брачный договор может быть признан судом недействительным по иску супруга, права которого на­рушены (п. 2 ст. 44 СК). Примером брачного договора, ставя­щего одного из супругов в крайне неблагоприятное положе­ние, будет договор, по которому супруг инициатор развода передает свою собственность (квартиру, земельный участок и т. д.) другому супругу в случае расторжения брака.
Брачный договор не может ограничивать правоспособность и дееспособность супругов. По сути, в СК воспроизведено по­ложение ст. 22 СК, не допускающей ограничение граждан в правоспособности и дееспособности, иначе как в случаях и в порядке, установленном законом. Полный или частичный от­каз гражданина от правоспособности и дееспособности ничто­жен. В содержание правоспособности входит право наследо­вать и завещать имущество, заниматься предпринимательс­кой деятельностью, иметь в собственности имущество, совер­шать сделки, участвовать в обязательствах и т. д. (ст. 18 ГК). Поэтому, например, в брачном договоре супруг не вправе принять на себя обязательство не заниматься предпринима­тельской деятельностью или завещать свое имущество толь­ко другому супругу.
Таким образом, наделяя супругов правом определять в брачном договоре свои имущественные права и обязанности, закон вместе с тем предусматривает конкретные ограничения свободы брачного договора с целью не допустить нарушения прав и интересов как самих супругов, так и других лиц.
Брачный договор разновидность двусторонней сделки. Следовательно, он должен подчиняться общим правилам дей­ствительности сделки (ст. 153—181 ГК). Воля каждого из супру­гов (будущих супругов) относительно заключения брачного до­говора и его условий должна формироваться свободно, самосто­ятельно, без принуждения. В противном случае заключенный под влиянием насилия, угрозы, обмана, стечения тяжелых обстоятельств брачный договор может быть признан судом недействительным по иску потерпевшей стороны (ст. 44 СК).
Следует отметить, что до принятия СК в судебной прак­тике рассматривались споры, связанные с установлением до­говорного режима имущества супругов на основании п. 1 ст. 256 ГК. Однако сейчас это возможно только с учетом требований гл. 8 СК, детально регламентирующих различные аспекты зак­лючения, исполнения и прекращения брачного договора.

2.2. Изменение и расторжение брачного договора

По взаим­ному согласию супругов брачный договор может быть изменен или прекращен в любое время (п. 1 ст. 43 СК). Причем соглаше­ние об изменении или прекращении брачного договора должно быть заключено в той же форме, что и сам брачный договор, то есть в письменной форме с обязательным нотариальным удостоверением. Обязательства супругов считаются изменен­ными или прекращенными с момента заключения соглашения об изменении или о расторжении брачного договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора (п. 3 ст. 453 ГК).
Законом (п. 1 ст. 43 СК) не допускается односторонний от­каз от исполнения брачного договора. Однако при отсутствии взаимной договоренности супругов об изменении или растор­жении брачного договора закон предоставляет право заинте­ресованному супругу обратиться в суд с иском об изменении или расторжении брачного договора (п. 2 ст. 43 СК). Основания и порядок изменения или расторжения брачного договора по требованию одного из супругов согласно п. 2 ст. 43 СК определяются соответствующими нормами гражданского законодатель­ства об изменении или расторжении договора, то есть ст. 450— 453 ГК. Отсюда следует, что обязательным условием измене­ния или расторжения брачного договора по решению суда яв­ляется соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора непосредственно между сторонами брачного договора, то есть между супругами. Требование об изменении или о расторже­нии брачного договора может быть заявлено одним из супру­гов в суд только после получения отказа другого супруга на предложение изменить или расторгнуть брачный договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или в брачном договоре, а при его отсутствии в тридцатидневный срок (п. 2 ст. 452 ГК).
Решение о расторжении или изменении брачного договора принимается судом по основаниям, которые установлены гражданским законодательством для изменения и расторжения договора. Таким основанием может служить существенное на­рушение брачного договора одним из супругов (п. 2 ст. 450 ГК). Под ним понимается такое нарушение, в результате которого другой супруг в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении брачного договора. Например, существенным нарушением брачного договора мож­но признать уклонение одного из супругов от выполнения ус­ловий договора, касающихся обеспечения нормальных условий существования другому супругу (предоставление места про­живания, денежного содержания и т. п.).
Изменение или расторжение брачного договора возможно также в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК). Изменение обстоятельств признается существен­ным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, брачный договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. По этому основанию брачный договор может быть расторгнут или изменен в судебном порядке, если иное не предусмотрено брачным договором, а стороны не достигли соглашения о приведении брачного договора в соот­ветствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении. В п. 2 ст. 450 ГК указаны также условия, необходимые для удовлетворения иска стороны об изменении или расторжении договора в связи с существенным изменени­ем обстоятельств. Следует заметить, что эти условия, исходя из их сущности, нельзя непосредственно применить к отноше­ниям супругов, возникающим из брачного договора, так как они рассчитаны на гражданские правоотношения и связаны с возмездными договорами. Поэтому суд должен в каждом конкретном случае с учетом особенностей регулируемых брачным договором отношений выяснить действительно ли имеет ме­сто существенное изменение обстоятельств, на которые ссы­лается один из супругов, требуя изменения или расторжения брачного договора. Скорее всего в данном случае речь будет идти об изменении материального или семейного положения супругов. При расторжении брачного договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд должен по требо­ванию любой из сторон определить последствия расторжения брачного договора, исходя из необходимости справедливого распределения между супругами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора (п. 3 ст. 451 ГК). Изменение брачного договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключитель­ных случаях и только тогда, в частности, когда расторжение брачного договора повлечет для сторон ущерб, который значи­тельно превышает затраты, необходимые для исполнения до­говора на измененных условиях (п. 4 ст. 451 ГК).
Брачный договор может быть по требованию одной из сторон расторгнут или изменен по решению суда также по иным основаниям, предусмотренным непосредственно в самом договоре (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК). В качестве таких оснований могут выступать различные обстоятельства (болезнь супруга, потеря работы, нетрудоспособность супруга и т. д.). Указанный вопрос решается супругами при заключении брачного договора по собственному усмотрению и взаимному согласию.
При изменении или расторжении брачного договора в су­дебном порядке обязательства супругов считаются изменен­ными или прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора. Причем супруги не вправе требовать возмещения того, что было исполнено ими по договору до момента его изменения или расторжения, если иное не установлено законом или соглашением сторон (п. 3 ст. 451 ГК).
Как следует из п. 3 ст. 43 СК, со времени прекращения брака (то есть со дня вступления решения суда в законную силу при расторжении брака в суде, или со дня государ­ственной регистрации расторжения брака при расторжении брака в органах загса) прекращается и действие брачного договора. Вместе с тем в таких случаях не прекращается дей­ствие отдельных обязательств, которые были предусмотрены (особо оговорены) брачным договором на период после прекра­щения брака (по взаимному содержанию, по пользованию и распоряжению тем или иным имуществом, по разделу имуще­ства и т. п.). Образец искового заявления о признании брачного договора недействительным представлен в приложении 2.

