RefMag.ru - работы по оценке: аттестационная, вкр, диплом, курсовая, тест, контрольная, практикум

Помощь в решении тестов, практикумов, курсовых, аттестационных

Заказ курсовых, контрольных, дипломных работ

Сроки выполнения работ

Цены и оплата

Новости сайта

Полезные статьи

Популярные разделы:

Готовые работы:

- Антикризисное управление

- Аудит

- Бизнес планирование

- Бухгалтерский учет

- Деньги, кредит, банки

- Инвестиции

- Логистика

- Макроэкономика

- Маркетинг и реклама

- Математика

- Менеджмент

- Микроэкономика

- Налоги и налогообложение

- Рынок ценных бумаг

- Статистика

- Страхование

- Управление рисками

- Финансовый анализ

- Внутрифирменное планирование

- Финансы и кредит

- Экономика предприятия

- Экономическая теория

- Финансовый менеджмент

- Лизинг

- Краткосрочная финансовая политика

- Долгосрочная финансовая политика

- Финансовое планирование

- Бюджетирование

- Экономический анализ

- Экономическое прогнозирование

- Банковское дело

- Финансовая среда и предпринимательские риски

- Финансы предприятий (организаций)

- Ценообразование

- Управление качеством

- Калькулирование себестоимости

- Эконометрика

- Стратегический менеджмент

- Бухгалтерская отчетность

- Экономическая оценка инвестиций

- Инвестиционная стратегия

- Теория организации

- Библиотека








Поиск на сайте:

Заказать аналогичную работу автору? Краткое резюме: Сергей, 36 лет, Образование Высшее, профессиональный опыт выполнения студенческих работ на заказ - 10 лет, за это время было выполнено: 355 дипломных работ, 582 курсовые, 276 рефератов, 1030 контрольных. Помощь в решении тестов on-line на www.e-education.ru. тел. +7(495)795-74-78, admin@refmag.ru, .
группа Вконтакте: http://vk.com/refmag_ru

Здесь можно заказать подготовку теста, практикума, контрольной, реферата, курсовой, дипломной аттестационной работы:

Готовый реферат

Европа и образование США

2004 г.

Год написания: 2004 г.

Европа и образование США

После начала Великих географических открытий в Европу практически хлынул поток капиталов: драгоценных металлов и прочих ликвидных ценностей. Поскольку капитал получали путём элементарного ограбления американских, африканских и азиатских народов, то его номинальная стоимость в глазах европейцев существенно падала. Заработать состояние и разбогатеть в 16-17 вв. было куда проще, чем в Средние века. В то же время традиционные экономические институты, как феодальное землевладение и цеховые мануфактуры, относившиеся по своей сути к автаркичной средневековой модели экономики, стали менее прибыльными и стали терять свою былую значимость. В Англии и ряде других государств началось разрушение такого традиционного социального института как крестьянская община, что вызвало приток свободной рабочей силы в экономику. Вчерашние крестьяне шли работать на мануфактуры, в торговлю, другие отправлялись в "заморские" плавания. Многие из них становились состоятельными людьми:

Главным итогом этого бурного развития товарно-денежных отношений стало стремительное увеличение группы собственников, и формирование ими существенной и наиболее значимой части общества того времени. В отличие от Средних веков, где немногочисленными собственниками в основном являлись феодалы и церковь, к 17 веку практически все жители Западной Европы стали лично свободными (хотя в большинстве стран это не было зафиксировано юридически) и многие обладали какой-либо собственностью. Несмотря на то, что слой крупных собственников оставался по-прежнему небольшим, впервые сформировался значительный слой средних и мелких собственников.

Они по-разному получили эту собственность, но так или иначе они обладали частной собственностью, которая в свою очередь в то время в большинстве стран не была защищена нормативными правовыми актами. Наиболее распространённой формой правления являлась абсолютная монархия, где монарх и группа его сподвижников обладали исключительной властью. В условиях такого политического режима ни один собственник, кроме правителя, не обладал гарантиями неприкосновенности и безопасности своей собственности.

То есть где-то к 16-18 вв. в обществах стран Европы, где развивались капиталистические отношения, и где появился слой собственников, сложилась кризисная ситуация:

- с одной стороны, появился слой мелких и средних собственников, впервые составивших существенную часть общества.

- с другой стороны, продолжала существовать старая политическая система, где общество не имело никакого влияния власть, и где собственники не имели никаких гарантий со стороны власти.

После открытия Америки десятки тысяч переселенцев из Англии, Франции, Германии, Нидерландов, Испании и Португалии поспешили в Новый Свет. В Новый Свет также посылали отбывать наказание каторжников, сюда же продавали детей, похищенных из английских трущоб. В США также прибыли участники неудачных революционных баталий середины Х1Х века из Германии, Ирландии, Франции, России, Австро-Венгрии, Финляндии. Значительную часть населения Америки составили потомки африканских рабов.

С самого начала, наплыв иммигрантов заставил старожилов Нового Света думать о путях противодействия беспрепятственному доступу новых переселенцев на территорию Америки. Это стало результатом того, что в 1639 году английские колониальные власти запретили переселяться в североамериканские колонии преступникам и нищим.

Слабый ручеек из нескольких сот английских колонистов за три с небольшим столетия превратился в полноводный поток миллионов иммигрантов. В силу разнообразных обстоятельств они уезжали создавать новую цивилизацию на слабо заселенном континенте.

Первые иммигранты из Англии, осевшие на земле теперешних Соединенных Штатов, пересекли Атлантический океан гораздо позже образования процветающих испанских колоний в Мексике, Вест-Индии и Южной Америке. Как и все, кто переселялся тогда в Новый Свет, они прибывали на небольших, переполненных судах. Большинство европейских иммигрантов оставляло родину ради получения больших экономических возможностей, и зачастую это дополнялось стремлением к религиозной свободе или решимостью избавиться от политического гнета. В 1620—1635 гг. экономические потрясения охватили всю Англию. Множество людей лишилось работы, даже искусные ремесленники едва сводили концы с концами. Эти беды усугублялись неурожаями. Кроме того, развивавшееся в Англии сукноделие требовало увеличения поставок шерсти, и, чтобы не остановились ткацкие станки, овец начинали пасти на общинных землях, отобранных у крестьян.

Первым постоянным английским поселением в Америке был основанный в 1607 г. форт и поселок Джеймстаун в Виргинии. Эта местность вскоре стала процветающей благодаря выращиванию табака, который колонисты сбывали в Лондоне. К 1620 г., когда в Англии нашлись женщины, решившиеся выходить замуж и создавать семьи в Виргинии, вдоль реки Джеймс уже располагались крупные плантации, а число жителей увеличилось до 1 тыс. человек.

Большая часть колонистов в XVII в. были англичане, однако в среднеатлантических колониях проживало небольшое количество голландцев, шведов и немцев. В Южной Каролине и в других колониях попадались французы-гугеноты, а также испанцы, итальянцы и португальцы. После 1680 г. Англия перестала быть основным источником иммиграции. Люди тысячами бежали из охваченной войнами Европы. Многие покидали родину, чтобы избавиться от нищеты, порожденной гнетом властей и крупных лендлордов, владевших поместьями, в которых сами не проживали. К 1690 г. американское население достигло четверти миллиона человек. С тех пор оно удваивалось каждые 25 лет, пока не превысило 2,5 млн. в 1775 г. Еще до основания первого английского поселения в Виргинии в 1607 г. португальские и испанские иммигранты основали процветающие фермы и города в Центральной и Южной Америке. Их поселения доходили на севере до теперешних штатов Флорида и Нью-Мексико. Они печатали книги, открывали колледжи и церкви. К концу XVI в. в Новом Свете проживало более 150 тыс. выходцев из Испании. Испанское влияние оставалось важным и постоянным элементом североамериканской культуры и архитектуры. Развиваясь на протяжении нескольких столетий, оно, в свою очередь, впитало в себя элементы культуры индейских племен. Колонистам неанглийского происхождения большей частью удавалось адаптироваться к культуре первых поселенцев, но это не означало, что все они превращались в англичан. Колонисты перенимали английский язык, законы и обычаи, но в измененном, американизированном виде. В результате появилась уникальная культура — сплав английской и континентальной европейской, порождавшийся самой средой Нового Света.