2.3. Признание брачного договора недействительным

Как установлено п. 1 ст. 44 СК, брачный договор может быть при­знан судом недействительным, полностью или частично по основаниям, предусмотренным гражданским законодатель­ством для недействительности сделок. Брачный договорэто разновидность двусторонней сделки, а значит, имуществен­ные права и обязанности супругов, установленные брачным договором, возникают при соблюдении определенных условий действительности сделки. В соответствии с гражданским законодательством сделка действительна при соблюдении следую­щих условий: а) содержание сделки законно; б) участники сдел­ки обладают дееспособностью, необходимой для совершения данного вида сделки; в) волеизъявление участников сделки соответствует их действительной воле; г) в случаях, прямо предусмотренных законом, должна быть соблюдена установ­ленная форма сделки. Перечисленные условия действительно­сти сделок применяются и к брачному договору. При несоблю­дении любого из указанных условий брачный договор призна­ется недействительным. Это означает, что установленные брач­ным договором права и обязанности супругов не возникают, то есть он не порождает тех правовых последствий, на которые был направлен, причем, как правило, с момента его соверше­ния (ст. 167 ГК). Брачный договор может быть недействитель­ным в силу признания его таковым судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка) (ст. 166 ГК). Однако при спорах сторон по поводу ничтожности брачного договора потребуется обращение заинтересованной стороны в суд.
ГК устанавливает исчерпывающий перечень оснований недействительности сделок и оснований для оспаривания сделки в судебном порядке. Применительно к брачному договору к ос­нованиям, позволяющим оспорить его действительность, мож­но отнести следующие:
а) заключение брачного договора с лицом, не способным по­нимать значения своих действий или руководить ими, хотя и дееспособным (ст. 177 ГК). Брачный договор может быть при­знан недействительным по иску супруга, чьи права или закон­ные интересы были нарушены в результате заключения дого­вора в таком состоянии (алкогольное опьянение, нервное потрясение, иное болезненное состояние). Если уже после зак­лючения брачного договора супруг будет признан недееспособ­ным, то в суд с требованием о признании брачного договора недействительным может обратиться его опекун. Требование опекуна подлежит удовлетворению, если будет доказано, что в момент заключения брачного договора его подопечный не был способен понимать значения своих действий или руково­дить ими (ст. 177 ГК);
б) заключение брачного договора под влиянием заблужде­ния, имеющего существенное значение (ст. 178 ГК). Под заб­луждением, имеющим существенное значение, ГК понимает, в частности, заблуждение относительно природы сделки. Заблуждение будет иметь место тогда, когда сторона в брачном договоре помимо своей воли и воли другой стороны составляет себе неправильное мнение или остается в неведении относи­тельно тех или иных обстоятельств, имеющих для нее суще­ственное значение, и под их влиянием заключает брачный до­говор. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Сторона, действовавшая под влияни­ем заблуждения, вправе оспорить в судебном порядке брач­ный договор;
в) заключение брачного договора под влиянием обмана, на­силия, угрозы или вследствие стечения тяжелых обстоя­тельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка) (ст. 179 ГК). Брач­ный договор может быть признан судом недействительным по иску потерпевшей стороны, так как при заключении брачного договора она была лишена возможности свободно выразить свою волю и действовать в своих интересах. Волеизъявление потер­певшей стороны не соответствует ее действительной воле, так как если бы отсутствовали обстоятельства, указанные в ст. 179 ГК (то есть обман, угрозы, насилие, стечение тяжелых обсто­ятельств), то договор не был бы заключен вообще или был бы заключен на других условиях. Следует иметь в виду, что об­ман, угроза и насилие могут исходить не только от стороны в брачном договоре, но и от других лиц, действующих в ее ин­тересах. При этом под обманом понимается умышленное (на­меренное) введение в заблуждение другой стороны с целью заключения брачного договора. Обман может выражаться как в совершении активных действий (сообщение ложных сведений), так и в бездействии (умолчание о фактах, имеющих значение или могущих повлиять на заключение договора). Насилием яв­ляется причинение участнику сделки (или лицам, близким ему) физических или нравственных страданий с целью принудить к заключению брачного договора, то есть речь идет о противо­правном воздействии на волю другого лица. Угроза состоит в противоправном психическом воздействии на волю лица посред­ством заявлений о причинении ему или его близким существен­ного физического или морального вреда, если он не подпишет брачный договор. Необходимо учитывать, что для признания брачного договора недействительным, как заключенного под влиянием угрозы, требуется, чтобы угроза была не предполо­жительной, а имела значительный и реальный характер. Для признания брачного договора кабальной сделкой и поэтому основанию соответственно недействительным необходимо на­личие двух взаимосвязанных факторов:
  • потерпевшая сторо­на вынуждена совершить сделку вследствие стечения тяже­лых обстоятельств;
  • сделка совершена на крайне невыгодных для стороны условиях.
Вина другой стороны заключается в том, что она знала о тяжелых обстоятельствах лица и, воспользо­вавшись этим, вынудила его совершить сделку (заключить брач­ный договор) к своей выгоде;
г) заключение брачного договора с гражданином, ограни­ченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, без согласия его попечителя. В таких случаях брачный договор может быть признан судом недействительным по иску попе­чителя (ст. 176 ГК).
Законом (п. 2 ст. 44 СК) предусмотрено специальное осно­вание признания недействительным полностью или частич­но брачного договора по иску одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное по­ложение. Это основание вытекает из основных принципов се­мейного законодательства, которые должны соблюдаться супругами и в брачном договоре. Кроме того, п. 3 ст. 42 Кодекса прямо запрещает включать в брачный договор условия, ставя­щие одного из супругов в крайне неблагоприятное имуществен­ное положение. Можно предположить, что признание брачно­го договора недействительным по данному основанию будет распространенным в судебной практике, тем более что здесь супругу не нужно доказывать, что брачный договор был зак­лючен им вследствие стечения тяжелых обстоятельств.
При нарушении остальных требований п. 3 ст. 42 СК с уче­том их очевидности условия брачного договора являются нич­тожными даже независимо от констатации данного факта су­дом. Таким образом, брачный договор недействителен как не­соответствующий по содержанию закону (ст. 168 ГК), если им:
  • ограничивается правоспособность или дееспособность суп­ругов;
  • ограничивается право супругов на обращение в суд за защитой своих прав;
  • регулируются личные неимуществен­ные отношения между супругами;
  • определяются права и обязанности супругов в отношении детей;
  • предусматри­ваются положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания;
  • устанав­ливаются другие условия, которые противоречат основным на­чалам семейного законодательства, закрепленным в ст. 1 СК.
Кроме того, брачный договор будет ничтожным, если он заключен с недееспособным супругом (ст. 171 ГК) или между недееспособными супругами или если он заключен лишь для вида (мнимая сделка) либо с целью скрыть другую сделку (при­творная сделка) (ст. 170 ГК). Ничтожен брачный договор, зак­люченный с целью, противной основам правопорядка и нрав­ственности (ст. 169 ГК).
Не исключена ситуация, когда требованиям закона проти­воречат только некоторые условия заключенного брачного до­говора. В таком случае, если суд придет к выводу, что брач­ный договор мог быть заключен и без включения в него недей­ствительных условий, то брачный договор признается недей­ствительным только в части, содержащей эти условия, а в остальном он сохраняет силу (ст. 180 ГК).

Глава 3. СОГЛАШЕНИЕ ОБ УПЛАТЕ АЛИМЕНТОВ

3.1. Понятие соглашения об уплате алиментов

В семейном праве под алиментами (от лат. Alimentum – питание, содержание) понимаются средства на содержание, которые в предусмотренных законом случаях одни члены семьи обязаны уплачивать в пользу других ее членов. Основой алиментных обязательств являются семейные отношения, а их целью – содержание нетрудоспособных и нуждающихся членов семьи, перечень которых определен законом (ст. 80, 85, 87, 89-90, 93-95, 97 СК).
В юридической литературе под алиментным обязательством понимается семейное правоотношение, в силу которого одни члены семьи обязаны предоставлять содержание другим ее членам, а последние вправе его требовать16.
Алиментные обязательства имеют строго личный характер. Это означает, что лицо, обязанное уплачивать алименты, не вправе передать исполнение данной обязанности другому лицу. С другой стороны, лицо, имеющее право на алименты, не может уступить это право другому лицу. Право на получение алиментов и обязанность уплачивать алименты не переходят в порядке наследования.
Обязанность супругов материально поддерживать друг друга возлагается только на лиц, состоящих в зарегистрированном браке. На лиц, состоящих в фактических брачных отношениях, она не распространяется.
Супруги имеют право заключить соглашение о предоставлении содержания. Соглашение от имени недееспособного супруга заключается его опекуном. К заключению соглашений супругов об уплате алиментов применяются нормы главы 16 СК. Условия, порядок и размер содержания, предоставляемого одним из супругов другому, определяются этим соглашением. Положение об уплате супругу алиментов может быть включено также в брачный договор.
Соглашением может быть предусмотрено предоставление содержания одному из супругов независимо от того, является ли супруг-получатель алиментов нетрудоспособным и нуждающимся. Супруги, в частности, могут предусмотреть в соглашении право на алименты трудоспособного супруга, осуществляющего по общему согласию супругов ведение домашнего хозяйства и в связи с этим не имеющего самостоятельного источника дохода.
Лица, состоящие в фактических брачных отношениях, то есть в течение длительного времени ведущие общее хозяйство и проживающие совместно как супруги, но без регистрации брака, могут заключить соглашения о предоставлении содержания, на которые нормы СК, регулирующие соглашения об уплате алиментов, будут распространяться в порядке аналогии закона.
При отсутствии соглашения супруг, а в случае, если он является недееспособным, его опекун вправе предъявить иск о взыскании алиментов в судебном порядке при наличии предусмотренных законом условий.
Обязанность предоставлять содержание своему супругу возлагается на другого супруга только в случае, если он сам обладает необходимыми средствами для уплаты алиментов. Под наличием необходимых средств понимается такой уровень обеспеченности супруга, при котором он после выплаты алиментов сам останется обеспеченным средствами в размере не менее прожиточного минимума. Наличие необходимых средств определяется судом с учетом всех обстоятельств конкретного дела. Прожиточный минимум является лишь примерным критерием (как и при определении нуждаемости). Суд вправе при наличии особых обстоятельств посчитать, что супруг не обладает необходимыми средствами, даже если после уплаты алиментов у него останутся средства в размере прожиточного минимума, например, если супруг-плательщик по состоянию здоровья нуждается в значительных средствах на лечение и т.д. При определении наличия необходимых средств принимаются во внимание все виды заработков и доходов супруга; наличие у него имущества, приносящего доход; наличие лиц, которым он по закону обязан предоставлять содержание и которые фактически находятся на его иждивении; наличие обязательных выплат, которые он должен производить на основании решения суда или по иным основаниям. Не принимается во внимание наличие лиц (родителей, совершеннолетних детей), к которым супруг, уплачивающий алименты, может в свою очередь, обратиться за алиментами, став нуждающимся в результате уплаты алиментов своему супругу.
Обязанность по уплате алиментов своему супругу возлагается на другого супруга независимо от его трудоспособности и дееспособности. Возможно привлечение к уплате алиментов и несовершеннолетнего супруга, который вступил в брак в результате снижения ему брачного возраста.
Право на принудительное взыскание алиментов имеет нетрудоспособный нуждающийся супруг. Момент возникновения нетрудоспособности значения не имеет: она может возникнуть как до, так и во время существования брака. Нетрудоспособность и нуждаемость супруга определяются так же, как и при взыскании алиментов на совершеннолетних детей.
Алименты от своего супруга вправе требовать также жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка. В данном случае право на получение алиментов не связано с наличием нуждаемости и нетрудоспособности. Алименты взыскиваются даже в том случае, если жена обеспечена средствами в размере, превышающем прожиточный минимум. Это связано с тем, что в период беременности, вскармливания ребенка грудью и осуществления ухода за малолетним ребенком возникает потребность в многочисленных расходах (на дополнительное питание, лечение, специальную одежду, отдых, специальные процедуры и т.д.), которые должны нести оба супруга.
Право на алименты от другого супруга признается также за нуждающимся супругом, осуществляющим уход за общим ребенком-инвалидом до 18 лет или инвалидом с детства первой группы. Группа инвалидности ребенку, не достигшему 16 лет, не определяется. Право на алименты не зависит от того, является ли супруг, требующий алименты, нетрудоспособным. Поскольку инвалиды первой группы нуждаются в постоянном постороннем уходе, супруг, ухаживающий за ребенком-инвалидом, как правило, вынужден или не работать совсем, или работать неполное время, что существенно отражается на его возможности получения дохода. Неблагоприятные материальные последствия необходимости ухода за ребенком-инвалидом должны в равной мере нести оба супруга, в связи с чем супруг, осуществляющий такой уход, имеет право на взыскание со второго супруга средств на свое содержание. Нуждаемость супруга, претендующего на алименты, определяется в общем порядке.
Бывший супруг вправе при определенных обстоятельствах требовать взыскания алиментов в судебном порядке с другого бывшего супруга. Ограничение права бывшего супруга требовать предоставления содержания после расторжения брака связано с тем, что супруги после развода становятся посторонними друг другу лицами, и семейные связи между ними прекращаются.
Право на взыскание алиментов в судебном порядке признается за бывшей женой в период беременности и в течение трех лет с момента рождения общего ребенка. Бывшая жена сохраняет право на алименты только в том случае, если беременность возникла до момента расторжения брака. Женщина, состоящая в фактическом браке, не вправе требовать уплаты от фактического супруга алиментов на свое содержание в период беременности и в течение трех лет с момента рождения общего ребенка.
Право на алименты того из супругов, который осуществляет уход за общим ребенком-инвалидом до 18 лет или инвалидом с детства первой группы, сохраняется только в случае, если ребенок был рожден до расторжения брака или в течение трехсот дней с момента расторжения брака. Нетрудоспособность ребенка может возникнуть как до расторжения брака, так и после его расторжения.
По общему правилу нетрудоспособный нуждающийся супруг имеет право на получение содержания от бывшего супруга, только если его нетрудоспособность возникла в течение одного года после расторжения брака. Однако суд вправе признать право на алименты за супругом, ставшим нетрудоспособным в течение пяти лет с момента расторжения брака, если супруги состояли в браке длительное время. Данное исключение предусмотрено для случаев, когда один из супругов в течение брака не имел самостоятельного дохода в связи с тем, что по обоюдному согласию супругов занимался уходом за детьми или ведением домашнего хозяйства и в связи с этим не приобрел право на трудовую пенсию. Если после расторжения брака до достижения им пенсионного возраста остается менее пяти лет, он, как правило, не успевает приобрести права на такую пенсию. Поэтому, учитывая, что данные неблагоприятные последствия возникли в связи с состоянием в браке, за таким супругом по достижении пенсионного возраста признается право на алименты. Право на алименты возникает только с момента достижения общего пенсионного возраста, предусмотренного пенсионным законодательством, а также при признании супруга инвалидом первой или второй, а в определенных случаях (см. ст.85 СК) и третьей группы. Закон не дает определения длительных брачных отношений. Длительность брачных отношений подлежит оценке судом с учетом всех обстоятельств дела. При этом прежде всего учитывается возраст супругов. Как правило, длительными признаются брачные отношения, продолжавшиеся не менее 10 лет.
Право на содержание бывшего супруга может быть предусмотрено в соглашении между ними. Такое соглашение может быть заключено как в период существования брака, так и в процессе его расторжения. Положение о предоставлении содержания супругу после развода может быть включено в брачный договор (см. ст.42 СК). Супруги вправе заключить соглашение о предоставлении содержания бывшему супругу независимо от того, является он нуждающимся и нетрудоспособным или нет.
Материальное и семейное положение супругов и бывших супругов определяется так же, как и при взыскании алиментов на совершеннолетних детей.
Принцип сохранения прежнего уровня жизни, существовавшего до развода, при взыскании алиментов на супругов или бывших супругов не применяется. При определении размера алиментов на супругов (бывших супругов) суд руководствуется только объективно обоснованными потребностями супруга, претендующего на алименты: в пище, одежде, жилище, лечении, отдыхе, духовных благах и т.д. Привычки к роскоши, приобретенные в период брака, при определении размера алиментов во внимание не принимаются.
При определении размера алиментов на жен и бывших жен в период беременности и в период до достижения общим ребенком трехлетнего возраста учитывается, являются они нуждающимися в обычном смысле или нет. Если они являются нуждающимися, размер алиментов (с учетом возможностей супруга-плательщика) должен обеспечивать их средствами к существованию в размере прожиточного минимума и, кроме того, предоставлять им средства на дополнительные расходы, возникающие в связи с беременностью, вскармливанием ребенка и уходом за малолетним ребенком. Если жены или бывшие жены не являются нуждающимися в обычном смысле, размер алиментов должен лишь покрывать их потребности в указанных дополнительных расходах.
Освобождение супруга от обязанности по содержанию другого супруга или бывшего супруга является правом, а не обязанностью суда. Суд прибегает к этой мере, как правило, только если этого требует супруг-ответчик.
Возникновение нетрудоспособности в результате злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами или в результате совершения одним из супругов умышленного преступления может послужить основанием для лишения его права на алименты или для ограничения этого права, потому что эти действия в одном случае противоречат нормам морали, а в другом случае - одновременно нормам права и морали. Неблагоприятные последствия таких действий должен нести только совершивший их супруг.
Непродолжительность пребывания супругов в браке может послужить основанием как для отказа во взыскании алиментов, так и для взыскания алиментов на непродолжительный срок, только если к моменту взыскания алиментов брак был расторгнут. Выбор того или другого решения зависит от сроков существования брака. Понятие непродолжительности брака не определено законом. Решение вопроса о том, был ли брак непродолжительным, осуществляется судом в зависимости от обстоятельств конкретного дела. Безусловно, может быть признан непродолжительным брак, просуществовавший менее 1 года. В этом случае чаще всего имеются основания для отказа во взыскании алиментов. Брак, продолжавшийся от 1 года до 5 лет, может быть признан непродолжительным с учетом возраста супругов и причин прекращения брака.
Прекращение или ограничение алиментной обязанности в случае непродолжительности брака связано с тем, что основанием алиментной обязанности бывших супругов является та семейная связь, которая создалась между ними в течение брака. В случае же непродолжительного брака эта связь практически не успела возникнуть и, следовательно, оснований для возложения на одного из супругов обязанности содержать другого супруга в течение неограниченного времени нет.
Недостойное поведение супруга в семье, требующего алименты, служит основанием для отказа во взыскании алиментов независимо от того, имело оно место до заключения брака, в течение брака или после его расторжения. Закон не содержит определения недостойного поведения супруга, оставляя это на усмотрение суда с учетом конкретных обстоятельств дела на основании общепризнанных моральных норм. Согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. № 9 “О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов” как недостойное поведение, которое может служить основанием к отказу во взыскании алиментов, в частности, может рассматриваться злоупотребление истцом спиртными напитками или наркотическими средствами, жестокое отношение к членам семьи, иное аморальное поведение в семье (бывшей семье). При этом следует учитывать то, когда имели место факты недостойного поведения, их последствия и дальнейшее поведение истца. Если недостойное поведение супруга имело место до заключения брака и второй супруг знал об этом при вступлении в брак, он не вправе ссылаться на это обстоятельство при предъявлении к нему иска о взыскании алиментов. Безусловно, недостойным является совершение уголовных преступлений, а в некоторых случаях также тяжких правонарушений, предусмотренных другими отраслями права. Недостойным может быть признано и поведение, не запрещенное законом, но противоречащее общепризнанным моральным нормам.
В Семейном кодексе не дается определения соглашения об уплате алиментов, как это, например, сде­лано в отношении брачного дого­вора. Однако из самого наименова­ния договора ясно, что он призван регулировать отношения между участниками алиментных обяза­тельств по выплате и получению алиментов. Например, Д. А. Медве­девым было дано определение со­глашения об уплате алиментов как гражданско-правового договора, в силу которого плательщик алимен­тов обязуется предоставить получа­телю алиментов материальное со­держание на согласованных услови­ях17. Соглашение об уплате алимен­тов расценивается в научной лите­ратуре и некоторыми другими учеными как гражданско-правовая сделка18. С чем, на мой взгляд, нельзя согласиться. Алиментные обязательства всегда считались осо­бенными обязательствами, харак­терными только для семейного пра­ва. Хотя представление о приро­де алиментных отношений неоднократно менялись19, но при­рода алиментных обязательств рас­сматривалась как гражданско-пра­вовая только в период, когда семей­ные отношения регулировались гражданским правом. На примере алиментных обязательств можно наглядно продемонстрировать раз­ницу в принципах, лежащих в основе семейного и гражданского права, а также в характере отноше­ний, регулируемых ими.
Во-первых, субъектами алимен­тных обязательств могут быть толь­ко физические лица, указанные в законе, и выступающие совершен­но в особом качестве (родители и дети, братья и сестры и т.д.), с осо­бой социальной характеристикой (возраст, нетрудоспособность, нуж­даемость и т.п.). Эти особенности субъектов, как правило, безразлич­ны для гражданского права.
Во-вторых, алиментные отно­шения это имущественные отно­шения, для участников которых не характерны качества равенства, имущественной самостоятельнос­ти, а также автономии воли в той мере, в какой они присущи отноше­ниям, регулируемым гражданским правом. Нетрудоспособность этих лиц и нуждаемость в содержании за счет членов семьи свидетельствуют, по крайней мере, об отсутствии у них имущественной самостоятель­ности20. Существо отношений дела­ет бессмысленным и рассуждения о равенстве субъектов21.
В-третьих, алиментные обяза­тельства всегда безвозмездны, по­скольку не рассчитаны на получе­ние компенсации или встречного удовлетворения, что характерно для большинства гражданско-право­вых обязательств. Цель установле­ния алиментных обязательств весь­ма специфична — материальное обеспечение членов семьи, нужда­ющихся в помощи и поддержке.
В-четвертых, личный характер алиментных обязательств исклю­чает возможность их передачи дру­гому лицу по наследству, на осно­вании уступки требования и пере­вода долга.
Вывод о гражданско-правовом характере соглашения об уплате алиментов делается авторами, сто­ящими на этой позиции, на осно­вании того, что к заключению, ис­полнению, расторжению и призна­нию его недействительным приме­няются соответствующие нормы ГК РФ. Однако это связано с тем, что соглашение, как и любой дру­гой договор, в своем внешнем вы­ражении должен соответствовать всем правилам о нем. При этом содержание соглашения об уплате алиментов остается семейно-правовым и не меняет своей природы. Алиментные отношения представляют собой частный случай обяза­тельственных отношений, характерных для частного права, членом семьи которого является семейное право. Как верно указывает О.Ю. Ко­сова, специфика алиментных обязательств, отнюдь не препятствую­щая их включению в общих рам­ках частного права в институт обя­зательств, тем не менее определя­ет их семейно-правовую, а не граж­данско-правовую отраслевую принадлежность22.
Соглашения об уплате алиментов могут быть заключены между лицами, как имеющими право на взыскание алиментов в судебном порядке (в соответствии с гл.13-15 СК), так и не обладающими таким правом, поскольку в данном случае речь идет о добровольном принятии на себя алиментной обязанности.
Соглашения об уплате алиментов могут заключаться между лицами, имеющими право требовать уплаты алиментов в судебном порядке только при наличии предусмотренных законом условий (например, нуждаемости и нетрудоспособности получателя алиментов, наличия у лица, выплачивающего алименты, достаточных средств), и в случаях, если указанные условия отсутствуют. Например, возможно заключение соглашения об уплате алиментов на трудоспособного супруга, занимающегося ведением домашнего хозяйства. Соглашения об уплате алиментов могут заключаться и между лицами, вообще не отнесенными законом к кругу лиц, управомоченных требовать алименты в судебном порядке: фактическими супругами, опекунами, попечителями и их подопечными, дядями, тетками и племянниками и другими лицами. К таким алиментным обязательствам нормы гл.16 СК применяются в порядке аналогии закона.
Соглашение об уплате алиментов заключается между лицом, обязанным уплачивать алименты, и получателем алиментов. Если получателем или плательщиком алиментов является гражданин, признанный судом недееспособным, соглашение заключается с его законным представителем. При недееспособности обеих сторон соглашение заключается между их законными представителями (ст. 29 ГК РФ). От имени несовершеннолетнего до 14 лет соглашение заключают его законные представители (п. 1 ст. 28 ГК РФ).
Лица, ограниченные в дееспособности, и несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет заключают соглашение об уплате алиментов с согласия своих законных представителей (п. 1 ст. 30 и п. 1 ст. 26 ГК РФ).
Ст. 100 СК устанавливает обязательную письменную форму заключения соглашения об уплате алиментов и его нотариальное удостоверение. Соглашение об уплате алиментов, не удостоверенное в нотариальном порядке, является ничтожным.
Нотариально удостоверенное соглашение приравнивается по своей исполнительной силе к исполнительному листу. Это означает, что исполнение по нотариально удостоверенному соглашению осуществляется так же, как и по исполнительному листу, и выдачи других исполнительных документов для удержания алиментов не требуется. К пересылке, учету и хранению нотариально удостоверенных соглашений применяются правила пересылки, учета и хранения исполнительных листов.
Соглашение об уплате алиментов регулируется нормами гражданского и семейного законодательства на основании правил о соотношении общего и специального законодательства. Заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными соглашений об уплате алиментов регулируются общим гражданским законодательством. Семейное законодательство регулирует специфические особенности, связанные с заключением, исполнением, расторжением и признанием недействительными таких соглашений.
Признание недействительным соглашения об уплате алиментов может быть произведено по всем основаниям, предусмотренным для признания недействительными гражданских сделок гл. 9 ГК. Так же, как и иные гражданские сделки, соглашения об уплате алиментов могут быть как ничтожными, так и оспоримыми.
Поскольку из правила о применении гражданского законодательства при признании недействительными соглашений об уплате алиментов не сделано никаких исключений, можно сделать вывод, что признание недействительными оспоримых алиментных соглашений и применение последствий недействительности к ничтожным соглашениям об уплате алиментов возможно лишь в пределах сроков исковой давности, установленных ст.181 ГК. Оспоримые алиментные соглашения могут быть оспорены в течение одного года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания соглашения недействительным. Если соглашение было заключено под влиянием насилия или угрозы, то годичный срок начинает течь с момента прекращения действия насилия или угрозы. При оспаривании соглашения, нарушающего интересы недееспособного получателя, сроком начала исчисления исковой давности следует признать момент, когда законный представитель, орган опеки и попечительства или прокурор узнали о нарушении прав недееспособного.
Изменение или расторжение соглашения об уплате алиментов, произведенное по взаимному согласию сторон, должно быть совершено в письменной форме и удостоверено в нотариальном порядке. Несоблюдение нотариальной формы соглашения об изменении или прекращении соглашения об уплате алиментов влечет за собой его ничтожность.
Соглашения об уплате алиментов должны добросовестно исполняться сторонами. В случае одностороннего отказа от исполнения соглашения или одностороннего изменения его условий сторона, интересы которой нарушены, вправе обратиться в суд с иском о принуждении другой стороны к исполнению соглашения.
Алиментные соглашения заключаются на длительный срок, в течение которого может существенно измениться материальное и семейное положение сторон и другие заслуживающие внимания обстоятельства. Данные соглашения затрагивают жизненно важные интересы сторон, поскольку они регулируют предоставление получателю алиментов необходимых средств к существованию. Одной из сторон алиментного соглашения, как правило, является нетрудоспособное нуждающееся лицо, интересы которого требуют повышенной защиты. В связи с этим семейное законодательство предусматривает более гибкий порядок изменения соглашений об уплате алиментов под контролем суда, чем общий порядок изменения соглашений, установленный ст. 451 ГК. При недостижении соглашения об изменении или расторжении соглашения об уплате алиментов в добровольном порядке заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с иском об изменении или расторжении соглашения в судебном порядке. Основанием для вынесения судом решения об изменении или расторжении соглашения является существенное изменение материального или семейного положения сторон. При изменении или расторжении соглашения об алиментах в судебном порядке правила ст.451 ГК не применяются. Причины, по которым произошло изменение материального или семейного положения сторон, значения не имеют. Не принимается во внимание также возможность сторон предвидеть данные изменение в момент заключения соглашения. Существенным признается такое изменение, при котором исполнение соглашения в прежнем виде приведет к значительному нарушению интересов одной из сторон. При решении вопроса об изменении или прекращении соглашения в судебном порядке суд вправе также принять во внимание любой иной заслуживающий внимания интерес сторон, например, возникшую после заключения соглашения нетрудоспособность плательщика алиментов, вступление получателя алиментов, получающего алименты от бывшего супруга, в фактические брачные отношения и т.д.
Стороны вправе самостоятельно устанавливать способы и порядок уплаты алиментов при условии соблюдения требований ст.102 СК.
При установлении размера алиментов в долях к заработку плательщика размер долей, порядок их исчисления и виды доходов, подлежащих учету при их определении, устанавливаются сторонами самостоятельно. Оценка имущества, предоставляемого в виде алиментов, производится по соглашению сторон. Выплата алиментов в иностранной валюте возможна только с соблюдением требований законодательства РФ о валютном регулировании. Сроки уплаты алиментных платежей также определяются сторонами самостоятельно. Возможна выплата алиментов ежемесячно, через иные промежутки времени, а также в виде единовременно предоставляемой суммы.
Индексация размера алиментов предусматривается с целью защиты алиментных платежей от инфляции.
Стороны могут предусмотреть любые способы индексации, в том числе и привязав размер алиментов к иностранной валюте или нескольким иностранным валютам (определив размер алиментов в российских рублях в сумме, равной определенной сумме в иностранной валюте). Если способы индексации алиментных платежей, предусмотренные соглашением, неэффективны, получатель алиментов вправе требовать на этом основании изменения соглашения в судебном порядке в соответствии с п.4 ст.101 СК.