Поразительной чертой всех этапов колониальной истории было отсутствие жесткого контроля со стороны британских властей. Пока колонии формировались, они фактически были предоставлены самим себе. Британское правительство непосредственно не участвовало в их основании (за исключением Джорджии), и к политическому руководству колониями оно приступило постепенно и не сразу. То, что король передал акционерным компаниям и собственникам колоний свою прямую власть над поселениями в Новом Свете, не освобождало колонистов от управления ими извне. Согласно королевским хартиям, выданным Лондонской компании и Компании Массачусетского залива, они получали всю полноту власти, но предусматривалось, что находиться они будут в Англии. Тем самым ограничивались права жителей Америки — как если бы ими безраздельно правил король.

Исключительное право управления колониями извне пришлось в конце концов упразднить, и первый шаг к этому сделала сама Лондонская компания, разрешив виргинцам иметь своих представителей в местных органах власти. В 1618 г. компания дала указание назначенному ею губернатору разрешить свободному населению избирать уполномоченных, которые вместе с ним и с членами его совета будут принимать законы на благо колонии.

Последствия ощущались на протяжении всего колониального периода — были признаны права поселенцев на участие в управлении и другими колониями. Делая земельные пожалования, король в большинстве случаев стал предоставлять фрименам право голоса при выработке местного законодательства. Так, в хартиях, данных лорду Балтимору в Мэриленде, Уильяму Пенну в Пенсильвании, собственникам Северной и Южной Каролины и Нью-Джерси, говорилось, что законодательство должно осуществляться там "с согласия фрименов".

Пункт о самоуправлении отсутствовал только в двух случаях: при пожаловании колонии Нью-Йорк брату Карла II герцогу Йоркскому (впоследствии — король Яков II) и при передаче Джорджии во владение группе "доверенных лиц". Однако и там верховенство собственников было непродолжительным, ибо колонисты так энергично добивались права на представительство, что британская администрация пошла на уступки.

На первых порах это право не имело большого значения. Но оно явилось шагом к установлению фактического полновластия самих колонистов — благодаря тому что избираемые ими ассамблеи взяли под контроль финансы. Без согласия ассамблей нельзя ни собирать налоги, ни расходовать бюджет — даже на выплату жалованья губернатору или другим назначаемым чиновникам. Если последние не подчинялись ассамблее, она не выделяла денег на жизненно важные цели. Имели место случаи, когда непокорные губернаторы не получали ничего или же им устанавливалось символическое жалованье в один пенс. Учитывая это, колониальная администрация старалась угождать волеизъявлению колонистов.

В Новой Англии установилось, и надолго, еще более полное самоуправление, чем в остальных колониях. На борту корабля "Мэйфлауэр", который доставил их в Америку (1620), пилигримы приняли документ об устройств власти, известный как "Соглашение на "Мэйфлауэре". В нем говорилось, что они "соединяются в гражданское общество ради лучшего порядка и самосохранения... станут принимать, учреждать и оформлять такие справедливые и отвечающие данной цели законы, постановления конституционные положения и должности... которые будут считаться самыми удобными, подходящими и отвечающими общему благу колонии...". Хотя у пилигримов не было правовой основы для самоуправления, эту акцию никто не оспаривал. Придерживаясь данного соглашения, плимутские поселенцы многие годы вели дела без чьего-либо вмешательства извне.

Когда Компания Массачусетского залива, получив хартию на управление колонией, отправилась вместе группой переселенцев в Америку, вся полнота власти оказалась в руках колонистов. Основатели компании (около 12 человек) попытались было ввести свое, аристократическое правление, но рядовые колонисты вскоре потребовали равного права на участие в общественных делах, пригрозив уходом из колонии.

Руководству компании пришлось пойти на уступки, и власть отошла к выборным представителям. Другие колонии Новой Англии, Коннектикут и Род-Айленд, также ввели самоуправление — на том простом основании, что они недосягаемы для любого правительства и поэтому обязаны учредить собственную политическую систему подобную той, что уже была в Плимуте.