3.2. Порядок уплаты и взыскания алиментов на основании соглашения об уплате алиментов

Данный порядок осуществля­ется по правилам, установленным гл. 17 Семейного кодекса.
Если соглашение об уплате али­ментов предусматривает удержа­ние алиментов из сумм заработной платы и (или) иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты, то алименты по нему удерживают­ся администрацией учреждения или организации (в том объеме и с той периодичностью, как это ука­зано в соглашении), в которой ра­ботает алиментообязанное лицо, в порядке ст. 109 СК. При этом общая сумма удержаний на основании такого соглашения и иных испол­нительных документов может пре­вышать 50% (70% при взыскании алиментов на несовершеннолет­них детей) заработка и (или) ино­го дохода лица, обязанного уплачи­вать алименты. Такое исключение является логичным, т.к. если лицо, обязанное уплачивать алименты, считает возможным удерживать вплоть до 100%23 своей заработной платы и (или) иного дохода, то от­казаться производить удержания по такому исполнительному доку­менту никто не вправе.
Однако существует обратная сторона этой медали, связанная с конкуренцией взыскания по дру­гим исполнительным документам. Заключение соглашения об уплате алиментов на условиях стопроцен­тного взыскания алиментов с зара­ботной платы и иных доходов ис­ключает возможность получить исполнение по иным исполнитель­ным документам последующих очередей взыскания24, т.к. по али­ментным обязательствам взыска­ние производится в первоочеред­ном порядке25. Вместе с тем, если имеется конкуренция между двумя или более исполнительными документами по взысканию алиментов, то невозможно отдать предпочте­ние одному из них, проигнориро­вав другие, т.к. алиментные обяза­тельства должны быть исполнены. Представляется, что если алименто­обязанное лицо выплачивает али­менты нескольким получателям по исполнительным документам, и при этом заключает с одним из них или с некоторыми соглашения об уплате алиментов на сумму, лиша­ющую других получателей возмож­ности полного удовлетворения сво­их требований, то это можно рас­ценивать как способ уклонения от уплаты алиментов другим получа­телям. Однако при наличии испол­нительных документов на взыска­ние одной очереди, предполагается пропорциональное распределение средств плательщика между всеми взыскателями в рамках сводного исполнительного производства. Ра­зумеется, взыскатель, имеющий ис­полнительный документ, предус­матривающий возможность сто­процентного взыскания, будет иметь большую долю. Однако и другие получатели алиментов при этом не останутся ни с чем. Кроме того, если такое соглашение было заключено исключительно с целью уклонения от уплаты алиментов, то оно является мнимой сделкой26 (п. 1 ст. 170 ГК). Поскольку сделки по­добного рода являются ничтожны­ми, то с иском о признании такого соглашения ничтожным и приме­нении последствий недействитель­ности может обратиться любое за­интересованное в этом лицо (одна­ко доказать это будет достаточно сложно).
Также на администрации орга­низации, в которой работает пла­тельщик алиментов, лежит обязан­ность в трехдневный срок сооб­щать судебному исполнителю и лицу, получающему алименты, об увольнении лица, обязанного упла­чивать алименты (что должно де­латься в любом случае), а также о новом месте его работы или жи­тельства в том случае, если они из­вестны. Эта же обязанность лежит и на самом плательщике алиментов. Кроме того, если он уплачивает али­менты на несовершеннолетних де­тей, то необходимо сообщать и су­дебному исполнителю, и лицу, по­лучающему алименты, о наличии дополнительного заработка и ино­го дохода. Если эта обязанность не будет выполняться по неуважи­тельным причинам (администра­цией организации по месту работы или плательщиком алиментов), то судебный исполнитель вправе на­ложить на виновных лиц штраф в пределах до 100 МРОТ в соответ­ствии со ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производ­стве». Сокрытие плательщиком алиментов своих источников дохо­дов и самих доходов может быть квалифицировано как уклонение от уплаты алиментов, злостный харак­тер которого влечет применение мер уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ27.