Самоуправление в этих колониях не осталось не замеченным британскими властями. В судебном порядке они аннулировали в 1684 г. хартию Массачусетса, после чего вся Новая Англия оказалась под прямой королевской властью в лице присланного из Лондона губернатора. Колонисты энергично сопротивлялись, и после революции 1688 г. в Англии, когда был низложен Яков II, они изгнали королевского губернатора. Род-Айленд и Коннектикут, в состав которого вошла колония Нью-Хейвен, смогли вернуть себе фактическую независимость, но Массачусетс вскоре вновь оказался под властью короля. Народ, однако, уже получил некоторую "долю" управления, которая постепенно росла, пока не стала доминирующей — благодаря контролю избираемых ассамблей над бюджетом.

Хотя Лондон требовал от губернаторов проводить политику, отвечающую британским интересам, а английский "Тайный совет" продолжал осуществлять свое право пересмотра колониального законодательства, колонистам удавалось обходить все эти ограничения. С 1651 г. британское правительство время от времени принимало постановления, регулирующие некоторые стороны экономической жизни колоний, что в большинстве случаев было выгодно только Англии, но колонисты просто игнорировали законы, наносившие им ущерб. Иногда британская администрация пыталась силой навязать их исполнение, но эти попытки быстро проваливались.

Относительная политическая самостоятельность колоний во многом объяснялась их удаленностью от Англии. Они все больше становились "американскими", а не "английскими". Эта тенденция усиливалась благодаря смешению различных национальных групп и культур — процессу, который все время шел в Америке. О том, как это происходило, каким образом закладывался фундамент новой нации, очень выразительно написал в 1782 г. французский агроном и путешественник Гектор Сен-Джон де Кревекер. "Что такое американец, каков этот новый человек? — спрашивал он в своем произведении "Письма американского фермера". — Он либо европеец, либо потомок европейца, и отсюда столь необычное смешение разных кровей, которого вы не найдете ни в одной стране... Я могу рассказать вам о семье, где дед — англичанин, бабка — голландка, их сын женат на француженке, а внуки женились на женщинах разных национальностей. Американец — это тот, кто, расставшись со всеми прежними привычками и представлениями, приобретает новые — благодаря новому укладу жизни, который его окружает, новой власти, которой он подчиняется, новому социальному положению, которое он занимает..."

Джон Адамс, второй президент Соединенных Штатов, однажды сказал, что история Американской революции началась еще в 1620 г. "Революция совершилась до того, как началась война, она происходила в умах и сердцах людей". Фактически же пути Англии и Америки стали явно расходиться лишь после 1763 г., более полутора века спустя после основания Джеймстауна. За тот период колонии выросли в экономическом и культурном отношении и почти все имели большой опыт самоуправления. К тому году их население превысило 1,5 млн. человек — это в 6 раз больше, чем в 1700 г.

Колонии росли не только в количественном отношении. XVIII в. обусловил устойчивую территориальную экспансию благодаря притоку иммигрантов из Европы. Поскольку лучшие земли у побережья были уже заняты, новые поселенцы двигались в глубь страны, поднимались вверх по рекам. Торговцы, изучившие "глубинку", рассказывали чудеса об увиденных ими плодородных долинах и убеждали фермеров переселиться туда со своими семьями. Невзирая на колоссальные трудности, неутомимые колонисты все прибывали, и к 30-м годам XVIII в. передовая линия поселений стала уже опускаться в долину реки Шенандоа в Виргинии.

Вплоть до 1763 г. Великобритания не проводила никакой определенной политики в отношении своих колониальных владений. Главным принципом метрополии был меркантилизм — колонии должны снабжать ее сырьем и не конкурировать с ее промышленностью. Но такая политика не была достаточно жесткой, да и сами колонисты никогда не считали себя хуже англичан. Они рассматривали колонии скорее как республики или государства, подобные Англии и лишь слабо связанные с Лондоном.

Время от времени британский парламент или король пытались подчинить экономику и органы власти колоний воле и интересам Англии. Большинство колонистов выступало против этого, а отдаленность колоний развивала у них чувство безопасности, едва ли возможное в иных условиях. Таким настроениям способствовал и сам уклад жизни в молодой Америке. Из государств, замкнутых в своих границах, с множеством больших городов, люди попадали в поистине необъятную страну. В ее природных условиях человек мог многого добиться самостоятельно, преуспеть благодаря только своим индивидуальным качествам.

Пока колониальные органы власти в Америке конфликтовали с представителями королевской администрации, Англия и Франция вели, одну за другой, войны в Европе. Хотя Англия имела некоторые преимущества, ни одна из сторон не одержала решающей победы, и Франция продолжала удерживать сильные позиции на Американском континенте. К 1754 г. Франция завязала прочные связи с рядом индейских племен и овладела бассейном реки Миссисипи. Цепочка фортов и торговых факторий обозначила контур ее империи, протянувшейся гигантским полумесяцем от Квебека в Канаде до Нового Орлеана на юге. Тем самым Франция прижала британцев к узкой полосе земли между Аппалачскими горами и Атлантическим побережьем. Французы угрожали не только Британской империи, но и американским колонистам — владея бассейном Миссисипи, они могли задержать продвижение их на запад. Произошедшее в мае 1754 г. столкновение французских солдат с отрядом виргинской милиции (4), возглавляемым 22-летним Джорджем Вашингтоном, плантатором и землемером из этой колонии, еще больше встревожило британское правительство.

В июне того же года делегаты ряда колоний — Новой Англии, Нью-Йорка, Пенсильвании и Мэриленда — встретились с посланцами племени ирокезов в городе Олбани (колония Нью-Йорк) с целью заключения договора. "Конгресс в Олбани", как стали его называть, должен был укрепить связи колоний с ирокезами и обеспечить их лояльность по отношению к Англии. Однако получилось так, что сами колонисты провозгласили союз американских колоний в качестве меры, "абсолютно необходимой для их безопасности", и приняли план его устройства. Его автор Бенджамин Франклин предложил учредить должность президента колоний, назначаемого королем, и высший совет, члены которого избираются колониальными ассамблеями пропорционально размеру денежного взноса каждой колонии в общую казну. Это правительство обязывалось соблюдать все интересы британской короны в Америке — в отношениях с индейцами, в делах торговли, обороны, заселения земель. Но ни одна колония не согласилась с планом Франклина — из нежелания поступиться своим правом собирать налоги или контролировать освоение западных земель. Колонисты мало и неохотно помогали метрополии вести войну, расценивая ее как столкновение имперских интересов Англии и Франции (5). Они не чувствовали угрызений совести, когда британскому правительству приходилось посылать крупные регулярные силы в колонии, вместо того чтобы использовать колониальное ополчение. Не видели они и веских оснований для прекращения тех коммерческих сделок с французами, которые принято называть "торговля с неприятелем". Несмотря на отсутствие искренней и самоотверженной поддержки со стороны колонистов, стратегическое превосходство и умелое командование в конце концов привели Англию к полной победе. За 8 лет войны с нею Франция лишилась Канады и верховьев Миссисипи, так что призрак французской империи в Америке исчез навсегда.

Одержав победу над Францией, Англия наконец обратилась к решению проблемы, которой до тех пор пренебрегала, а именно — к организации управления своей империей. Для нее было существенно важно облегчить бремя обороны своих обширных владений, урегулировать интересы различных территорий и народностей и упорядочить расходы на содержание имперской администрации.

Только североамериканские владения Англии более чем удвоились. К узкой полосе Атлантического побережья добавилось огромное пространство Канады и территория между рекой Миссисипи и Аллеганскими горами, которая сама была целой империей. Ее население, состоявшее в основном из протестантов-англичан и англизированных выходцев из континентальной Европы, теперь включало французов-католиков и большое количество индейцев, часть которых приняла христианство. Управление новыми и старыми территориями и их оборона требовали громадных средств и большого административного аппарата. Старая колониальная система явно себя изжила. Даже в период войны, которая угрожала самим колонистам, она оказалась неспособной обеспечить их сотрудничество и поддержку.