Если у плательщика алиментов отсутствует место постоянной ра­боты или стабильный источник доходов, а также, если алиментные платежи по соглашению не носят периодический характер или установлены в форме предоставления иного имущества и сам платель­щик не выплачивает алименты, указанные в соглашении, то в этом случае для взыскания алиментов плательщику следует обратиться к судебному приставу-исполнителю. Судебный пристав-исполнитель принимает к исполнению соглаше­ние об уплате алиментов, возбуж­дает исполнительное производ­ство и проводит необходимые дей­ствия, в т.ч. арест и взыскание иму­щества на сумму, подлежащую уп­лате на момент исполнения по со­глашению в порядке, предусмот­ренном СК РФ, Гражданским процессуальным кодексом РФ28 и Законом «Об исполнительном производстве»29.

При взыскании алиментов за прошедший период может учиты­ваться сумма невыплаченных али­ментов за три года, предшество­вавших предъявлению нотари­ально удостоверенного соглаше­ния об уплате алиментов. Пре­дельный срок установлен в том случае, если получатель алиментов по каким-то причинам не предъявлял соглашение к принудительному исполнению. Ограни­чение срока имеет целью защи­тить права лица, обязанного упла­чивать алименты, т.к. сумма али­ментов может быть настолько ве­лика за истекший период, что выплатить ее сразу будет просто разорительно для плательщика.
Следует отметить, что законо­дательством не установлены пре­дельные сроки предъявления к исполнению самих соглашений об уплате алиментов. Согласно п. 3 ст. 14 ФЗ «Об исполнитель­ном производстве» нотариально удостоверенные соглашения об уплате алиментов сохраняют силу на все время, на которое присуж­дены платежи. Независимо от срока, прошедшего с момента заключения, соглашение об уплате алиментов не утрачивает своей юридической силы как испол­нительный документ и должно быть принято к принудительно­му исполнению, если не прекра­тило свое действие.
В том случае, если удержание на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате али­ментов не производилось по вине лица, обязанного уплачивать али­менты (например, сокрытие имуще­ства и источников дохода, а также другие способы уклонения, в т.ч. ког­да плательщик находился в розыс­ке), то взыскание алиментов произ­водится за весь период, когда оно не исполнялось. Но правильно будет исчислять этот период с момента предъявления соглашения об упла­те алиментов к исполнению. В про­тивном случае, невозможно зафик­сировать, например, факт уклонения лица от уплаты алиментов либо про­водить его розыск. Розыск объявля­ется по инициативе самого судебно­го пристава-исполнителя, а также по заявлению взыскателя. Розыск дол­жника-гражданина, обязанного уп­лачивать алименты, осуществляется органами внутренних дел. Розыск имущества по алиментным обяза­тельствам проводится судебными приставами-исполнителями. В пос­ледующем эти расходы взыскивают­ся с должника (ст. 28 Закона «Об ис­полнительном производстве»). Кро­ме того, в соответствии с Конвенци­ей о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, се­мейным и уголовным делам, приня­той главами стран СНГ в Минске 22.01.95 (Минская конвенция), про­ведение этих действий возможно на территории всех стран, подписав­ших ее30.
Размер задолженности будет оп­ределяться путем сложения причитающихся за весь период задолжен­ности сумм алиментов, установлен­ных соглашением об уплате алимен­тов, с учетом индексации этих платежей в порядке, установленном этим соглашением, либо по общему правилу. Расчет задолженности со­ставляет сам пристав-исполнитель. Семейный кодекс ничего не говорит о том, на основании какого докумен­та будет взыскиваться эта сумма задолженности. В соответствии со ст. 88 Закона «Об исполнительном производстве», если решения судеб­ного пристава-исполнителя, прини­маемые при совершении исполни­тельных действий, затрагивают ин­тересы сторон и иных лиц, судебный пристав-исполнитель выносит соот­ветствующее постановление. По­скольку вынесение такого постанов­ления происходит в случае взыска­ния сумм с должника (исполнитель­ского сбора, наложения штрафа и т.п.), то при необходимости взыска­ния с должника всей суммы задол­женности также должно быть выне­сено постановление судебного при­става-исполнителя, которое может быть обжаловано лицами, чьи пра­ва им затрагиваются.
Следует отметить, что в самом соглашении об уплате алиментов можно предусмотреть возмож­ность освобождения от уплаты задолженности, т.к. стороны всегда имеют возможность договориться об освобождении от уплаты задол­женности по алиментам (ст. 114 СК). Это правило не действует в случае, если алименты по соглаше­нию выплачиваются на несовер­шеннолетних детей.

По общему правилу алимент­ные платежи, выплаченные или взысканные по соглашению об уп­лате алиментов, не подлежат ни за­чету, ни обратному взысканию. Од­нако ст. 116 СК предусматривает некоторые исключения из этого правила. Могут быть истребованы обратно алиментные платежи, вып­лаченные на основании соглаше­ния, признанного впоследствии не­действительным вследствие заклю­чения его под влиянием обмана, угроз или насилия со стороны полу­чателя алиментов. Для истребова­ния алиментных платежей обратно необходимо вступившее в силу ре­шение суда о признании его недей­ствительным. Хотя возможно заяв­ление этих требований одновре­менно с требованиями о признании соглашения об уплате алиментов недействительным по этому осно­ванию. Также подлежат обратному истребованию алиментные плате­жи, выплаченные на основании со­глашения об уплате алиментов, факт подделки которого установлен приговором суда. В этом случае су­дом должен быть установлен факт подделки и вынесен соответствую­щий приговор в порядке уголовно­го судопроизводства, который не­обходимо представить в суд для обоснования истребования али­ментных платежей. Истребование алиментов производится по иску лица, обязанного уплачивать али­менты с их получателя.