Хотя в Англии понимали необходимость переустройства империи, ситуация в самой Америке отнюдь не благоприятствовала этому. Привыкнув к самостоятельности, колонии требовали не меньшей, а большей свободы, особенно когда миновала угроза со стороны Франции. Чтобы привести в действие новую систему, укрепить власть, английским парламентариям предстояло начать борьбу с колонистами, воспитанными в духе самоуправления и не терпевшими никакого вмешательства извне.

Одним из первых шагов британского правительства стало решение территориального вопроса. Присоединение Канады и бассейна реки Огайо требовало такой политики, которая не оттолкнула бы французов и индейцев. Но это и привело королевскую власть к конфликту с колониями, население которых быстро росло и само претендовало на новоприобретенные земли. Нуждаясь в пополнении земельного фонда, колонии требовали продвинуть границу поселений до реки Миссисипи.

Более серьезные последствия имела новая финансовая политика британского правительства, которому требовалось все больше средств. Чтобы не перекладывать бремя содержания растущей империи на одних только английских налогоплательщиков, в Лондоне решили, что колонии также должны вносить свою долю. Но взыскать с них налоги можно было, лишь усилив центральную власть за счет колониального самоуправления.

Первым шагом к этому стало принятие парламентом в 1764 г. Сахарного акта — с целью взимания таможенных сборов, а не регламентирования торговли. Он заменил Акт о патоке 1733 г., когда ввоз в английские владения рома и сырья для его производства — патоки облагался запретительной пошлиной. Сахарным актом запрещался импорт рома, но устанавливалась умеренная пошлина на патоку, а виноградные вина, шелка, кофе и другие предметы роскоши облагались при ввозе налогом. Власти потребовали от таможенников усилить бдительность, а капитаны британских военных кораблей в американских водах получили приказ задерживать контрабандистов. Королевским чиновникам были выданы ордера на право обыска и досмотра судов и грузов.

Сахарный акт привел в замешательство торговцев Новой Англии — их испугали как сами пошлины, так и меры по исполнению акта. Целое поколение колониальных купцов привыкло беспошлинно ввозить большую часть патоки из французской и голландской Вест-Индии. Теперь они стали доказывать, что взимание даже минимальных пошлин уничтожит торговлю этим товаром. Торговцы, законодательные ассамблеи и собрания колонистов протестовали против Сахарного акта, а колониальные юристы, например Сэмюэл Адамс (6), расценили его преамбулу как первое проявление "налогообложения без представительства". Эта формулировка стала лозунгом американских патриотов, привлекшим многих колонистов к борьбе с метрополией.

Далее в 1764 г. парламент принял Денежный акт, запрещающий "использование бумажных ассигнаций, если таковые будут выпущены в любой из колоний его величества, в качестве законного средства платежа". Поскольку торговля в колониях еще не получила большого развития и звонкой монеты не хватало, данное постановление усугубило трудности колониальной экономики. Столь же неприемлемым для колонистов был и Квартирный акт 1765 г., который обязывал их расквартировывать и снабжать королевские войска.

Последовавший за этим шаг британского правительства по созданию новой системы управления колониями вызвал самое сильное и организованное сопротивление. Так называемый Акт о гербовом сборе предусматривал, что любая печатная продукция колоний — все газеты, листовки, объявления, памфлеты, а также юридические документы: лицензии, договора об аренде и др. — подлежит обложению пошлиной, об уплате которой свидетельствует наклеенная на них гербовая марка. Эта пошлина, собираемая американскими таможенниками, предназначалась для "защиты, обороны и безопасности" колоний.

Акт о гербовом сборе возмутил самые влиятельные и "красноречивые" группы населения: журналистов, адвокатов, священников, купцов и предпринимателей по всей Америке, поскольку налог касался буквально всех. Крупные торговцы объединялись с целью бойкота ввозимых товаров.

Летом 1765 г. торговля с метрополией резко сократилась. Для борьбы с Актом о гербовом сборе лидеры колонистов создали тайные организации "Сыны свободы", которые нередко прибегали к насилию. Политическая оппозиция вскоре превратилась в бунт. На всем пространстве от Массачусетса до Южной Каролины Акт о гербовом сборе не выполнялся, народ заставлял злополучных сборщиков пошлины отказываться от должностей, а ненавистные марки уничтожались.

По инициативе делегата нижней палаты ассамблеи Виргинии Патрика Генри палата приняла ряд резолюций, осуждавших налогообложение без представительства как угрозу колониальным свободам. Несколькими днями позже ассамблея Массачусетса обратилась ко всем колониям с призывом послать делегатов на конгресс в город Нью-Йорк для обсуждения вопроса о гербовом сборе. Этот конгресс, собравшийся в октябре 1765 г., стал первым межколониальным совещанием, созванным по инициативе американцев. 27 делегатов от 9 колоний использовали возможность мобилизовать колонистов против вмешательства в их жизнь британского парламента. После продолжительных дебатов конгресс постановил "считать законными только те налоги, котрые вводились или будут введены соответствующими легистлатурами", а Акт о гербовом сборе был расценен как "явное намерение лишить колонистов их прав и свобод".

В Бостоне, где политическая деятельность почти полностью заменила торговлю, гарнизоном командовал женатый на американке любезный английский джентльмен генерал Томас Гейдж. Один из лидеров патриотов этого города, доктор Джозеф Уоррен, 20 февраля 1775 г. так писал своему другу в Англию: "Еще не поздно уладить спор мирными средствами. Но я убежден, что, если генерал Гейдж введет в нашу страну войска, чтобы исполнить последние акты парламента, британцам придется убраться, по крайней мере, из Новой Англии, а возможно, и из всей Америки. Если ваши люди еще не лишились разума, дай Бог, чтобы они поскорее опомнились!"

Обязанностью генерала Гейджа было привести в исполнение "принудительные акты". Он получил донесение, что жители Массачусетса собрали в поселке Конкорд, в 32 км от Бостона, большую партию пороха и ружей. Гейдж отправил часть войск гарнизона захватить это вооружение.

Когда 19 апреля 1775 г. отряд англичан после ночного марша достиг деревушки Лексингтон, они увидели сквозь утренний туман человек 70 суровых "минитменов", стрелков, прозванных потому, что они могли приготовиться к бою за одну минуту. После краткого замешательства с обеих сторон раздались громкие выкрики, голоса командиров и прогремел залп. Огонь вели обе стороны, и американцы ретировались, оставив 8 убитых. Так пролилась первая кровь в войне США за независимость. Королевские солдаты направились в Конкорд, где уничтожили склады с оружием, о которых был предупрежден генерал Гейдж. После этого они повернули обратно на Бостон. Однако, укрывшись за каменными стенами, холмами и постройками, ополченцы из окрестных деревень и ферм стреляли, как по мишеням, по ярко-красным мундирам англичан на всем их пути. Когда потрепанная колонна войск добралась до Бостона, она потеряла втрое больше бойцов, чем американцы.

Эхо выстрелов при Лексингтоне и Конкорде еще не утихло, когда 10 мая 1775 г. в Филадельфии собрался Второй Континентальный конгресс. 15 мая он проголосовал за войну с Англией. Колониальная милиция призывалась на службу, а полковник Джордж Вашингтон был назначен главнокомандующим. Тем временем американцы нанесли англичанам большой урон в сражении у Банкер-Хилла, близ Бостона. Чтобы предотвратить вторжение англичан из Канады, конгресс распорядился послать туда к осени 1775 г. экспедиционный корпус. Американцы захватили Монреаль, но поход зимой на Квебек закончился неудачей, и они вернулись в Нью-Йорк. Война уже шла, но идея полной независимости от Англии все еще пугала некоторых делегатов Континентального конгресса. В июле 1775 г. Джон Дикинсон из Пенсильвании составил проект резолюции, названной "петицией оливковой ветви". Это было обращение к королю с просьбой приостановить военные действия, пока не будет выработано мирное соглашение. К петиции в Лондоне не прислушались, и 23 августа 1775 г. Георг III объявил колонии в состоянии мятежа.

В июле 1780 г. французский король Людовик XVI послал в Америку экспедиционный корпус в 6 тыс. человек под командованием графа Жана де Рошамбо. Кроме того, действия французского флота крайне затрудняли снабжение и пополнение английских войск в Виргинии (британская эскадра базировалась в Нью-Йорке).