Поскольку соглашение об упла­те алиментов несовершеннолетним и недееспособным гражданам от их имени совершают их законные представители, то обратное взыска­ние алиментов производится не с получателей, т.е. несовершеннолет­них и недееспособных, а с самих законных представителей, виновных в совершении неблаговидных или преступных действий.
Соглашение об уплате алимен­тов прекращает свое действие в случае смерти лица, обязанного уплачивать алименты, либо полу­чателя алиментов; в случае истече­ния срока действия этого соглаше­ния. Стороны сами могут предус­мотреть в соглашении основания прекращения его действия. Но прекращение действия соглаше­ния не означает прекращения али­ментных обязательств как тако­вых. Если есть все условия для про­должения алиментных обяза­тельств, то удержание алиментов может производиться на основа­нии судебного решения или судеб­ного приказа. В этом случае али­ментные отношения между этими лицами будут строиться по прави­лам о взыскании алиментов в су­дебном порядке, если» конечно, стороны не договорятся о заклю­чении нового соглашения об упла­те алиментов.
Стороны, заключившие соглашение об уплате алиментов, вправе самостоятельно установить меры ответственности, применяемые в случае ненадлежащего исполнения соглашения. Если меры ответственности за ненадлежащее исполнение отсутствуют в соглашении, то к лицу, не исполняющему соглашение, применяются меры, предусмотренные п.2 ст.115 СК.
Ответственность за несвоевременное исполнение алиментного обязательства призвана стимулировать должника своевременно уплачивать алименты и компенсировать получателю алиментов потери, связанные с задержкой их уплаты. Применение мер ответственности за несвоевременную уплату алиментов регулируется нормами главы 25 ГК. Основанием взыскания убытков и неустойки является виновное поведение плательщика алиментов. При образовании задолженности не по его вине данные меры не применяются. Неустойка, предусмотренная ч.1 п.2 ст.115 СК, является зачетной. Понесенные получателем алиментов убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой. Возмещению подлежит только реально понесенный получателем алиментов ущерб, который может выразиться в потерях от продажи имущества ниже его рыночной стоимости, уплате процентов по кредиту и т.д. Упущенная выгода не возмещается, так как алиментные платежи предназначаются для текущего содержания лица, их получающего, а не для извлечения дохода.
Завершая разговор об алимен­тных соглашениях, хотелось бы отметить, что соглашение об упла­те алиментов, как и брачный дого­вор, не получит широкого распро­странения (хотя их заключение случается чаще). Причин этому несколько. Как верно указывала Е.А. Чефранова, поведенческий стереотип, сложившееся доверие именно и только к судебному до­кументу, а также необходимость уплаты госпошлины за соверше­ние нотариального действия (об­ращение за взысканием алиментов в суд госпошлиной не оплачивает­ся)31. Однако практика примене­ния норм о соглашении об уплате алиментов полна парадоксов. Выше упоминалось о том, что но­тариусы неохотно идут на удосто­верение соглашений об уплате али­ментов. При этом на практике по­лучили распространение (не бе­русь сказать, насколько широкое) фиктивные соглашения об уплате алиментов. Стороны удостоверяют соглашения об уплате алиментов с целью быстрого получения испол­нительного листа, который ис­пользуется для первоочередного получения денежных средств, на­пример, от предприятий, в отно­шении которых ведется процеду­ра банкротства, а также с целью получения налоговых льгот.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенного в работе исследования автор пришел к следующим основным выводам.
Семейный кодекс 1995 г. значительно расширил возможнос­ти урегулирования отно­шений между супругами по­средством различного вида дого­воров. Соглашения могут быть заключены в сфере имуществен­ных отношений и личных неиму­щественных отношений, являющихся предметом семейного права. Введение договорного режима имущества супругов продиктовано как возобладанием в праве тенденции более широкого использова­ния принципа диспозитивности, так и утилитарными соображениями: не­обходимостью учесть интересы предпринимателей в условиях рыночной экономики, открыть супругам путь для более свободного распоряжения имуществом, нажитым в браке. Но, что говорить, брачные контракты у нас пока не прижились. И не прижились они по многим причинам.
Во-первых, многие в вопросах браков до сих пор откровенно предпочитают витать в облаках. Заключать брак по расчету у нас считалось безусловно презираемым (хотя доля трезвого расчета не помешает даже в браке по самой горячей любви). В такой ситуации о каком брачном контракте можно говорить? И вообще, при культе вечной любви как можно было на пороге ЗАГСа говорить о разводе.
Во-вторых, смешно было заключать брачный контракт в стране, где у большинства просто-напросто не было никакого личного имущества. Так что большинству при разводе и делить-то было нечего, кроме детей. (Хотя брачный договор предусматривает и такой пункт: с кем в случае развода останутся дети, но и об этом особых разговоров не велось: по неписаным правилам детей - только матери!) Единственным существенным предметом спора могла быть квартира, но и она тоже была государственная. И муж, допустим, вполне мог гордо уйти с одним чемоданчиком: вскоре получил бы новое жилье. А потом, если оба супруга на площади прописаны - им и так придется эту площадь делить, безо всяких там контрактов.
В-третьих, сегодня, когда у людей стала появляться значимая личная собственность и стало что делить при разводе, брачные контракты тоже плохо приживаются: уж очень нестабильно все вокруг, в том числе правовые отношения. Обычные-то контракты с нашими гражданами стараются надолго не заключать - что уж говорить о брачных? В частности, договорится пара, как делить квартиру, а к моменту развода квартира либо будет продана за долги, либо будет принадлежать не мужу, а его многочисленным родственникам...
Однако, по мнения автора данной работы, при всех этих причинах соглашения, регулирующие имущественные отношения супругов, все равно пусть не сразу, но все же станут распространенной практикой. Ведь у них есть очень серьезные плюсы: во-первых, таким образом можно избежать многих браков ради имущества. И если изначально оговорить, что вы не собираетесь, к примеру, прописывать супруга на своей площади - у того может вообще отпасть охота жениться и вы избежите лишней нервотрепки. Но если уж вы супруга прописали (хотя никто не обязывает вас это делать) - говорить о том, что не станете при разводе делить площадь, невозможно. Любой брачный контракт (как и любой прочий договор) подчиняется действующему законодательству. Так что есть прямой резон заключать контракт непосредственно перед регистрацией брака, а не после.
По своей правовой природе брачный договор является гражданско-правовым договором, направленным на изменение правового режима супружеского имущества по сравнению с установленным законом. К специфическим чертам этого вида договора можно отнести его субъ­ектный состав. Поскольку брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака, то субъектами брачного договора могут быть как супруги, так и лица, имеющие намерения вступить в брак. В последнем случае договор вступает в законную силу со дня регистрации брака, то есть его можно рассматривать в качестве договора, заключенного под отлагательным условием. Разумеется, если стороны отказались от намерения вступить в брак, выражаясь старомодно, «расторгли помолвку», то никаких правовых последствий из факта заключения брачного договора не вытекает. Объек­том брачного договора являются имущественные отношения супругов.
Особенностью брачного договора так же является его комплексный характер, он может содержать положения, не только направленные на создание или изменение правового режима имущества супругов, но регулиро­вать вопросы предоставления супругами средств на содержание друг дру­га.
Супруги вправе предусмотреть в брачном договоре условия по взаимному содержанию, которые могут отличаться от установленных законом для алиментирования супругов и бывших супругов. Так, обязанность предоставить после развода содержание жене может быть возложена на мужа независимо от её трудоспособности и возраста детей, за которыми она осуществляет уход. Брачный договор может регулировать отношения по разделу имущества, выплате компенсаций за имущество, сохранению права пользования имуществом одного из бывших супругов за другим супругом. По условиям брачного договора возможно отступление от равенства долей при разделе совместно нажитого имущества.
Брачный договор не провоцирует развод, а в большинстве случаев удерживает от него. Ведь если в «неконтрактной семье» муж или жена чуть что могут говорить «не нравится – уходи!», то при брачном договоре сто раз подумаешь: ведь в этом случае каждый из супругов лишается определенной части общего имущества.
Уменьшится число разводов «под горячую руку», когда муж и жена ругались-ругались, очнулись - а уже свидетельство о разводе в кармане... При брачном контракте, составленном надлежащим образом, ни один из супругов не заинтересован в создании разводной ситуации. А уж если все же признает совершенную ошибку и решится на расторжение брака, то по крайней мере, это решение будет подтверждено готовностью понести ради свободы какие-то материальные потери. Да и сам развод становится более спокойным.
И прежде всего брачный контракт на пользу общим детям. Хотя бы потому, что при «контрактном» разводе ребенка не используют как орудие мести и борьбы между папой и мамой...
Главный принцип составления брачного контракта: такой договор должен учитывать, как можно большее количество вариантов развития ситуации и возможных форс-мажорных обстоятельств - для того, чтобы к этому контракту больше не возвращаться. Лично я считаю, что теоретически первоначальный брачный договор - это только «канва» для последующих изменений, дополнений и уточнений, которые должны производиться в течение всей совместной жизни супругов. Но специалисты считают, что соблазн изменять брачный контракт чуть ли не каждый день может вскоре перерасти в шантаж одного супруга другим; мол, не будешь меня слушаться - изменю наш договор так, что тебе в случае развода ничего не достанется. Поэтому следует условиться вот о чем: контракт, конечно, можно изменить, но по достаточно весомому поводу и непременно при наличии обоюдного активного желания обоих супругов, причем выраженного добровольно. И нотариус, который заверяет брачный контракт, обязан удостовериться в добровольности заключения этого договора обеими сторонами.
В современных договорах по традиции в конце пишется такая фраза: «Все споры и разногласия по настоящему контракту стороны будут решать путем взаимных переговоров. Если же соглашение не достигнуто, спор будет решаться в соответствии с действующим законодательством». Нелишне внести такую строку и в брачный контракт. И если «стороны не достигли соглашения путем переговоров», разрешать спор в соответствии с законом - благо новый Семейный кодекс, в отличие от КОБСа, брачный договор признает.
Разумеется, сегодняшний брачный контракт - далеко не верх совершенства. Скажем, можно заключить брачный договор по всей форме, а дальше искать пути его нарушить «скрытыми методами» - как правило, криминальными. Например, устроить супругу такую невыносимую жизнь, что он (она) сбежит и плюнет на все свои права...
Но чаще практикуется доведение до самоубийства или непосредственно убийство - чтобы гарантированно не делиться. Особенно часто это бывает, если брачный договор заключили «новый русский» муж и жена, у которой нет самостоятельных доходов. Но именно брачный контракт в подобной ситуации может стать своеобразной защитой для жены. Потому что, во-первых, он изначально должен заключаться так, чтобы ни один из супругов не был ущемлен, а во-вторых, его наличие не должно храниться в тайне.
Все-таки соглашения, регулирующие имущественные отношения супругов - явление довольно выгодное. И нет ничего страшного в таком «меркантильном подходе». Многие считают, что и сам брак, собственно, столь же меркантилен: ведь изначально он в первую очередь регулирует имущественные отношения, а потом уже социальные и интимные! И надо сказать, что все-таки наш семейный кодекс на практике при разводе чаще бывает на стороне слабых женщин (если не сам кодекс, то уж судьи точно - тоже живые люди). И, на мой взгляд, брачный контракт - лучшее средство защитить интересы и мужа, и жены в равной степени. Поэтому хочется надеяться, что институт брачного контракта еще пройдет определенную доработку, лишится большинства слабых мест и станет повсеместной практикой, а не экзотикой. И помните, что такой «расчет» при заключение брака - не позор, а благо. Главное, чтобы он защищал интересы каждого из супругов.
В заключение уточню, что соглашения, регулирующие имущественные отношения супругов, призваны укреплять институт семьи, позволяя более полно учитывать интересы каждого из супругов, уменьшить количество споров и конфликтов между ними, но, а если чувства прошли, на случай развода и раздела имущества - способны только облегчить жизнь разводившимся супругам, т.е. решить это цивилизованным способом.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Семейный кодекс РФ от 29.12.1995г. № 223-ФЗ (с изм. и доп. от 15.11.1997г., 27.06.1998г., 2.01.2000г.) // Собрание законодательства РФ.- 1996г-№ 1.-Ст. 16.
  2. Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации от 26.11.2001г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ.- 2001.-№ 49 .- Ст. 4552.
  3. Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26.01.1996г. № 14-ФЗ//Собрание законодательства РФ.-1996.-№ 5.-Ст. 410.
  4. Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ.- 1994.-№ 32.-Ст. 3301.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака"// Российская газета.- 1998.- 18 ноябр.- С. 5.
  6. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2002 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2002 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2003.-№ 3.- С. 3.
  7. Александриди Е.Н. Соглашения о содержании между супругами // Гражданин и право.- 2003.- № 4.
  8. Антокольская М.В. Семейное право: Учебник для вузов по специальности «Юриспруденция».- 2-е издание, переработанное и дополненное.- М.: Юристъ, 2001.
  9. Беспалов Ю. Разбирательство дел о разделе общего имущества супругов // Российская юстиция.- 2002.- № 9.
  10. Бойцова Е. Раздел общего имущества супругов: процедура, расходы и налогообложение // Финансовая газета. Региональный выпуск.-2000.-№ 20.
  11. Брачно-семейные споры: Сборник документов / Составитель О.М. Оглоблина; Под общей редакцией М.Ю. Тихомирова.- 2-е издание, с изменениями и дополнениями.-М.: Юринформцентр, 2001.
  12. Гарин И., Таволжанская А. Оформление прав собственности супругов // Российская юстиция.- 2003.- № 7.
  13. Гражданское право: Учебник / Под редакцией А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.- 2-е издание, переработанное и дополненное.- М.: Проспект. Т. 3 / Е.Ю. Валявина и др.- 2000.
  14. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. - М.: ИНФРА-М, 2002 г.
  15. Ежов Ю.А. Семейное право: Альбом схем: Учебное пособие.-М.: Издательский дом «Дашков и К», 2000.
  16. Исрафилов И. Возникновение права общей собственности при приватизации квартиры // Российская юстиция.- 1996.-№ 8.
  17. Качанова И. Как заключатся брачный контракт // Закон.- 1997.-№ 11.
  18. Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации.-М.: Юридический Дом "Юстицинформ", 2003.
  19. Косова О. Субъектный состав соглашений об уплате алиментов // Российская юстиция.- 2002.- № 12.
  20. Кострова Н.М. Развитие процессуальных правил разбирательства семейных дел // Журнал российского права.- 2001.- № 7.
  21. Куницин А.Р. Образцы заявлений и жалоб в суд (с комментариями законодательства и судебной практики) - М., 2002.
  22. Максимович Л.Б. Брачный договор (контракт): правовые режимы имущества супругов. Понятие и сущность брачного договора. Порядок заключения, изменения и расторжения брачного договора.- М.: Ось-89, 2000.
  23. На вопросы нотариусов отвечает Научно-методический совет Московской областной нотариальной палаты // Российская юстиция.- 2000.-№ 1.
  24. Настольная книга нотариуса. Том I. Учебно-методическое пособие. (2-е изд., испр. и доп.) - М.: Издательство БЕК, 2003.
  25. Нечаева А.М. Семейное право: Курс лекций.- 2-е издание, переработанное и дополненное.-М.: Юристъ, 2001.
  26. Нечаева А.М. Новый Семейный кодекс // Государство и право.- 1996.- №6.
  27. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. Лекции: Учебник для вузов.-М.: Зерцало, 2000.
  28. Павленко В.В. Семейное право: Краткий курс: Пособие для подготовки к экзаменам / В.В. Павленко, Е.И. Таранцова.- М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2002.
  29. Постатейный научно-практический комментарий части третьей Гражданского Кодекса РФ / Под общ. ред. Эрделевского А.М. –М.: Библиотечка РГ, 2001 г.
  30. Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учебник для вузов.- М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999.
  31. Семейное право: Учебник для вузов / Под редакцией С.Н. Бондова.- М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2002.
  32. Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами.-М.: Контур, 1998..
  33. Судебная практика по гражданским делам / Составитель Г.А. Стрельников.- М.: Юриспруденция, 2001.
  34. Сучкова Н. Нужна ли сделкам регистрация? // эж-ЮРИСТ.- 2003.-№ 5.
  35. Функ Я.И. Брачный договор. Имущественные отношения супругов, их участие в хозяйственных обществах и товариществах: (по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь).- Минск.: Амалфея, 2000.
  36. Чашкова С.Ю. Соглашение о предоставлении содержания // Юридический мир.- 2003.-№1,2.
  37. Чашкова С.Ю., Чефранова Е.А. Вопросы подсудности семейно-правовых споров // Семейное право.- 2003.-№ 11.
  38. Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. Практическое пособие. М., 1997.
  39. Чефранова Е.А. Порядок и условия обращения взыскания на имущество, находящееся в совместной собственности, нуждается в совершенствовании // Бюллетень Министерства РФ.-2002.- № 10.
  40. Чефранова Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений супругов // Российская юстиция.- 1996.- №7.
  41. Чефранова Е.А. Применение к семейным отношениям норм гражданского законодательства // Российская юстиция.- 1996.-№ 10.
  42. Хазова О.А. Брачный договор: опыт стран Запада // Дело и право.-1995.-№9.
  43. Эрделевский А.М. Постатейный научно-практический комментарий Семейного кодекса Российской Федерации. – М.: Агентство (ЗАО) "Библиотечка РГ", 2001.

Приложение 1

БРАЧНЫЙ ДОГОВОР


Город Санкт-Петербург, одиннадцатого апреля тысяча девятьсот девяносто седьмого года.

Мы, нижеподписавшиеся:
гражданин МАКСИМОВ ИГОРЬ БОРИСОВИЧ, проживающий в Санкт-Петербурге, улица Заречная, дом 4, квартира 5, имеющий паспорт ХХУ-АК № 523236, выданный 9 отделом милиции Санкт-Петербурга 27 ноября 1995 года, и гражданка МАКСИМОВА ВАЛЕНТИНА ЮРЬЕВНА, проживающая в Санкт-Петербурге, Рыбацкий проспект, дом 51, корпус 1, квартира 168, имеющая паспорт ХХШ-АН № 543825, выданный 45 отделением милиции Санкт-Петербурга 06 февраля 1997 года, в связи с заключенным между нами 24 января 1997 года в Невском отделе ЗАГС Санкт-Петербурга браком и руководствуясь статьями 41,42 Семейного Кодекса Российской Федерации, заключили настоящий договор, регулирующий наши имущественные отношения:

I. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

1.1. К моменту заключения настоящего договора гр. МАКСИМОВУ ИГОРЮ БОРИСОВИЧ принадлежит следующее имущество:
- квартира общей площадью 55 кв. метров, находящаяся по адресу: г. СПб, ул. Наличная дом №24/2, кв10;
- автомобиль ВАЗ 21083, двигатель № 1000 , кузов № 2333, государственный номер 0111 ОА, зарегистрированный в МРО-10;
- гараж для автомобиля, расположенный по адресу г.СПб, ул.Наличная, дом№ 34, проезд 5.
Гр. МАКСИМОВОЙ ВАЛЕНТИНЕ ЮРЬЕВНЕ к моменту заключения настоящего договора принадлежит следующее имущество:
- автомобиль ВАЗ 2110, двигатель № 2000 , кузов № 133, государственный номер О 222 ОА, зарегистрированный в МРО-15;
1.2. Мы, граждане Максимов Игорь Борисович и Максимова Валентина Юрьевна, в настоящем договоре подтверждаем раздельный режим собственности на имущество, приобретенное каждым из нас до заключения нашего брака, а в отношении приобретаемого в период брака имущества, устанавливаем следующий режим собственности:

II ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

2.1. Приобретаемая гражданкой Максимовой Валентиной Юрьевной 11 апреля 1997 года по договору купли-продажи двухкомнатная квартира, находящаяся по адресу: Санкт-Петербург, улица Прибрежная, дом 1, под № 116, ЖСК № 1294, будет принадлежать ей на праве частной собственности.
2.2. Домовладение и земельный участок по адресу СПб, поселок Ольгино, садоводство Смородинка участок № 1, которые будут приобретаться в период нашего брака, будут принадлежать на праве частной собственности гражданке Максимовой Валентине Юрьевне
2.3. Выше перечисленное имущество п.п. 2.1., 2.2. оплачивается из полученных доходов гражданки Максимовой Валентины Юрьевны.
2.4. Любые автотранспортные средства, которые будут приобретаться в период нашего брака, будут принадлежать на праве частной собственности тому из супругов, на имя которого они будут зарегистрированы в органах Госавтоинспекции.
2.5. Другие, кроме вышеперечисленных, виды имущества, которые будут приобретаться нами в период брака, будут принадлежать нам на праве совместной собственности в соответствии со ст.34 Семейного Кодекса РФ.
2.6. Своими полученными доходами в период брака каждая сторона распоряжается по своему усмотрению.
2.7. На семейные расходы каждая сторона выделяет по 25% от заработной платы по основному месту работы.
2.8. Супруги обязаны воздерживаться от заключения рисковых сделок. Под рисковыми сделками понимаются сделки, невыполнение обязательств по которым может привести к утрате значительной части совместного имущества либо к существенному сокращению доходов супругов.
2.9. Каждый супруг обязан соблюдать права и законные интересы другой стороны, установленные настоящим брачным договором и законом, как в браке, так и после его расторжения.

III. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН

3.1. Супруг не несет ответственности по сделкам, совершенным другим супругом без его согласия.
3.2. Соблюдение всех пунктов договора.
3.3. В случае не невыполнения п. 2.3. данного договора Максимовой Валентиной Юриевной , п.п. 2.1.,2.2. считается частично недействительными. Все права и обязанности по п.п. 2.1., 2.2., переходят к гражданину Максимову Игорю Борисовичу.
IV. ВСТУПЛЕНИЕ В СИЛУ, ИЗМЕНЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ДОГОВОРА

4.1. Настоящий договор вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака.
4.2.. Расходы по заключению настоящего договора оплачивают стороны в равных долях.
4.3. Настоящий договор может быть изменен или расторгнут в любое время по соглашению супругов. Односторонний отказ от исполнения брачного договора не допускается.
4.4. Настоящий брачный договор вступает в силу с момента его подписания и действует до момента его изменения или расторжения в установленном законом порядке либо до момента расторжения нашего брака.
4.5. Все спорные вопросы, которые могут возникать в период действия настоящего договора, в случае недостижения супругами согласия, разрешается в судебном порядке.
4.6.. Содержание статей 40-42, 44 Семейного Кодекса Российской Федерации сторонам разъяснено.
4.7. Настоящий договор составлен и подписан в трех экземплярах, один из которых хранится в делах нотариуса Санкт-Петербурга Воронова А.А., а другие выдаются сторонам договора.
ПОДПИСИ СТОРОН
Гр. МАКСИМОВ ИГОРЬ БОРИСОВИЧ _____________________
Гр. МАКСИМОВА ВАЛЕНТИНА ЮРЬЕВНА _____________________
" 11 " апреля 1997 года настоящий договор удостоверен мной, ВОРОНОВЫМ А.А., нотариусом Санкт-Петербурга, действующим на основании лицензии № 266, выданной Управлением юстиции Мэрии Санкт-Петербурга 08 июня 1994 года.
Договор подписан сторонами в моем присутствии, личность сторон установлена, их дееспособность проверена.
Настоящий договор в необходимых случаях подлежит регистрации в установленном законом порядке.

Приложение 2

В Василеостровский Федеральный суд

Истец: Максимов Игорь Борисович,

проживает СПб, ул.3аречная,дом№4,кв.5,

т.950-11-11.