Франко-американские силы — в общей сложности 18 тыс. человек — отражали удары Корнуоллиса до осени 1781 г. В конце концов английский генерал оказался в ловушке — он был окружен превосходящими силами американцев и французов в Йорктауне на побережье Виргинии и 19 октября 1781 г. капитулировал. В плен сдалось 8 тыс. британских солдат и офицеров.

Хотя поражение англичан не привело к немедленному окончанию войны — в некоторых районах она велась еще два года, новое британское правительство приняло решение приступить к предварительным переговорам о мире в начале 1782 г. в Париже. Американскую сторону представляли Бенджамин Франклин, Джон Адамс и Джон Джей. 15 апреля 1783 г. Континентальный конгресс одобрил согласованный текст договора, и Великобритания подписала его с бывшими колониями 3 сентября. Согласно Парижскому мирному договору, 13 бывших колоний были признаны независимыми, свободными и суверенными штатами. Великобритания признала за ними территорию, ограниченную на западе рекой Миссисипи, на севере — Канадой, на юге — Флоридой, которую она передала Испании. Договор содержал пункт о рекомендации штатам возвратить лоялистам конфискованную у них собственность. "Еще не оперившиеся" колонии, как называл их за семь лет до этого Ричард Генри Ли, стали "и свободными, и независимыми, и штатами". Осталось решить задачу "сшивания" их в единое целое.

Война за независимость в Северной Америке 1775—83, явившаяся первой буржуазной революцией на Американском континенте, была подготовлена всем предшествующим развитием колоний. Особенность революции состояла в том, что она была одновременно национально-освободительным, национально-объединительным и антифеодальным движением. Американская  буржуазная революция привела к свержению колониального ига и образованию независимого американского национального государства — Соединённых Штатов Америки. 4 июля 1776 2-й Континентальный конгресс принял Декларацию независимости. По Версальскому мирному договору 1783 независимость США была признана Великобританией. Революция устранила элементы феодализма в землевладении; превращение западных земель в общегосударственную собственность (по ордонансу 1787), явившееся важнейшим прогрессивным мероприятием, создало предпосылки для фермерского пути развития капитализма в сельском хозяйстве на Севере страны. Однако революция не разрешила всех объективно стоявших перед ней задач. На Юге не было уничтожено рабство. После окончания Войны за независимость обострилась классовая борьба. Конституция 1787 официально оформила США в качестве федеральной республики (первоначально США объединяли 13 штатов). Централизация власти, предусмотренная конституцией, должна была положить конец попыткам углубления революции. В то же время усиление центральной власти и др. установления конституции способствовали сплочению штатов и росту капиталистических отношений. Первым президентом США стал главнокомандующий американскими войсками в Войне за независимость Дж. Вашингтон. В 1791 вступили в силу принятые в 1789 первые 10 поправок к конституции («Билль о правах»), провозглашавшие основные демократические свободы.

Образование независимого государства создало условия для быстрого развития капитализма в США. Важными благоприятными факторами капиталистического развития служили также наличие обширных земель и естественных богатств, широкая иммиграция из Европы и приток иностранных капиталов.

Список литературы

  1. Краткая история США. Перевод с английского и примечания доктора исторических наук Б.М. Шпотова - М.: ППП (Проза. Поэзия. Публицистика), 1993.

  2. Согрин В.В. История США: Учебное пособие, - С.-Пб.: Питер, 2003.

  3. Адамчик М.В. Краткая история США – М: Харвест, 2003.

  4. Азимов А. Освоение Северной Америки. История США. – М.: Б.С.Г.-Пресс, 2003.



Фирмы-олигополисты могут создать искусственные барьеры для вхождения новых фирм в отрасль



Похожие работы на тему "Европа и образование США":

  1. Судебник Хаммурапи
  2. Государство и народы СССР в Великой отечественной войне
  3. Общая характеристика экономических учений средневековья
  4. Общая характеристика государственной правовой системы в форме восточной деспотии
  5. Представители просветительского движения в России: Козельский и Радищев


© 2002 - 2017 RefMag.ru