Ответчик: Максимова Валентина Юрьевна,

проживает СПб, Рыбацкий проспект,

дом№51/1, кв 168, т.395-00-00.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о признании брачного договора полностью (частично) недействительным

В брак с ответчицей вступили "24" января 1997 г.
Брачный договор о наших имущественных отношениях был заключен и удостоверен нотариусом 11 апреля 1997 г.
В соответствии с п. 3.3 брачного договора :
В случае не невыполнения п.2.3. данного договора Максимовой Валентиной Юриевной, п.п. 2.1., 2.2. считаются частично недействительными. Все права и обязанности по п.п. 2.1., 2.2., переходят к гражданину Максимову Игорю Борисовичу.
Имущество приобретаемое Максимовой Валентиной Юрьевной согласно брачного договора п.п. 2.1., 2.2. оплачивал я сам из своих полученных доходов.
Максимова Валентина Юрьевна попросила оплатить за нее имущество, а понесенные расхода мною она возместит мне до мая месяца 1997 года. Свое обещание она не сдержала, понесенные мною расходы не возместила.
В соответствии со ст. 44 СК РФ,

ПРОШУ:

1. Признать брачный контракт, заключенный "11" апреля 1997 года между Максимовым Игорем Борисовичем и Максимовой Валентиной Юрьевной недействительным в п.п. 2.1., 2.2.
2. Все права и обязанности на приобретенное имущество Максимовой Валентиной Юрьевной согласно брачного договора п.п. 2.1., 2.2. считать недействительными, и переоформить на меня.

Приложение:
1. Свидетельство о браке (копия).
2. Брачный договор (подлинник).
3. Квитанции об уплате за преобретенное имущество.
4. Госпошлина в сумме 86.000 руб.
"24" мая 1997г. _________________________
(подпись)

Приложение 3

Соглашение об уплате алиментов на содержание ребенка


Город Екатеринбург, Свердловская область, Российская Федерация
Второго марта две тысячи второго года
Мы, гражданин Степанов Анатолий Петрович, 12.06.1970 года рождения, проживающий в г. Екатеринбурге, по ул. Чайковского, в доме N 88, кв. 14 (паспорт серии ХХIV-АИ, N 848488, выдан ОВД Ленинского района г. Екатеринбурга 11.09.95 г.), именуемый в дальнейшем "Плательщик", с одной стороны, и гражданка Степанова Марина Дмитриевна, 03.12.1972 года
рождения, проживающая в г. Екатеринбурге, по ул. Калинина, в доме N 11, кв. 116 (паспорт серии ХХV-АИ, N 243112, выдан ОВД Ленинского района г. Екатеринбурга 11.09.98 г.), действующая за свою несовершеннолетнюю дочь Степанову Яну Анатольевну, 02.12.1991 года рождения (свидетельство о рождении VII-АИ, N 587102, выдано отделом загса Ленинского района г. Свердловска 29.12.91 г.), именуемая в дальнейшем "Получатель", с другой стороны, заключили настоящее соглашение о нижеследующем:
1. Плательщик обязуется уплачивать Получателю алименты на содержание дочери Степановой Яны Анатольевны.
2. На момент подписания настоящего соглашения размер алиментов установлен нами в сумме 2000 (Две тысячи) рублей ежемесячно.
В дальнейшем алименты будут уплачиваться с применением индексации пропорционально увеличению установленного законом минимального месячного размера оплаты труда.
При этом размер алиментов, уплачиваемых Плательщиком, не может быть менее 1/4 (одной четверти) заработной платы Плательщика и (или) иного его дохода.
Плательщику известно, что, если размер уплачиваемых им алиментов будет ниже размера алиментов, установленного законом, настоящее соглашение может быть признано недействительным в судебном порядке.
3. Уплата алиментов будет производиться ежемесячно путем удержания их из заработной платы администрацией организации, в которой работает Плательщик, не позднее чем в трехдневный срок со дня выплаты заработной платы.
4. Получатель по собственному выбору вправе получать алименты одним из следующих способов:
- наличными деньгами в организации, являющейся местом работы Плательщика;
- путем перечисления алиментов организацией, в которой работает Плательщик, на лицевой счет в отделении Сбербанка РФ, указанный Получателем и открытый на имя Степановой Яны Анатольевны;
- почтовым переводом, высылаемым в адрес Получателя организацией, в которой работает Плательщик.
Об определении способа исполнения настоящего соглашения, а также об изменении его на другой из названных выше способов Получатель обязан поставить в известность администрацию указанной организации не позднее чем за 5 дней до наступления срока очередного платежа.
5. Плательщик обязан следить за соблюдением сроков выплаты алиментов, заблаговременно предупреждая Получателя о причинах задержки выплат.
6. Настоящее соглашение имеет силу исполнительного листа и представляется Получателем в организацию, в которой работает Плательщик, не позднее десяти дней с момента его нотариального удостоверения.
7. Настоящее соглашение может быть изменено или расторгнуто в любое время по взаимному согласию сторон. Изменение или расторжение соглашения производится в нотариальной форме. Односторонний отказ от исполнения соглашения или одностороннее изменение его условий не допускаются.
8. В случае существенного изменения материального или семейного положения сторон и при недостижении соглашения об изменении или расторжении настоящего соглашения, а также в случае нарушения его условий любая из сторон вправе обратиться в суд с иском об изменении или расторжении соглашения.
9. Настоящее соглашение вступает в силу с момента его нотариального удостоверения и действует до достижения Степановой Яной Анатольевной совершеннолетия, т.е. до второго декабря две тысячи девятого года.
10. Содержание статей 80, 99, 101-104, 115 Семейного кодекса Российской Федерации сторонам известно. Плательщику алиментов нотариусом разъяснено, что при образовании задолженности по уплате алиментов по вине Плательщика в соответствии с п. 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации он должен будет уплатить Получателю неустойку в размере одной десятой процента от суммы невыплаченных платежей на каждый день просрочки.
11. Расходы по заключению настоящего соглашения по договоренности сторон уплачивает Плательщик.
12. Соглашение составлено в трех экземплярах, один из которых хранится в делах нотариуса города Екатеринбурга Копыловой М.С. и по одному экземпляру выдается каждой из сторон.

Подписи:

1 Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. Лекции: Учебник для вузов.-М.: Зерцало, 2000.

2 Семейное право: Учебник для вузов / Под редакцией С.Н. Бондова.- М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2002.

3 Латкин В.Н. Учебник истории русского гражданского права периода империи. - СПб., 1909. - С. 513.

4 Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1986. - № 48. - Ст. 1397.

5 Закон СССР «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства» от 22 мая 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. - 1990. - № 23. - Ст. 422.

6 Хазова О.А. Брачный договор: опыт стран Запада // Дело и право.-1995.-№9.

7 Дернбург Г. Пандекты. Обязательственное право. — М., 1900. — С. 18.

8 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. — Т. I. — М., 1995. - С. 450.

9 Иоффе О.С. Обязательственное право. — М., 1975. — С. 26.

10 Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. — СПб., 1996. - С. 428.

11 Новицкий И.Б., Луни Л.А. Общее учение об обязательстве. — М., 1954. С. 94-95.

12 Масевич М.Г. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. -М., 1996. -С. 115.

13См. напр.: Чефранова Е. А. Указ. соч. С. 63—64; Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Под ред. Васильева Е. А. М., 1993. С. 520—521.

14 Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учебник для вузов.- М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999.

15См., напр.: Гниденко Т. В., Кузнецова И. М., Максимович Л. Б., Вла­сов Ю. Н., Хазова О. А. Семейный кодекс и брачный договор // Библиотека журнала "Социальная защита". 1996. № 5. С. 128—131; Мурадъян Э. М. Основные гражданско-правовые документы: образцы. М., 1997. С. 181— 185; Чефранова Е. А. Указ. соч. С. 152—157.

16 Антокольская М.В. Курс лекций по семейному праву. М., 1995. С. 248.

17 Медведев Д.В. Гражданское право. Часть 3. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1998, С. 451.

18 Антокольская М.В. Указ. соч. С. 252; Медведев Д.А. Указ. соч. С. 451.

19 Антокольская М.В. Указ соч. С. 248-249.

20 Косова О.Ю. О предмете семейного права//Сибирский юридический вестник. 1998. № 1.

21 Тарусина Н.Н. Семейное право. Учебное пособие. М., 2001. С. 12.

22 Косова О.Ю. Понятие и виды алиментных о6язательств // Гражданско-правовые обязательства: вопросы теории и практики. Сб. научных трудов / Отв. ред. А.С. Шевченко. С. 174.

23 Однако в учебной литературе высказано иное мнение. Я.Ф. Фархтдинов, считает, что удержание алиментов на основании нотариального удостоверенного соглашения об уплате алиментов может производиться в случаях, если общая сумма удержаний на основании такого соглашения и исполнительных документов превышает 50% заработка, но не свыше 70% заработка (см.: Исполнительное производство/Под ред. Я.Ф. Фархтдинова. СПб., 2002. С. 188).

24 Статья 78 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

25 При этом у взыскателей всех последующих очередей есть возможность для получения удовлетворения своих требований обратить взыскание на иное имущество должника (если исходной является ситуация взыскании алиментов с сумм заработной платы и (или) иного дохода), возможно, изменив при этом порядок и способ взыскания. Хотя, следует признать, что такая ситуация, когда «за бортом» можно оставить других взыскателей, не совсем справедлива по отношению к ним.

26 В случае совершения мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было правовых отношений между сторонами сделки, и цель, в частности, плательщика алиментов - возникновение правовых последствий в отношениях с третьими лицами, например, избежание действительного взыскания алиментов в требуемом объеме. С этой целью возможно заключение мнимого соглашения об уплате алиментов на любую сумму, т.к. это повлечет уменьшение объема взыскания.

27 См. об этом подробнее: Макаров А.В. Квалификация преступлений, посягающих на имущественные права ребенка// Российский судья. 2001. № 12.

28 Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (ГПК РФ) (с изм. и доп. от 30 июня 2003 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

29 Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ (с изм. и доп. от 24 декабря 2002 г., 10 января 2003 г.) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3591.

30 СЗ РФ. 24.04.95. № 17. Ст. 1472 (страны-участницы: Белоруссия, Узбекистан, Казахстан, Россия, Таджикистан, Украина, Киргизия, Молдавия, Азербайджан, Грузия, Туркмения). На основании Конвенции Министерства внутренних дел стран-участниц заключили отдельные двусторонние соглашения о взаимодействии и помощи в проведении оперативно-розыскных мероприятий.

31 Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. Практическое пособие. М., 1997. С. 86-87.



Является ли информация, полученная аудитором аудиторскими доказательствами





© 2002 - 2017 RefMag.ru